Трамп преподал Кремлю урок патриотизма

Указ американского президента направлен на стимулирование собственного производства и защиту рынка от иностранных товаров и рабочей силы. Он предписывает оценить действующие торговые соглашения США с другими странами и пересмотреть их в случае, если они не работают на Америку. Сейчас многие соглашения предусматривают для иностранных поставщиков при госзакупках условия, одинаковые с американцами, что вредит местным производителям и рабочим. Ранее Трамп по схожей причине отказался от заключения Транстихоокеанского торгового партнерства.

Среди конкретных мер вводится использование только американской стали при строительстве инфраструктуры, финансируемой из бюджета. Также закон обяжет компании переносить свои производства в США, а в случае отказа обложит их дополнительным налогом. Работу по возвращению зарубежных производств американских компаний Трамп начал еще до своей инаугурации. На встречах с представителями крупнейших компаний, среди которых были «Форд» и «Эппл», он обещал им дополнительные преференции.

Заметной мерой, предусмотренной новым указом, станет пересмотр процесса выдачи иностранцам рабочих виз. До сих пор 80% виз выдавалось по итогам лотереи, из-за чего зарплаты этих работников были намного ниже средней по США. Теперь власти будут следить за тем, чтобы ее получали наиболее квалифицированные работники, чтобы не создавать конкуренцию большинству американцев. По словам, одного из чиновников, политические последствия этого указа заключаются в «превращении Республиканской партии в средство широкого представления интересов рабочего класса».

Российский визави Трампа — президент Владимир Путин во время своей предвыборной кампании 2011−2012 годов также обращался за поддержкой к рабочему классу. Речь, правда, шла о моральной и, возможно, силовой поддержке во время «белоленточных» протестов. Инициатива рабочих «Уралвагонзавода», обещавших «подъехать с мужиками в столицу», закончилась избранием их лидера Игоря Холманских депутатом Госдумы. Сам же завод был не в лучшем положении.

Таким образом, это был частный случай вынужденной лояльности власти рабочим. Системной же работы по проведению в России новой индустриализации в интересах большинства населения по-прежнему не ведется, а экономический блок правительства состоит исключительно из либералов-монетаристов. В этих условиях яркий и успешный зарубежный пример мог бы стать толчком для смены экономической политики в нашей стране.

Председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов тоже видит в протекционистских действиях Трампа пример для России.

— Указ Трампа — это правильное действие в рамках национальной промышленной политики. После десятилетий вывода производств за рубеж Америка испытывает острейшую необходимость восстановления утерянного промышленного потенциала. То есть это объективное явление, а не просто пожелание Трампа или его волюнтаризм. Кстати, призывы к американскому бизнесу возвращаться домой были слышны даже при администрации Обамы. Трамп всего лишь смог превратить это в политическую идею. Это фундаментальный национальный интерес США.

Что касается России, то у нас потребность в аналогичных шагах на порядок больше. При всем выводе производства из США, самые высокотехнологичные, «материнские» структуры все равно оставались в Америке. У нас же четверть века проходит принудительная деиндустриализация. У нас голое, опустошенное пространство. Нам протекционизм еще нужнее.

«СП»: — Когда-то у нас был Госплан, «пятилетки»…

— В этом плане интересен проект стратегии развития экономики до 2030 года, который продвигает Совет по промышленному развитию ТПП Константина Бабкина. Там вообще все построено на известной книге о тарифах Дмитрия Менделеева, который еще в XIX веке блестяще писал о важности протекционистских мер для подъема российской промышленности. То есть в этом смысле у нас есть глубокая традиция фундаментального национального промышленного интереса. Есть и политические силы, которые это обозначают. Осталось принять это как доктрину, которая жизненно нужна стране. К этому нас подталкивает и пример Трампа.

«СП»: — Удивительно, но в Америке видят политическими последствиями указа Трампа «превращение Республиканской партии в средство широкого представления интересов рабочего класса». Хотя Трамп и миллиардер…

— Я бы разделял политический пиар и существо вопроса. Рабочий класс сейчас другой, чем был сто лет назад. Правильнее говорить о производительном или промышленном классе. И в этом смысле глубокая социологическая составляющая в том, что Трамп нашел, нащупал тот класс, который может вытянуть Америку из глубочайшего кризиса. Поэтому тут не надо стесняться повторять, заимствовать и нащупывать наш, российский, производительный класс.

