Российский бизнес продался Киеву за полушку

Периодически Национальный банк Украины (НБУ) требует докапитализации «дочек». И тогда российские банки спешно раскошеливаются, и вливают деньги в украинскую финансовую систему, спасая ее от коллапса.

Такую же позицию занимают на Украине и другие российские компании. Если верить украинским СМИ, ключевым российским игроком в украинской электроэнергетике якобы является российская группа VS Energy, которая владеет 8-ю облэнерго на Украине.

Значительная часть рынка украинской мобильной связи, по данным опять же украинской прессы, якобы также принадлежит россиянам, которые пытаются мимикрировать под Европу или украинских патриотов.

Словом, российский бизнес на Украине пытается удержать свои позиции. И желание сохранить деньги можно понять, но не любой же ценой. Почему-то капитаны российского бизнеса считают возможным финансировать Киев в тот момент, когда ВСУ утюжат из реактивной артиллерии Донецк, а киевские власти занимают откровенно антироссийскую позицию. В такой ситуации было бы логичнее обрезать Киеву все каналы финансирования, и тем самым ускорить агонию нынешнего украинского режима. Но российский бизнес так не считает.

Почему мы финансируем украинскую агрессию, на что надеются российские бизнесмены, инвестируя на Украине?

— Ситуация с российскими инвестициями на Украину сложилась возмутительная, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — По сути, российские банки кредитуют украинскую экономику, а российские компании торгуют с «незалежной», как будто Киев не объявил нас главным врагом, и не уничтожает русское население Донбасса. Фактически, мы сами поддерживаем на плаву киевский режим.

На мой взгляд, это говорит об одном. Наш бизнес — безответственный и антинациональный — состоит из рвачей, готовых за полушку Родину продать. Это бизнес реально наносит вред национальной безопасности РФ.

По идее, к такому бизнесу нужно применять самые жесткие ограничительные меры. Но наша власть идет у него на поводу. Руководители госбанков и госкорпораций без проблем входят в кабмин и администрацию президента, и умело лоббируют свои интересы. И в этом заключается огромная проблема.

В финансовый кризис 2008—2009 годов власть в критической ситуации поступила по-другому: назначила «комиссаров» в банки, которые следили за действиями банкиров. Такое решение было принято, поскольку существовал реальный риск обрушения финансовой системы из-за рвачей, норовивших не закачивать ликвидность, предоставляемую ЦБ, в экономику, а скупать на нее валюту.

Но с Украиной ситуацию пустили на самотек: мол, «незалежная» все равно обрушится. А как она обрушится, если наш собственный бизнес в украинскую экономику инвестирует? Да никогда она, при таком раскладе, не обрушится!

«СП»: — Что в такой ситуации нужно делать?

— Брать пример с Америки. В США руководители компаний, нарушающих санкционный режим, преследуются уголовным законодательством, и рискуют провести за решеткой — ни много ни мало — целых 25 лет! Результат такого подхода налицо: все американские бизнесмены ходят по струнке, и шарахаются от предложений сотрудничества с компаниями из «черного списка», как черти от ладана.

Но в России бизнес вертит либеральной прослойкой в правительстве, как хочет.

Я считаю, первое, что нужно делать — ввести санкции против Украины, и прямо запретить любые инвестиции в экономику «незалежной». Пусть Киев если и получает доходы от Москвы, то по минимуму. Скажем, мы поставляем в Европу газ через украинскую территорию, и по контракту обязаны платить за транзит. Мы и будем платить — не вопрос. Но все остальные вливания нужно решительно прекратить.

«СП»: — Получается, несмотря на стенания российского бизнеса, нужно пойти на потерю активов на Украине?

— Конечно. А пострадавшему бизнесу можно потери частично компенсировать — например, передачей под его контроль предприятий в Донецке. В конце концов, бизнес несет в себе элементы риска, а с Украиной российский бизнес риски явно неверно просчитал. Это исключительно его ошибка, и пусть он заплатит за нее.

Кроме того, можно увязать компенсации бизнесу с политическими изменениями на Украине.

«СП»: — Каковы шансы, что меры по исправлению нынешней ситуации будут приняты?

— Я считаю, шансы минимальны. Российское правительство, повторюсь, де-факто занимается обслуживанием интересов крупного бизнеса, и ситуация, я считаю, может измениться только со сменой кабмина.

Добавлено: 3-03-2017, 08:03
106

Похожие публикации


Наверх