Кормить Кавказ никто не собирается

Зато, по словам Льва Кузнецова, именно Северный Кавказ сегодня является абсолютным лидером в стране по единственному показателю — демографическому. В прошлом году продолжалось снижение младенческой и материнской смертности, при этом росла рождаемость (она составила 15,9 человека на каждую тысячу жителей, а естественный прирост — 8,1 на тысячу жителей).

Добиться этого, говорит Кузнецов, удалось во многом благодаря созданию сети перинатальных центров (здесь принимают самые тяжелые роды, в том числе выхаживают недоношенных детей). В прошлом году появился такой центр в Ставрополе, а в нынешнем откроется еще три — в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии. И вроде бы жить да радоваться, рождаемость растет, безработица падает. Хотя по меркам страны, она просто огромная, и сразу начинаешь думать, где смогут найти работу те подросшие младенцы, которые сегодня делают на Кавказе демографический взрыв. Не рванут ли в массовом порядке, как это делает сегодняшняя молодежь в другие города и веси?

Субсидий больше не будет

И вот еще неприятность. В 2017 году субсидии для развития Кавказа сильно сократятся. Раз ситуация на Кавказе так улучшается, как об этом говорил Кузнецов, значит сами начнут справляться с ситуацией. Заодно и рабочие места начнут создавать.

«В основном развитие наших регионов осуществлялось через федеральные субсидии и субвенции, очевидно, что в рамках существующей структуры федерального бюджета дальнейшее интенсивное развитие за счет данного инструмента будет резко ограничено… Ключевым сегментом, как мы и говорили, является задача развития реального сектора экономики, привлечение частных инвестиций, определение специализации регионов, формирование инвестиционного климата», — заявил Кузнецов.

При этом он пообещал, что республикам будут помогать привлекать инвестиции.

А вот как собираются это делать сами республики, услышать получилось не от всех.

На коллегию приехали губернаторы лишь четырех регионов Кавказа, отсутствовали лидеры Чечни, Дагестана и Кабардино-Балкарии, которые прислали вместо себя глав правительств. Видимо, у них нашлись какие-то более важные дела.

Ну, скажем, Рамзан Кадыров с 30 марта был в Москве, где успел переделать много дел, начиная с интервью телеканалу «Россия-24» (в котором нелестно высказался о нефтяной компании «Роснефть»), заканчивая встречей с премьер-министром Дмитрием Медведевым и профильными министрами. То есть, самостоятельно успевал решать дела, в том числе денежные. Его кажется меньше всего волнует вопрос урезания субсидий.

Совсем другое расписание было у дагестанского главы Рамазана Абдулатипова, который 31 марта побывал в Буйнакске, а на следующий день на вертолете полетел на остров Чечень. И это при том, как мы уже говорили, что внутри его республики нарастает гражданское противостояние, о чем «Свободная пресса» уже подробно писала. А чиновнику и дела нет!

Кстати, на коллегии Минкавказа о политике старались вообще не говорить. Впрочем, дальнобойщики, которые в любой момент могут остаться без работы, просто разорившись на всевозможных платежах, вряд ли относятся к политике. Скорее, к тому самому числу безработных, которое сегодня на Кавказе падает, но может ведь и начать расти. И испортить статистику министерству могут те самые дальнобойщики, которые посчитают, что их работа становится совсем невыгодной.

Инвестпроекты «тянут» на 4 миллиарда

Глав республик, конечно интересовало, как министерство им будет помогать в поисках инвесторов. Например, в прошлом году было определено 15 приоритетных инвестпроектов, на поддержку которых из федерального бюджета по линии Минкавказа выделят почти 4 млрд. рублей.

Скажем, в Ингушетии, как рассказал глава республики Юнус-бек Евкуров, это строительство птицекомплекса по выращиванию и глубокой переработке мяса индейки (производительность — 10 тысяч тонн в год) и завода алюминиевых профилей (производительность — до 10 тысяч тонн продукции в год).

Губернатор Ставрополья Владимир Владимиров рассказал на коллегии о перспективах создания медкластера на Кавминводах. Это позволит создать до 15 тысяч рабочих мест и привлечет 130 миллиардов рублей инвестиций. По словам Владимирова, кластер должен быть жестко «привязан» к уже существующей санаторно-курортной базе в городах-курортах Кавминвод.

А вот глава Карачаево-Черкесии Рашид Темрезов говорил о строительстве новой автодороги, которая свяжет курорты Кавминвод, Архыза и Сочи. Поручение о проработке вариантов строительства этой трассы 10 марта дал премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании правительственной комиссии по развитию СКФО.

Есть и проекты, которые должны стать «локомотивом» для всего региона. Таким, по словам первого замминистра по делам Северного Кавказа Одеса Байсултанова, станет создание Каспийского транспортного хаба на базе Махачкалинского морского порта. Сейчас «Корпорация развития Северного Кавказа» разрабатывает стратегию развития российских морских портов в Каспийском бассейне, а также железнодорожных и автомобильных подходов к ним.

И понятно, что даже эти значимые проекты весь Кавказ не спасут. В то же время бесконечно надеяться на субсидии, тоже нельзя.

«Чиновникам Кавказе придется привыкать к новым условиям»

Каким образом сокращение государственных субсидий отразится на социально-политической ситуации в республиках Северного Кавказа? Обострится ли внутриэлитная борьба за финансовые потоки? С просьбой ответить на эти вопросы «Свободная пресса» обратилась к нашему постоянному эксперту, старшему научному сотруднику Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николаю Силаеву:

— Объем субсидий из федерального бюджета напрямую не отражается на внутриполитической ситуации. В данном случае речь не идет о прекращении социальных выплат или зарплат бюджетников, а только о сокращении бюджетных инвестиций.

Причем они так или иначе были бы когда-нибудь сокращены. Региональные власти раньше были заняты освоением этих инвестиций. Теперь им придется заняться инвестклиматом, выведением экономики из тени, повышением качества госуправления. Проблема в том, что начальство на Кавказе привыкло осваивать федеральные деньги, но не привыкло развивать потенциал республик.

Надо смотреть, кто зарабатывал на стройках. Эти люди пострадают, конечно. Вопрос еще и в том, как будут работать институты развития, та же КРСК. Смогут ли они в какой степени заместить бюджетные инвестиции.

Что касается оттока молодежи из республик, то прямой связи с бюджетными инвестициями я не вижу. Большая часть этих инвестиций направлялась в инфраструктуру, а не в предприятия с новыми рабочими местами. Кроме того, Северный Кавказ исторически беден и трудоизбыточен. Оттуда всегда был и будет отток населения. Бороться с таким оттоком — ложная цель. Им нужно управлять.

Добавлено: 5-04-2017, 12:00
89

Похожие публикации


Наверх