Скатываться в яму Россия будет еще долго

Почти 80% россиян считают, что экономика страны находится в состоянии кризиса. Такие данные получили в «Левада-Центре». Оказалось, что только 17% россиян считают, что никакого кризиса нет. При этом значительная часть респондентов не верит в то, что ситуация скоро улучшится. Так, 18% опрошенных думают, что кризис продлится от года до полутора лет, 22% - не менее двух лет, 22% - еще дольше. 26% опрошенных не взялись судить о том, каким продолжительным окажется нынешнее положение. И лишь 4% россиян выразили уверенность в скором улучшении ситуации.

По мнению социолога «Левада-Центра» Марины Красильниковой, такие результаты опроса показывают, что россияне с кризисом смирились, стали снижать ожидания и запросы. За последние два года число оптимистов не выросло, зато количество тех, кто верит в затяжной кризис, заметно увеличилось. Из позитивных тенденций можно выделить разве что рост доверия к рублю, который заметно укрепился за последние полгода. Если в январе 2017 только 26% граждан считали, что безопасно хранить сбережения в национальной валюте, то сейчас их число возросло до 46%.

Похожие результаты представили в своем исследовании и эксперты Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте РФ. «Мониторинг социального самочувствия населения», опубликованный 30 января, показал, что кризис, так или иначе, затронул 78% населения России. Доля граждан, сообщивших о потере работы, возросла до 15%. На снижение оплаты труда пожаловались 23,5% россиян, на задержки заработной платы — 19,6%. В общем, почти по-медведевски. Именно такой своет премьер-министр дал пенсионерке Крыма: «Денег нет, но вы держитесь!» Вопрос — сколько еще держаться?!

Весь прошлый год экономические власти страны регулярно заявляли, что дно кризиса уже пройдено. 1 сентября с этим, наконец, согласились и в МВФ, и спрогнозировали скромный рост российской экономики на 1% в 2017 году. Международное рейтинговое агентство Moody’s в январе снизило свой прогноз роста ВВП России с 1,5% до 1%.

«Стабилизация цен на нефть ослабила прямое и косвенное экономическое и финансовое давление. Тем не менее, в целом кредитный прогноз региона на 2017 год отрицательный на фоне слабого восстановления экономики, внешней уязвимости стран с высоким уровнем долга в иностранной валюте и вероятности задержки структурных реформ», — заявили в Moody’s.

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин был настроен более оптимистично и заявил, что при отсутствии внешних шоков рост российского ВВП может достигнуть и 2%.

Правда, этого вряд ли достаточно, чтобы отыграть предыдущее падение и убедить россиян, что кризис завершился. До сих пор благосостояние россиян падало каждый месяц на протяжении двух лет, и лишь в конце года эта тенденция замедлилась. Министр труда и социальной защиты Максим Топилин в середине января пообещал, что в этом году начнут расти не только номинальные, но и реальные зарплаты населения. Но можно ли надеяться, что страна действительно выходит из кризиса или правы россияне, которые считают, что он будет тянуться еще долго?

Руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников считает, что скептически настроенные россияне довольно трезво оценивают действительность. Тем более что уточненные данные по росту ВВП в декабре и 2016 году в целом не совсем соответствуют картине выхода из кризиса.

— Это не первые опросы, которые говорят о разочаровании россиян в текущей экономической ситуации. Если подвижки в ожиданиях и есть, то они достаточно скромные. Это объясняется несколькими факторами.

«СП»: — Какими?

— Во-первых, в начале года люди увидели традиционный подскок рыночных цен. Он был не слишком большим, но все же достаточно ощутимым, чтобы повлиять на настроения. Во-вторых, россияне замечают тенденцию к ослаблению рубля. Представители правительства в последние недели регулярно делают заявления о том, что крепкий рубль нам не нужен, а с 1 февраля Центробанк возвращается к покупке валюты на рынке. Поэтому сейчас народ гадает, как сильно упадет рубль.

Естественно, психологически это расценивается как фактор кризисного характера, который помешает скорому экономическому росту и уж точно помешает росту благосостояния людей и снижению цен. Хотя с точки зрения деловых прогнозов все еще не очевидно, массовым сознанием это воспринимается как сигнал того, что из кризиса мы, может, и выйдем, но будет совсем не так хорошо, как нам обещали.

И в этом смысле в силу вступает третий фактор — традиционное скептическое отношение россиян к заявлениям властей. А последние несколько недель было достаточно много оптимистичных речей со стороны финансового руководства, правительства, представителей Центрального банка. Хотя реальные факты не совсем соответствуют этим заявлениям.

«СП»: — В чем именно?

— По итогам 2016 года можно констатировать рост промышленности, он бесспорен. А вот рост реальных зарплат несколько притормозил, хотя и составил 0,6% в декабре. По росту реальных располагаемых доходов показатели хуже, чем ожидали. Соответственно, замедлилось и потребление. В декабре достаточно вялой была ситуация с инвестициями, возрастающей динамики не заметно.

Ну и главное то, что итоговая оценка по росту ВВП в 2016 оказалась хуже, чем спрогнозированные 0,6% падения. В декабре он сократился на 0,5% по сравнению с предыдущим месяцем и на 1% в годовом выражении. Тем самым был нивелирован весь ноябрьский рост. С сезонной очищенностью падение ВВП в декабре составило 0,1%.

