Киев хочет принудить «агрессора» к торговле

Как заявила замминистра экономического развития Украины Наталья Никольская, «торговая агрессия Российской Федерации, в том числе неправомерные действия по ограничению транзита (а де-факто почти полный запрет) из Украины в третьи страны, должна получить объективную оценку экспертов ВТО, и, безусловно, должна быть отменена».

По оценке украинского Минэкономики, ограничения привели к снижению экспорта на рынки стран Центральной и Средней Азии в 2016 году на 38,3% по сравнению с 2015 годом. В том числе, пострадали 79% экспортных поставок в Казахстан и 95% поставок в Киргизию. В целом же потери от сокращения экспорта украинских товаров в Казахстан и Киргизию за минувший год превысили $ 0,4 млрд., что «сформирует дополнительные потери ВВП в размере 0,3%», подсчитали в украинском министерстве.

Минэкономики Украины отмечает, что начало процесс урегулирования спора еще в 2016 году, но на сегодняшний день российская сторона «не готова» к такому урегулированию. Потому в Киеве собирают материалы для следующего иска в ВТО, «который будет охватывать многочисленные запреты и ограничения на импорт украинских товаров в РФ».

Напомним: 3 июля 2016 года президент РФ Владимир Путин продлил продуктовое эмбарго до конца 2017 года. Оно подразумевает запрет на ввоз в Россию продуктов из ряда стран, включая Украину. В начале сентября того же года президент Украины Петр Порошенко назвал действия Москвы актом «экономической агрессии», и объявил их одной из причин падения уровня жизни украинцев.

Надо сказать, транзит является «священной коровой» ВТО. Но это вовсе не означает исхода разбирательства в пользу Киева. По мнению экспертов, российская сторона в качестве аргумента может использовать факты из практики недобросовестных транзитных поставок, которыми грешила Украина. При таких поставках украинские товары не доходили до страны назначения, а оседали на российском рынке, причем Киев ничего не делал, чтобы ограничить эти поставки.

Что стоит за нынешним иском Киева в ВТО, и как выглядят перспективы разбирательства?

— Двусторонние переговоры по урегулированию транзитного спора зашли в тупик, поскольку Киев на компромисс упорно не идет, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Надо понимать: транзитный спор Украины с РФ отягощен массой сопутствующих обстоятельств, начиная с непорядочности по отношению к России украинских газовых компаний, и огромной задолженности «незалежной» по газу. В этих условиях — когда невозможно найти общий язык на двусторонней основе — логично обращаться к международным арбитрам.

Как мы помним, Украина подавала иски к «Газпрому» в Международный арбитражный суд, и решение по ним не принято. До сих пор не окончено разбирательство и по вопросу выплаты Украиной внешнего долга в $ 3 млрд., предоставленного в свое время Москвой правительству Виктора Януковича. Нынешнее разбирательство также обещает стать небыстрым.

Как показывает практика, в ВТО процедура разрешения торговых споров занимает в среднем три года. Но в данном случае может потребоваться еще больше времени, поскольку речь идет о комплексной проблеме. Нарушение транзита — не торговля в чистом виде, а сопутствующее обстоятельство сделки. Дело осложняется тем, что серьезных прецедентов разбора такого рода конфликтов у ВТО просто нет.

На мой взгляд, ВТО будет внимательно изучать ситуацию, брать бесконечные паузы, а оспариваемые сделки Киева будут обрастать другими обстоятельствами. Тем более что Россия, вероятнее всего, не станет сидеть сложа руки и подаст встречные иски.

Пока — по всем признакам — у Москвы гораздо больше оснований надеяться, как минимум, на нейтральную позицию ВТО.

«СП»: — Насколько уместно называть РФ в такой ситуации «торговым агрессором»?

— Киев использует этот термин, прежде всего, для внутренних целей. На деле, в торговых отношениях между нашими странами действуют взаимные санкции. И если украинская сторона считает, что имеет право давать такие эмоциональные оценки действиям Москвы, ровно тем же правом обладает и российская сторона.

Достаточно напомнить, что из-за действий украинских властей сейчас складывается очень непростая ситуация вокруг филиалов российских банков на Украине. А «Лукойл» только что заявил, что продает остатки украинских активов, и полностью уходит из украинской экономики. Во всех этих случаях именно украинская сторона ведет себя как торговый агрессор.

«СП»: — Может ли Киев подавать «транзитные» иски в ВТО, чтобы использовать их в диалоге с Международным валютным фондом (МВФ) — в качестве аргумента в пользу выделения очередного транша?

— Конечно, может. Любой политик в разговоре с МВФ пытается оправдаться чем угодно за то, что ситуация в стране развивается не так, как задумывалось. Но, на мой взгляд, транзитный спор — это очень слабый довод с точки зрения фонда.

Принимая решение о транше Украине, МВФ будет исходить, прежде всего, из чисто формальных признаков выполнения программы реформ, которая была согласована с Киевом, под которую и выделяются деньги. Да, директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард может выслушать жалобы Петра Порошенко на то, что же помешало ему выполнить условия фонда. Но МВФ руководят не просто финансисты, но еще и политики, которые ориентируются на позицию главных акционеров из числа стран-участниц фонда. С их точки зрения, главная претензия к Киеву — неисполнение Минских соглашений. И транзит через территорию РФ, совершенно очевидно, не имеет никакого отношения к «Минску-2». Это значит, Киеву иски в ВТО никак не помогут.

Добавлено: 14-02-2017, 16:17
69

Похожие публикации


Наверх