Германия берет «Северный поток-2» в заложники

Несмотря на то, что руководство «Газпрома» уверяет, что работа по проекту идет по плану, нельзя сказать, что он не сталкивается с трудностями. Еще в марте 2016 власти Венгрии, Чехии, Польши, Словакии, Румынии, Эстонии, Латвии и Литвы подписали письмо председателю Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру, в котором выступили против «Северного потока-2», поскольку он «несет риски геополитической дестабилизации». Но тогда им ответили, что проект экономический, и беспокоиться не о чем.

На строительство газопровода только в этом году «Газпром» собирается потратить около 111 млрд. рублей — в полтора раза больше, чем планировалось первоначально. Дело в том, что европейские компании из-за противодействия польского антимонопольного регулятора не вошли в капитал проекта Nord Stream 2, как они сделали при строительстве первого «Северного потока». Впрочем, источники сообщают, что европейские компании еще могут как-то поучаствовать в финансировании проекта, но неизвестно, как именно. Планируемый срок введения газопровода в эксплуатацию — конец 2019 года.

В том же 2019 году истекает и действующий транзитный контракт Москвы с Киевом. Украинские власти уже неоднократно говорили о том, что намерены значительно поднять стоимость транзита через свою территорию. В «Газпроме» в 2015-м заявляли, что намерены окончательно отказаться от транспортировки газа через «незалежную» после истечения контракта, но затем риторика сменилась, и в компании стали говорить, что часть потоков все же будет проходить через Украину. Не исключено, что это было сделано для того, чтобы успокоить европейских партнеров.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков считает, что когда будут завершены и «Северный поток-2», и «Турецкий поток», сохранение транзита через Украину будет нецелесообразно.

— Мне кажется, Габриэль попытался сгладить свои высказывания и угодить и нашим и вашим, чтобы его не обвинили в лоббировании интересов Москвы. Сегодня и в Америке, и в Европе на каждого, кто только выскажется за сотрудничество с Россией, навешивают ярлык «агента Кремля». Поэтому даже если политики в реальности поддерживают какие-то российские проекты, исходя из собственных интересов, как Германия, они вынуждены делать вот такие реверансы в сторону стран, выступающих против «Северного потока-2».

Главное, что Габриэль сказал о том, что поддерживает «Северный поток-2». Раньше европейские политики и этого не говорили, а утверждали, что любые российские газопроводные проекты увеличивают зависимость Европы, и это плохо. Риторика поменялась, и признание, что «Северный поток-2» выгоден Европе — это большой шаг вперед в сотрудничестве.

«СП»: — Но что значат слова о «надежности обеспечения энергоносителями» Словакии, Польши и Чехии. Разве «Северный поток-2» этому как-то помешает?

— Это попытка охладить пыл противников проекта, прежде всего Польши. Габриэль подчеркивает, что Берлин выступает за стабильное газоснабжение Словакии, Чехии и Польши. Но при этом Чехия будет запитываться через Германию. Уже сейчас туда большие объемы поступают по «Северному потоку». И они бы увеличились, если бы Польша не подала в суд против загрузки газопровода OPAL почти до стопроцентной мощности, который как раз идет через Германию в Чехию. Реализация «Северного потока-2» приведет к большей надежности газоснабжения Чехии.

Что касается Словакии, в ее договоре с «Газпромом» есть пункт «качай или плати», по которому «Газпром» обязан пропускать через ее территорию определенные объемы газа, и они будут делать это с помощью продолжений того же «Северного потока». Польша в реальности тоже выигрывает от этого проекта, так как через нее проходит газопровод «Ямал-Европа». Польские компании смогут покупать дешевый российский газ в Германии и менять его на сырье, которое идет по «Ямал-Европа». Поэтому все три страны выигрывают от проекта «Северный поток-2».

«СП»: — А Украина?

— Никто не скрывает, что и «Северный поток-2», и «Турецкий поток» направлены на то, чтобы поставлять газ напрямую потребителям без транзитных стран. В этом их смысл. Поэтому говорить о том, что после 2019 года «Газпром» оставит какие-то объемы Украине, преждевременно. Мы видим, что компания сосредоточилась на проектах, которые позволят ей выбирать маршруты поставок. Сегодня такого выбора нет — мы не может исполнить контрактные обязательства без поставок через Украину. Но если будут реализованы все проекты, транзит через Украину станет не нужен.

И тогда с Киевом можно будет выстраивать нормальные экономические отношения. Не будет больше привязки транзита к цене поставки газа. Будет стоимость для украинцев такая же, как, скажем, для Польши. Это вполне понятное европейское ценообразование.

«СП»: — Какие политические помехи стоят на пути «Северного потока-2»?

— Габриэль пытается деполитизировать этот проект, утверждая, что он целиком и полностью коммерческий. Его реализуют частные европейские компании. Тем не менее, со стороны Еврокомиссии остается риск применения норм Третьего энергопакета. Речь в нем идет о том, что один поставщик не может загрузить возможность инфраструктуры более чем на 50%. Он должен дать возможность еще кому-то прийти и конкурировать. Но проблема в том, что на выходе в Германию нет других поставщиков, кроме «Газпрома».

Вопрос остается открытым — либо «Газпром» будет продавать газ так, чтобы он менял право собственности уже в России или на входе на территорию Германии, либо операторы газопровода будут настаивать на предоставлении им исключения из норм энергопакета. Евросоюз часто идет на уступки, когда требования обоснованы. А в данном случае они обоснованы, потому что никакой газ, кроме российского, туда попасть не может.

Директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин считает, что если с Киевом удастся договориться, часть объемов может проходить транзитом через Украину.

— Это заявление вполне в духе того, с чем выступают в последнее время европейские коллеги и адресовано не России, а странам Восточной Европы, чтобы снять их опасения, что поставки через «Северный поток-2» могут изменить ситуацию с поставками для них. Сохранение транзита через Украину важно, потому что целый ряд стран обеспечивается по этому маршруту, и полное обнуление создаст для них проблемы. Но если «Северный поток-2» возьмет на себя часть объемов, снижение транзита через Украину приемлемо, раз поставки газа в страны Восточной Европы будут продолжены. Габриэль хочет показать, что «Северный поток-2» не направлен против кого-то. Это просто дополнительный маршрут, который повышает надежность поставок.

«СП»: — Но нужно ли сохранять транзитные объемы через Украину?

— Все будет зависеть от того, смогут ли стороны договориться о цене транзита после окончания действующего контракта и от того, какова будет потребность в газе стран, которые получают его по этому трубопроводу. Какие-то объемы, в ту же Молдавию, с точки зрения логистики целесообразно продолжать поставлять через Украину. Если не будет политических причин, которые этому помешают.

Ясно, что в ближайшие годы транзит газа через Украину будет сокращаться, вопрос только в том, до каких пределов. Либо это будет самый минимальный, номинальный транзит, либо более ощутимые объемы. Но для этого у «Газпрома» должны быть более комфортные условия работы. Сейчас получается, что странам Западной Европы поставлять газ по «Северному потоку» просто выгодней. Это даже вопрос не политики, а экономики.

Добавлено: 10-03-2017, 16:00
76

Похожие публикации


Наверх