Лукашенко завязал Кремль в «газовый» узел

Остальные 6 млн. тонн пойдут на реэкспорт и будут «перетаможиваться», с тем чтобы экспортные пошлины с них поступали в бюджет Белоруссии. Если цена на нефть Urals будет около $ 55 за баррель, Минск сможет получить за счет экспортной пошлины около $ 570 млн в год.

Россия от нефтегазового примирения с Белоруссией, с точки зрения экономики, мало что выигрывает. И складывается впечатление, что мы инвестируем не в экономику, а в геополитику. Подпитывая Минск деньгами и развивая с ним интеграцию, Кремль пытается не допустить в Белоруссии «цветной революции» по украинскому сценарию.

«Цветной» риск для Минска реально существует. Проблема в том, что Лукашенко все больше опирается на националистические антироссийские элементы. Эти элементы неуклонно разрастаются, и рано или поздно могут набрать критическую революционную массу.

Что стоит за нефтегазовой сделкой Минска и Москвы, насколько надежны «белорусские» инвестиции Кремля?

— Нефтегазовые договоренности кажутся односторонними только на первый взгляд, — отмечает глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. — Говорю это как человек, который лично принимал участие в переговорах в Минске.

Самый главный итог переговоров — Минск признал газовый долг. Благодаря этому возобновлены нефтяные поставки в Белоруссию. С одной стороны, такое решение кажется проигрышным для российской стороны. С другой, белорусы теперь не будут возвращать на российский рынок 1 млн тонн нефтепродуктов, полученных из российской нефти. Это значит, что на российском рынке появляется свободная ниша, которую смогут занять отечественные нефтепереработчики.

Понятно, что Белоруссия, в основном, зарабатывает деньги на переработке российской нефти, причем уже сейчас глубина этой переработки довольно высокая. Нефть добывается, кстати сказать, и в самой Белоруссии — 1,65 млн тонн в год, и этот показатель стабилен несколько лет. Однако вся нефть, которая добывается внутри страны, сразу идет на экспорт.

Да, последние договоренности показывают, что мы субсидируем белорусскую экономику. Но если мы и даем белорусам кредит, то ведь не бессрочный — Минску его придется выплачивать. Это так называемые «инвестиции под роспись», а не какой-то лобовой проигрыш.

«СП»: — Но мы еще даем белорусам скидки на газ, разве это не проигрыш?

— Скидки на газ неизбежны. Ценовая конъюнктура складывается таким образом, что газ все сильнее дешевеет. Кроме того, нужно учитывать, что к 2025 году Россия и Белоруссия приходят к единому рынку энергоресурсов, который подразумевает и равную доходность.

Поэтому логично ожидать сужения разницы между внутренней российской ценой на газ и ценой для белорусов. И лучше сужать этот коридор постепенно, чем скачком — тогда процесс пройдет менее болезненно, прежде всего для «Газпрома».

Замечу, переход к единому энергорынку — это условие союзного государства. Если мы с белорусами все-таки строим единое пространство, нужно придерживаться ранее обозначенных ориентиров.

При этом Россия даже выигрывает: к общему рынку мы придет только через 8 лет, и за это время сможем неплохо заработать на поставках в Белоруссию.

«СП»: — Договоренности в области энергетики позволяют гарантировать, что в Белоруссии не случится «цветной революции» по модели Украины?

— У меня от Белоруссии нет ощущения предреволюционной ситуации. Страна выглядит очень спокойной, люди, судя по разговорам, настроены на мирную жизнь, причем большинство из них удовлетворено своим лидером. Надо понимать: благодаря Лукашенко, в Белоруссию идут приличные иностранные инвестиции — и китайские, и прибалтийские. Хотя в основном, конечно, белорусская экономика завязана на российских энергоресурсах.

Думаю, в Белоруссии украинский сценарий не повторится. В отношениях с Украиной, на мой взгляд, Кремль поставил «не на ту лошадь». Виктор Янукович, напомню, выиграл еще президентские выборы 2004 года, но побоялся первого Майдана, устроенного сторонниками Виктора Ющенко, и не взял бразды правления в свои руки.

В 2013 году ситуация в чем-то повторилась: Янукович снова не проявил достаточную волю, и предпочел поверить европейцам. По идее, он мог бы второй Майдан жестко разогнать, пусть даже с жертвами. Да, при таком сценарии, не исключено, погибли бы десятки человек в Киеве. Зато не возникло бы противостояния в Донбассе, в результате которого погибли уже десятки тысяч человек. Будь на месте Януковича более вменяемый и твердый политик, возможно, отношения РФ-Украина складывались бы сейчас по белорусской модели.

Сейчас, понятно, Украина потеряна для нас на долгие годы. Но Лукашенко — все же не Янукович. Поэтому энергетическое сотрудничество с Минском будет только расширяться. Нам важно и удержать Белоруссию в орбите своего влияния, и сохранить ее как надежного транзитера российских энергоресурсов на Запад.

Добавлено: 14-04-2017, 16:00
88

Похожие публикации


Наверх