Поля, реки и озера объявили санкции России

Дальше уже комментировать не хочется, хочется плакать: цены на хлебобулочные изделия и крупы выросли в РФ на 5,6% (в среднем по странам Европейского союза — на 0,2%); на сахар, джем, мед, шоколад и конфеты прибавили 4,7% (в ЕС — 0,9%), на мясо и мясопродукты — на 2,6% (в ЕС — на 0,4%). Дешевели в прошлом году у нас лишь фрукты — на 4% (в ЕС цены выросли на 2%) и овощи — на 7,7% (в ЕС рост на 3,7%).

Грустная статистика. Особенно на фоне тех оптимистичных заверений, которые мы постоянно слышим от нашего правительства во главе с Дмитрием Медведевым.

— Для большинства российских граждан рост цен на продукты питания — одна из главных проблем из тех, с которыми они сталкиваются, — говорит Мария Мацкевич, старший научный сотрудник Социологического института РАН. — Так было и в те годы начала 2000-х, которые считались у нас благополучными. Впрочем, относительное благополучие было тогда лишь в больших городах. А для маленьких провинциальных, для села, они и тогда оставались насущными. А сейчас это там тема № 1.

«СП»: — Разве не геополитика преобладает в настоящее время в умах и сердцах россиян всех населенных пунктов?

— По нашим наблюдениям нескончаемый рост цен и экономические трудности волнуют россиян больше геополитики. В подавляющем большинстве наших опросов, а проводим мы их регулярно, на вопрос «что на ваш взгляд важно в данный момент, во-первых, для страны, во-вторых, для вас», ответ один — экономика. При этом в больших городах ситуация несколько лучше, чем в малых и особенно на селе.

«СП»: — Покупательская способность людей тем выше, чем ближе они к городам-миллионникам?

— Да. И в этом смысле государства как некоего целого у нас нет. Оно распадается на несколько частей, связанных с тем, большой это город или маленький, где он расположен, есть ли там хоть какое-то производство. Наиболее благополучными выглядят Москва и Петербург. За ними следуют условная столица нефти и газа Тюмень, дальше Екатеринбург. И потом города, с населением, превышающим миллион человек. Совсем плохо в селах, и в моногородах, где закрылись прежние градообразующие предприятия, или они продолжают работать, но заметно снизив мощность.

«СП»: — Разве жизнь на селе не начала возрождаться? В минувшем году нам так много рассказывали об успехах в сельском хозяйстве. Его рост, как было объявлено профильным министром Ткачевым, достиг +3%.

— Министр Ткачев, говоря об успехах, не лукавил. Вопрос — за счет чего он был достигнут? За счет агрохолдингов. Но они — не село. Это производственные предприятия, специализирующиеся на выращивании овощей и фруктов. Они оснащены современным оборудованием. Расположены в плодоносных южных краях России. К работе в них привлечены квалифицированные специалисты. А принадлежат они — узкому кругу бизнесменов. Не крестьянам (как привыкли мы называть тех людей, что трудятся на земле, благодаря которой и кормятся). В этом вся разница.

«СП»: — И разница, как я понимаю, не в пользу правительства РФ, подменяющего такими холдингами-монстрами, число которых сравнительно небольшое, необходимость развития хозяйства по всей в стране, а не в неких избранных местах отдельных регионов.

— Правильно понимаете. Дальше. Сравните: дорогие кредиты для рядовых, так сказать, крестьян, которые они не могут брать, так как понимают, что вряд ли смогут вернуть, дорогое горючее для спецтехники на полях и — льготы, дотации государства агрохолдингам. Понятно, кто тут выигрывает? Расслоение общества таким образом продолжает увеличиваться. И чем меньше населенный пункт, чем дальше он от обеих столиц, тем ситуация сложнее.

«СП»: — Экс-министр финансов Алексей Кудрин недавно выступил с предложением свозить всех россиян в Москву и Петербург, тогда, мол, заживем!

— Судя по этому его предложению, он не понимает, как решать проблему. Я, признаться, тоже не знаю. Но очевидно: если все хлынут в большие города, которых у нас не так уж и много, сразу встанет проблема с жильем. А, главное, для того чтобы страна (любая!) развивалась гармонично, в ней должны существовать разные типы городов, а также села, деревни, хутора. Тем более, в России, с её-то обширными территориями. Да и потом, представьте, уехали все люди из древнего Пскова, красавца-Ярославля, из самобытной Вологды… Я представить такого и не могу, и не хочу.

«СП»: — Каков же выход?

— Думаю, не ошибусь, предложив универсальный ответ, верный на все времена - власти нужно поворачиваться к человеку. Научиться понимать, что тому надо, как он живет, и живет ли, а не выживает? Не экономика «в целом и в общем», как сейчас, а конкретные потребности и возможности каждого региона и живущих там людей должны быть в повестке дня. У нас любят оперировать большими показателями. За которыми не видна ситуация в тех же малых городах, в деревнях. В этом смысле ничего не изменилось в России, начиная с 1990-х годов.

«СП»: — Ваш Социологический институт РАН проводит много исследований, результаты которых постоянно публикуются. В правительстве РФ ими интересуются, изучают, учитывают в своих планах?

— Интересуются. Недавно Сергей Кириенко, глава президентской администрации, пригласил к себе на должность официальных советников двух руководителей — ВЦИОМа и Фонда общественного мнения. Такое впервые с 1996 года. К данным специалистам и раньше прислушивались. Но теперь в статусе людей, которые непосредственно будут причастны к формированию программ экономического развития страны, я надеюсь, дело пойдет лучше.

Социолога М. Г. Мацкевич дополняет экономист Дмитрий Прокофьев, вице-президент Торгово-промышленной палаты Ленобласти.

Повышение цен в стране на продукты питания напрямую связано с отсутствием импорта в этой сфере, — считает он. — Точнее, с резким его сокращением. Потому что те крохи, которые приходят из третьих стран проблему не решают. А обещание правительства «насытить внутренний рынок собственной продукцией» не состоятельны. По той простой причине, что для этого надо сначала нарастить производство. Что сделать быстро нереально чисто технологически.

«СП»: — В Россию поступает огромное количество контрафактной продукции из стран, попавших у нас под контрасанкции. Их тоннами сжигают на кострах, давят бульдозерами. Не лучше ли было бы, конфискуя, передавать в социальные учреждения — больницы, детсады и ясли, санатории и т. п.

— Безусловно, лучше! Именно так и нужно было делать с самого начала. Но власть решила проявить принципиальность, явно не уместную в данном конкретном случае.

«СП»: — А что же наши местные производители — не хотят работать? Или кто-то (что-то) им мешает?

— Мешает отсутствие конкуренции, засилье олигархических монополистов. Плюс — риски ведения бизнеса в современных условиях, которые вытесняют с рынка не крупные предприятия. Все это приводит к дефициту. А там, где дефицит, там всегда будет рост цен. Ситуация не изменится до тех пор, пока перечисленные мною проблемы не начнут решаться. Бизнесу надо помочь, особенно малому. Об этом давно говорят, однако за словами дел так и не видно.

Добавлено: 9-02-2017, 17:59
122

Похожие публикации


Наверх