Москва ударила Лукашенко «по мясу»

С 6 февраля 2017 года Россельхознадзор уже ограничил поставку в Россию говядины из Минской области из-за нарушений ветеринарно-санитарных требований Евразийского экономического союза. В ответ президент Белоруссии Александр Лукашенко потребовал возбудить в отношении главы российской службы Сергея Данкверта уголовное дело за «нанесение ущерба государству».

Лукашенко признал, что существуют серые схемы поставок, но отметил, что в них замешаны и российские таможенники. «Договариваются с нашими, берут за бесценок товар, везут, деньги здесь делят, в сети поставляют», — заявил он. Президент Белоруссии призвал РФ разбираться, прежде чем прекращать поставки белорусского мяса. «Конечно, мы не погибнем. Да, будет сложно потерять российский рынок. Но не весь мы его потеряем», — заявил Лукашенко.

Однако, как ясно сигнализирует Россельхознадзор, «разбираться» Россия не собирается. У Москвы своя логика, и связана она, по всей видимости, с неуступчивой позицией Минска в газовом споре.

Напомним: до конца 2016 года Москва и Минск так и не смогли договориться по вопросам погашения долга Белоруссии за российский газ. Задолженность накапливается с января 2016 года, когда Белоруссия, потребовав снижения стоимости «голубого топлива», стала платить меньше в одностороннем порядке ($ 73 за тысячу кубометров вместо $ 132). В результате, к концу ноября долг составлял около $ 425 млн. В свою очередь, Москва в качестве ответной меры увязала газовый вопрос с поставками нефти, сократив их с обещанных 5,3 млн. тонн в квартал сначала до 3,5 млн. тонн, а в октябре-декабре — до 3 млн. тонн.

В декабре 2016-го, тем не менее, стороны были близки к компромиссу. Россия соглашалась предоставить Белоруссию субсидию за счет зачисления таможенных пошлин на российскую нефть в белорусский бюджет, тогда как Минск должен был полностью погасить газовый долг. Но в последний момент Белоруссия запросила дополнительных уступок в виде выделения кредита, и в итоге договориться не удалось.

И теперь, очевидно, Минск решено дожать с помощью атаки на «мясном» направлении. Для аграрной Белоруссии потеря российского рынка, что бы ни говорил Лукашенко — удар сокрушительный. Достаточно сказать, что на долю РФ приходится до 95% объема белорусского мясо-молочного экспорта.

В такой ситуации угроза закрытия российского рынка создает площадку для торга с Минском. Лукашенко пока не сдается — об этом говорит тот факт, что его встреча с президентом РФ Владимиром Путиным, которая была намечена на 9 февраля, отложена на неопределенный срок. А значит, есть все шансы, что жесткие меры со стороны России будут только нарастать.

Как выглядят перспективы российско-белорусского противостояния, как оно скажется на отношениях Минска и Москвы?

— Спор Москвы с Минском действительно далеко вышел за рамки нефтегазовой сферы, — отмечает гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — У нас традиционно отношения с Белоруссией строятся либо на масштабных конфликтах, либо на масштабных замирениях. Поэтому нынешней торговой войне удивляться не приходится.

История, напомню, началась с газового спора, когда Лукашенко в начале 2016 года отказался платить по существующей формуле. Дальше этот спор перешел в нефтяную сферу. Причем, несмотря на очевидную экономическую подоплеку, в нем изначально присутствовала политическая составляющая.

«СП»: — В чем конкретно это выражалось?

— Начиная с 2014 года, Лукашенко активно занимался традиционной для постсоветских стран политикой: пугал Москву разворотом на Запад, Западу намекал, что может полностью переориентироваться на Москву, и по ходу этих маневров выторговывал уступки у тех и других.

И, надо сказать, игра на западном направлении была успешной. Лукашенко фактически исключили из условного списка «диктаторов Европы» и сняли персональные санкции со стороны ЕС. Кроме того, именно в Минске прошли первые и вторые переговоры, закончившиеся подписанием соглашений по Украине.

В итоге, Лукашенко стал чуть ли ни миротворцем, и принялся активно намекать Москве, что теперь он — желанный гость в ЕС. Он убеждал Кремль, что после Украины внимание Евросоюза может переключиться на Белоруссию, и что в Брюсселе все готовы его обласкать.

Это, конечно, были фантазии. Но именно смягчение позиции Запада позволило Лукашенко попытаться усилить нажим на Москву в газовой сфере. В этом смысле, история с запретом поставок белорусской говядины является частью общей российско-белорусской политики.

«СП»: — Чем закончится нынешнее противостояние с Минском?

— Практика показывает, что РФ и Белоруссии всегда удавалось находить компромиссы. И те резкости, что Лукашенко наговорил в минувшую пятницу — потребовал возбудить в отношении главы Россельхознадзора уголовное дело, — обычная для него история.

Пока обе стороны демонстрируют мускулы. Но в действительности у Лукашенко ситуация в экономике неважная. И потому деваться белорусскому лидеру особо некуда. Запад финансировать Белоруссию точно не готов. А значит, нужно договариваться с Москвой.

Путин же, судя по всему, тоже настроен решительно, так что дальнейшие взаимные выпады еще возможны.

Добавлено: 9-02-2017, 17:41
48

Похожие публикации


Наверх