Поэтому ожидания по выходу из кризиса оказались преувеличенными. Это создает совсем другую базу и для оценок по динамике развития в новом году. Можно сказать, что мы находимся на пороге выхода из рецессии, но пока его не совсем перешагнули, хотя и должны это сделать в 2017.

«СП»: — Так как же понять, что страна вышла из кризиса?

— Обычно выход из кризиса считается, если рост ВВП происходит два квартала подряд. У нас же по итогам декабря снова зафиксировано падение. Поэтому финансовому руководству придется поумерить оптимизм и пересмотреть свои оценки. Точнее, вернуться к базовым прогнозам, что рост ВВП в 2017 году составит от минус 0,5% до плюс 1%. Потому что в этом месяце мы слышали самые смелые оценки о росте и в полтора, и в два процента. Но теперь ожидания будут куда скромнее.

Ну а у населения все это, естественно, вызывает пессимистичные настроения. Оно очень осторожно и не ждет быстрого роста. И нужно сказать, что такой подход в данный момент выглядит более реалистичным, чем оптимистичные заявления властей, которые раздавались в последнее время.

У людей растет скепсис в отношении экономико-политических действий, которые должны вывести страну из кризиса. А то, что правительство в последнее время уж больно часто меняет и прогнозы, и подходы, вызывает у людей желание опираться только на собственные силы. Россиянам не хватает ощущения стабильности развития, отсюда такие оценки.

Председатель партии «Родина», депутат Государственной Думы VII созыва Алексей Журавлев также не видит преодоления экономического кризиса, о котором говорят в Минфине и Минэкономразвития.

— Утверждения экономического блока правительства о том, что кризис не то преодолен, не то это вот-вот случится, основаны только на одном. На их уверенности в собственной непогрешимости, в истинности того «единственно верного» учения, которому их обучили западные эксперты, слетевшиеся в Россию в начале 90-х годов. Именно слепое, на грани фанатизма следование либеральной доктрине привело к тому, что целый ряд абсолютно необходимых, но идущих вразрез с ее постулатами мер так и не был принят.

В итоге мы имеем, что по итогам прошлого года объем валового внутреннего продукта не вырос, как нам обещали правительственные аналитики, на 0,6% (что и ростом-то назвать сложно), а сократился на 1 процентный пункт. Причем, по данным статистиков, падение затронуло такие отрасли, которые вроде бы устойчиво росли и даже планировали завоевывать внешние рынки.

Например, 0,2% потеряло сельское хозяйство, которое, вообще-то является главным выгодоприобретателем от так называемой «санкционной войны». Падение, конечно, небольшое, но примечателен сам факт. Гораздо больше потеряла металлургия (падение 2,3%), производство транспортных средств (3%), стройматериалов (на 6,6%). Причем это данные Минэкономразвития, того самого ведомства, которое столь печально прославилось на всю страну действиями своего бывшего министра. Действия эти были не только на коррупционном поприще — примерно год назад в ведомстве взяли и упразднили департамент стратегического развития. Действительно — зачем оно нам?

Зато у нас «цветут и пахнут» банки. Они единственные, кому хорошо (конечно тем, кто выжил после всех зачисток ЦБ). Так называемая «сальдированная прибыль» банков за прошлый год выросла до 930 миллиардов рублей, увеличившись в целых пять раз. Но при этом банкиры даже и не думают вкладываться в экономику, в производство — кредитование экономики сократилось на 9,5%, а объёмы депозитов на счетах организаций — на 10%. В общем, «там царь Кощей над златом чахнет». И это при том, что промышленность задыхается без дешевых кредитов.

Без смены экономической политики, без поддержки производства, без стимулирования потребительского спроса ни о каком выходе из кризиса и речи быть не может. Более того, нужна стратегия, нужна «карта будущего» — какой мы видим российскую экономику через пять, десять, пятьдесят лет. Какие приоритеты, прорывные направления, точки роста — все это должно быть изучено и прописано. Тогда у нас есть шанс не просто на выход из кризиса, а на прорыв.

«СП»: — До сих пор россияне очень терпеливо сносили трудности, если кризис продлится два года и более, не кончится ли у них это терпение?

— Прежде всего, протестную активность россиян сдерживает огромное, фактически безграничное доверие к национальному лидеру. Мы видим, что уже осенью прошлого года опросы показывали, что две трети граждан хотели бы видеть его на посту президента и после 2018 года.

При этом в отношении правительства такого единства нет — общественное мнение разделилось фактически пополам, что во многом связано с тем, что его состав неоднороден — там есть и патриоты, к деятельности которых нет никаких претензий, и носители либеральной идеологии, которые, так случилось, отвечают у нас за экономическую политику.

Без сомнения, очень большую роль в том, что протестная активность находится на низком уровне, сыграли и украинские события. Люди на живом примере увидели, кто может прийти к власти, прикрываясь, в общем-то, вполне благими целями вроде борьбы с коррупцией и так далее. В результате государство фактически рухнуло. И никто, конечно, не желает повторения таких событий у нас.

Но это не значит, что власти могут сидеть, сложа руки и ничего не делать. Я напомню, что правительству поставлена задача представить четкий план действий по выводу экономики из того состояния, в котором она находится и не исключаю, что если такой план главу государства не удовлетворит, могут последовать и определенные оргвыводы.

Добавлено: 9-02-2017, 18:01
98

Похожие публикации


Наверх