Германия и США поедут за едой в Россию

Даже в Соединенных Штатах происходят трансформации в пользу экологической еды. Начиная с 2010 года, в США темпами, не ниже 5% в год, растет число сертифицированных органических ферм. Факт сам по себе знаковый, если учесть, что американский бизнес заточен на извлечение максимальной прибыли. А тут увеличивается производство и потребление низкомаржинальной продукции, характеризующей к тому же высокой трудоемкостью.

Что касается объемов, то в 2015 году продажи органических продуктов на внутреннем рынке США продемонстрировали резкий рост в 11% и превысили $ 39 млрд. По итогам 2016 года статистика пока не определена, но, скорей всего, цифры будут еще более впечатляющие, уверены в американской организации OFRF («Органическое сельское хозяйство» — авт.)

По сути, идет жесткая конкурентная борьба между холдингами, специализирующими на промышленном производстве ГМ-продукции, и фермами, которые рассчитывают на матушку-природу. Если еще 4 года назад аграрные олигархи потирали руки, то сейчас они приуныли. Исследования, проведенные группой Хартмана и Институтом продовольственного маркетинга, показывают, что всё больше американцев озабочены своим здоровьем и видят в продуктах промышленного сельского хозяйства угрозу в виде онкологических заболеваний, диабета и ожирения

Бывший министр USDA Том Вилсэк (в администрации Обамы) заявил, что «лакомым куском органической товарной продукции является молочная, хотя её поставки идут с постоянными перебоями». По сути, в США наблюдается дефицит качественной еды. Люди жалуются, что не могут приобрести молоко и сыр из Новой Англии, некоторых южных и западных штатов, где сконцентрировано почти все сертифицированные органические фермы. И это притом, что цены на натуральную еду в американских специализированных магазинах или рынках значительно выше, чем в супермаркетах. Например, так называемая «органическая добавка» к цене за молоко колеблется от 60% за бюджетный сегмент до 109% за фирменный продукт.

Возможно, поэтому в США созревают серьезные предпосылки для масштабного выхода на внешний рынок для закупок экологически чистой еды. Американцы называют это инвестицией в здоровье. Например, не секрет, что США является экспортером № 1 ГМ-сои, но мало кто знает, что янки импортируют в огромных количествах органическую сою, которая после кофе занимает вторую строчку ввозимых продуктов.

В этой связи логично узнать, как обстоять дела с органической едой в России? Кроме того, учитывая экспортные амбиции Минсельхоза, принципиален вопрос: сможет ли наша страна, обладающая огромными угодьями, занять лидирующие позиции по продажам за рубеж экологически чистой продукции? Для этого «СП» обратилась к Амирану Занилову, руководителю агронаправления Института органического сельского хозяйства, заведующему кафедрой трансфера инноваций в АПК ФГБУ «Центр сельхозконсультирования» Минсельхоза РФ.

«СП»: — В Америке органическая продукция должна отвечать жестким национальным стандартам. Когда у нас, в России, появится еда, которая будет строго сертифицирована, как органическая?

— Процесс идет. В России уже принято три национальных стандарта по органическому сельскому хозяйству и один межгосударственный со странами СНГ. Они определяют правила производства, транспортировки, хранения, сертификации и другие важные моменты. Ждем федерального закона об органическом сельском хозяйстве. Пока его нет, можно ориентироваться на общепринятые международные маркировки органической продукции, гарантирующие, что продукт не содержит ГМО, антибиотики, гормоны роста, пестициды, пищевые добавки. Лишь в этом случае инспекторы сертифицирующей компании проверяют еду на каждом этапе жизненного цикла: от поля до прилавка. А простые надписи «эко», «био», «органик», к сожалению, ничего покупателю не гарантируют.

«СП»: — Сейчас в мире, да и у нас тоже, насаждается мнение, что будущее за ГМ-культурами, хотим мы этого, или нет.

— Не во всем мире. Европейские фермеры гордо заявляют, что вся территория Евросоюза «GMO free zone». ГМО идет в страны третьего мира. И если мы стремимся быть развитой страной, то должны сохранять наши поля под традиционной селекцией, и работать над ее совершенствованием.

В то же время в России много специалистов придерживаются ГМО направления. Но по факту ученые-практики, которые работают на полях, на своем опыте доказывают, что сорта традиционной селекции при высокой культуре земледелия дают очень хорошие результаты.

«СП»: — Одним из главных аргументов в пользу ГМ-технологий называют защиту земледелия и животноводства от губительных болезней. Якобы только так можно сохранить богатый урожай или здоровое поголовье. Неужели органическое сельское хозяйство обрекает людей на дефицит продуктов?

— Потенциальная нехватка экологически чистой еды — миф. Многие фермеры имеют по органической технологии урожайность, сопоставимую с промышленными методами. Считаем, что причины голода на Земле связаны с другими факторами — это войны, социальное неравенство, политические разногласия и т. д.

Недавно с коллегами посетили несколько органических ферм в Австрии. Один из фермеров работает на 180 гектарах по системе органического земледелия с 1989 года, и за 27 лет у него ни разу не было случая потери урожая от заболевания и вредителей. Если оценить в цифрах, то средняя урожайность кукурузы на зерно составляет 10 т/га, зерновых — 6−7 т/га. В 2016 году, который оказался благоприятным, зерна кукурузы дали по 14 т/га. Также фермер содержит 120 дойных коров-симменталов, все на свободном выпасе. Корма — только сено, сенаж, зерносмеси, никаких комбикормов. Средний надой — 9500 литров. Это очень серьезные цифры. Я видел разные органические хозяйства и в России, и за рубежом, но здесь окончательно убедился в верности своих выводов относительно возможной эффективности органического производства. Такой опыт применим и у нас, в России, конечно, с оглядкой на почвенно-климатические характеристики и систему обработки почвы.

«СП»: — Какой потенциал российского экспорта экологически чистых продуктов питания и что надо сделать, чтобы выйти с нашей «органикой» на внешний рынок?

— Что касается конкретики экспорта, то по результатам общения к, примеру, с немцами, могу сказать, что Германия заинтересована в поставках российской органики. Она, конечно, будет дешевле европейской, но для нас — это 50% надбавки по сравнению с традиционной продукцией. В целом, по оценкам ВНИИ «Агроэкоинформ», экспортный потенциал российской органической продукции оценивается в 300 млрд. рублей в год. Именно поэтому нам нужна законодательная база, государственно-частное партнерство в области научно-внедренческой деятельности и лобби.

Добавлено: 14-02-2017, 19:06
105

Похожие публикации


Наверх