Киев срубил финансовый сук, на котором сидел

Суть санкций — нанести удар по финансовой устойчивости российских госвладельцев украинских «дочек». По оценкам украинской экспертной группы ICU, общий объем кредитов от материнских структур в банках с государственным российским капиталом на Украине составляет более $ 1,3 млрд. Запрет на выплату процентов по этим кредитам лишит российские банки около $ 90 млн. в год.

Плюс, на ветер окажутся выброшенными средства, которые российские госбанки, выполняя требование НБУ, затратили на докапитализацию «дочек». В октябре 2015 года министр финансов РФ Антон Силуанов заявлял, что на эти цели направлено около $ 2 млрд. А недавно Государственная службы статистики Украины сообщила, что в 2016-м году российский бизнес вложил в экономику «незалежной» $ 1,67 млрд. — 38% всех иностранных инвестиций, — и что большая часть этих денег была направлена в финансовые учреждения и организации.

Одно хорошо: потеря даже всех украинских активов для российских банков не смертельна. У Сбербанка доля этих активов в общем объеме — меньше 0,5%, у ВЭБа — 2% от всех активов, у ВТБ — около 0,4%.

Зато санкции больно бьют по самой Украине. Российские «дочки» занимают существенную долю украинского банковского рынка, и фактическое их закрытие может спровоцировать панику среди вкладчиков, и привести к оттоку средств. Таким образом, стабильность украинской банковской системы отныне находится под угрозой.

Есть еще один негативный для Украины момент. С 2014 года финансовые потоки через российские «дочки» шли не из Украины в РФ, а наоборот — из России на Украину. Достаточно сказать, что в 2015 году убыток «Сбербанка» на Украине вырос с 880 млн. до 13,6 млрд. рублей, а по итогам 9 месяцев 2016 года составил около 6,5 млрд.

Сказанное означает, что после ухода российских «дочек» потери Киева также будут измеряться миллиардами долларов. А поскольку миллиардов в кармане Украины значительно меньше, чем у РФ, свои потери «незалежная» будет переносить куда болезненнее.

Что будет с украинскими активами российских банков, чем мы можем ответить на демарш «незалежной»?

— Для всех российских госбанков украинские активы действительно несущественны, их доля не превышает 0,5%, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — А у Сбербанка, по некоторым оценкам, вообще составляет 0,1%. Неслучайно ЦБ, по итогам консультаций с банками из «черного списка», заявил, что угрозы для стабильности российской финансовой системы не существует.

Сколько конкретно потеряют российские банки, сейчас сказать пока нельзя. Но не исключен сценарий полного обесценения сделанных инвестиций.

Если же брать зеркальную ситуацию — последствия санкций для Украины — она неизмеримо хуже. Российские «дочки» занимали не менее 10% банковского сектора «незалежной». В них размещено депозитов и вкладов украинских юридических лиц на сумму не менее 80 млрд. гривен, кроме того, «дочки» выдали украинцам не менее 300 млрд. гривен в кредитах.

Но главное — «дочки» безоговорочно признавалась всеми экспертами наиболее здоровой и эффективной частью банковской системы Украины. И если Киев продолжит натиск на российские банковские структуры, последствия для него будут самыми тяжелыми, поскольку носят системный характер для украинского финансового сектора.

Если «дочки» перестанут — как и предписывают санкции — платить материнским структурам проценты по уже выданным кредитам, это не останется без внимания международного банковского сообщества. МВФ уже счел ситуацию вокруг банков одним из ключевых оснований, по которым очередной транш Киеву в размере $ 1 млрд. был «заморожен» на неопределенный срок.

Кроме того, для Киева российские «дочки» были эффективным инструментом привлечения денег внутри страны. Теперь ему придется занимать недостающие средства на внешних финансовых рынках, и обойдется это гораздо дороже.

По сути, Киев изо всех сил рубит финансовый сук, на котором сидит.

«СП»: — Как будет складываться дальнейшая судьба украинских активов «дочек»?

Сейчас все российские банки, которых коснулись санкции, ведут переговоры о продаже украинских активов — естественно, с дисконтом, по цене ниже рыночной. И руководство этих банков не исключает полного ухода российского банковского капитала из Украины.

Однако пока открытый вопрос, кто придет на место наших госбанков. Якобы интерес к выкупу «дочек» проявляет ряд европейских банков, плюс несколько российских банков с негосударственным участием (на частные банки санкции не распространяются).

Но это всего лишь слухи: любому инвестору «заходить» на Украину очень рискованно. Поэтому, не исключено, переговоры о продаже активов будут идти еще очень долго.

«СП»: — Как Москва будет отвечать на действия Киева?

— Классический способ — обращение в Международный третейский суд. Думаю, мы этого не делаем только потому, что выжидаем важного для нас решения в Стокгольмском арбитраже по спору между «Нафтогазом» и «Газпромом».

Если арбитраж встанет на сторону «Газпрома», то украинская компания будет объявлена банкротом, и газ в хранилищах Украины пойдет РФ в счет выплат. Но полную сумму требований Украина не сможет выплатить при любом сценарии, и возвращение активов российских «дочек» в такой ситуации может стать предметом переговоров.

Добавлено: 23-03-2017, 16:01
43

Похожие публикации


Наверх