Последствия блокады Донбасса: шок, но еще не катастрофа

Группа немецких советников при правительстве Украины просчитала последствия от блокады Донбасса для Украины. Руководитель экспертов Рикардо Джуччи заявил, что они станут для экономики страны шоком, но не катастрофическим.

«Мы посчитали, что на неподконтрольные районы сейчас приходится рост ВВП Украины в 1,6 процента. Основные проблемы будут с производством стали, также чувствительным будет влияние на энергетику. В целом, с макроэкономической точки зрения, это без сомнений — шок для страны, иначе МВФ не перенес бы рассмотрение этого вопроса. Но это не катастрофа», — рассказал в интервью DW Джуччи.

По мнению экономиста, в 2013 году последствия от блокады были бы куда более серьезными. Но за прошедшие три года экономика Украины и Донбасса постепенно переориентировалась, и взаимозависимость остается только в некоторых сферах, в частности, в производстве стали. «В значительной мере эти два региона уже отделились. Антрацит и кокс можно импортировать. Это будет дороже, есть логистические вопросы, но Украина может справиться с этим без масштабных негативных последствий», — заявил Джуччи.

В то же время, другие экономисты настроены не так оптимистично. Эксперт Венского института международных экономических исследований (WIIW) Василий Астров в интервью DW выразил сомнение в экономической и политической целесообразности блокады, которая «толкает эти регионы в руки Москвы». По мнению эксперта, украинские власти действительно могут закупать уголь в других странах, но это значительно поднимет его стоимость. Соответственно, придется снова поднимать цены на электроэнергию и тепло для населения. «А это означает инфляцию и, в итоге, снижение покупательной способности населения», — говорит он.

Еще большей угрозой для экономики Украины стала отсрочка четвертого транша МВФ. Джуччи считает, что это чисто техническое решение, и в Фонде просто хотят пересмотреть модель с учетом фактора блокады, после чего сотрудничество будет продолжено. Но венский эксперт не исключает, что задержка будет продолжительной, как в прошлом году, когда пауза в программе финансирования вызвала проседание национальной валюты.

«Стабильность курса гривны сильно завязана на эту программу. Эта отсрочка может быть опасной, поскольку вследствие нее гривна опять может упасть. Дальше снова инфляция, и реальные доходы населения опять снизятся», — убежден Астров.

Президент Украины Петр Порошенко ранее признал, что блокада Донбасса может стоить стране 1,5−2% ВВП. Впрочем, официальные лица пытаются сделать вид, что это не такие большие цифры для украинской экономики. Так, в Нацбанке страны заявили, что блокада «не будет иметь значительного влияния на уровень потребительской инфляции в 2017—2018 годах», хотя и признали, что платежный баланс ухудшится. Кроме того, регулятор снизил прогноз по экономическому росту с 2,8% до 1,9%.

Исполнительный директор Международного фонда Блейзера, экономист Олег Устенко считает, что из-за национализации предприятий в Донбассе, блокады и задержки транша МВФ Украина может очень быстро растратить свои золотовалютные резервы, которые сейчас находятся на уровне 15−15,5 млрд долл. Если вычесть оттуда средства на покрытие дефицита платежного баланса и выплаты по международным обязательствам, останется только 4−5 млрд долл. чего может не хватить для поддержки гривны.

Может, это и не «катастрофа», но уж точно не слишком радужный сценарий. Кто же прав в оценках последствий блокады для экономики Украины — немецкие советники или критично настроенные эксперты?

— Не стоит ни преуменьшать, ни преувеличивать потери для Украины от блокады, — считает ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Михаил Кривогуз. — Связи с Донбассом действительно постепенно затухали, но продукция металлургии остается основным экспортным товаром Украины. Металлургия давала порядка 20% всей валютной выручки Украины. После блокады у Киева осталось два крупных завода в Мариуполе — имени Ильича и Азовсталь, несколько предприятий в Днепропетровске. Остальные производственные мощности находят на территории ДНР и ЛНР.

Если эта технологическая цепь прервется, будет нанесен ущерб всей украинской металлургии. Уменьшится валютная выручка, что, в первую очередь, скажется на курсе гривны, которая может сильно упасть.

«СП»: — Может ли Украина найти замену углю Донбасса, как советуют немецкие эксперты?

— Они уже пробовали закупать уголь в другом месте, когда его везли в Одессу из ЮАР и Австралии, но оказалось, что это слишком дорого. Кроме того, уголь им нужен и энергетический, и коксующийся. Примерно половину потребностей в коксующемся угле они покрывали за счет поставок из России. Это намного выгодней, чем везти уголь из Австралии или США. Но с учетом позиции радикальных сил, начавших блокаду, а теперь и Порошенко, который к ней присоединился, неизвестно, смогут ли они продолжать это делать. Они считают, что им продавали донбасский уголь под видом российского, и категорически против этого.

«СП»: — Что будет с украинской экономикой без транша МВФ?

— МВФ пока снял вопрос транша с повестки дня, но рано или поздно они его дадут. Как из политических соображений, так и потому, что из этих денег сам МВФ и американские фонды, которые держат украинские облигации, будут получать выплаты.

Завсектором анализа товарных рынков и корпоративных услуг ИМЭМО РАН Юрий Адно считает, что последствия блокады для Украины пока невозможно просчитать, но они могут быть очень серьезными.

— Вся основная металлургия, за исключением Мариуполя и Днепропетровска, сосредоточена в Донецкой и Луганской областях. Там и огромный Алчевский комбинат, и мощный завод в Енакиево, и авдеевский Коксохим, Макеевка, два завода в Донецке и так далее. Насколько я понимаю, их продукция преимущественно шла на Украину, а оттуда — на внешние рынки. Что будет происходит в результате блокады, не знает никто. Сейчас заводы останавливаются, полностью или частично. Это очень сложное многопрофильное производство, для него нужны и коксохимические заводы, и шахты с коксующимся углем, и прочие предприятия. Производство многоплановое, и просчитать, как на нем скажется блокада, очень трудно.

«СП»: — Технически могут ли все эти предприятия существовать в отрыве от подконтрольной Киеву территории Украины?

— В принципе, при поддержке России могут. Дело не только в технологических моментах, в конце концов, там нужно платить людям зарплату. Все это можно делать. Но возникает вопрос — куда девать эту продукцию? В России и так избыточные мощности, и экспорт идет тяжело. Многое будет зависеть от качества и разнообразия продукции предприятий Донбасса. Проблем там много, и нужно подождать и посмотреть, как будет развиваться ситуация.

В любом случае, эту блокаду умным шагом назвать нельзя. Больше похоже, что все сделано не из рациональных соображений, а из банальной злости и желания ударить неподконтрольные территории побольней. Но я не уверен, что в самом Киеве просчитали, чем это кончится для них.

Добавлено: 22-03-2017, 16:59
95

Похожие публикации


Наверх