Благосостояние нации зависит не только от размеров зарплат. Каждый гражданин страны должен быть трудоустроен. Для каждого в стране должно существовать современное, дающее достойное вознаграждение, рабочее место. Поэтому Трамп не просто собрал рабочих, как часть социума, а именно тех, кто прикреплен к рабочим местам. Рабочие места — это фундаментальная категория современного мира.

Международная организация труда даже ввела для этого специальный термин — «decent work», то есть «достойная работа». В России не достает около 30 млн. таких рабочих мест. Вспомним, Голодец нам рассказывала о работающих бедных. Именно о новых рабочих местах должен отчитываться премьер Дмитрий Медведев. Сколько их появилось за неделю, за год, за пять лет. Это центральная единица отчетности.

По мнению члена политсовета партии «Родина» Федора Бирюкова, России следует начать придерживаться своеобразного экономического национализма, ставя во главу угла, прежде всего интересы собственных граждан.

— В ходе предвыборной кампании Трамп обещал американцам промышленную революцию, реиндустриализацию, возвращение производства, возвращение лейбла «Made in USA», который еще 20−30 лет назад был знаком качества. Сейчас многие производства выведены за рубеж и американский рабочий класс поддержал Трампа как человека, который возвратит им работу. Планируется возрождение пришедших в упадок промышленных городов, возрождение престижа рабочих профессий. Как видим, он свои обещания выполняет.

«СП»: — Стоит ли России, наблюдая происходящее за океаном, извлечь урок для себя и какой?

— Для России это важный пример. Ведь разговоры о необходимости реиндустриализации, о новом технологическом укладе, не утихают и в экспертном сообществе, и во власти еще с конца 1980-х годов. С момента, когда советский ВПК был разрушен и военные заводы в рамках конверсии вместо высокотехнологичной продукции стали производить кастрюли. С тех пор идет дискуссия, как вернуть рабочим заводы.

Сейчас есть определенный прогресс в военно-промышленном комплексе. Хотя и не такой интенсивный, как хотелось бы. В остальном, в гражданской промышленности, ничего не получается. Многие отрасли смотрят на ВПК в надежде пристегнуться к нему как к локомотиву.

«СП»: — Почему так происходит?

— Пока разговоры об импортозамещении, о протекционизме упираются в глобалистскую сущность нашей экономики. Она намертво привязана к доллару, к стоимости нефти. То, что у нас есть нефть и другие ресурсы — это хорошо, но важно понимать, какие силы мы ими питаем. Глобальные, транснациональные корпорации забирают наши деньги или мы их тратим на свою страну и людей.

Например, министры экономического блока должны понять, что прежде чем открыть рынки их надо сначала прикрыть, устроить «генеральную уборку», переоценку ценностей и мощностей. Тогда будет понятно, что мы должны развивать в первую очередь тяжелую промышленность, машиностроение, особенно производство спецтехники — то, что у нас получается лучше всего. Такой подход потребует подготовки соответствующих кадров, образования и станет ясно, зачем нужен рабочий класс и где ему работать. Это путь экономического национализма. Работа нужна для России и для граждан России.

«СП»: — А что с трудовыми мигрантами?

— Можно поднять лозунг, что до тех пор, пока есть безработные российские граждане, трудовые мигранты стране не нужны. Нам нужно поднимать престиж рабочих профессий, включая самые нехитрые: строителей, дворников и т. п. Надо трудоустраивать своих граждан. Когда освободятся места, можно будет подумать об открытии рынка труда для иностранцев.

Я не говорю о каких-то высококвалифицированных работников, экспатах. Понятно, что корпорации всегда ищут такие кадры, заключают с ними контракты, но их очень мало. Речь идет о массовых профессиях, которые под силу всем.

Закрыв рынок труда для иностранцев, мы таким образом, оставляем и деньги внутри России. Они обеспечивают покупательную способность населения. Это важно, потому что какая бы промышленность у нас ни была, если россияне не смогут этим пользоваться, то страна будет выглядеть как колония. Народу это ничего не принесет.

То есть во главу угла надо поставить переоценку ценностей, отказ от глобальной экономики в угоду национальной и если пример Трампа послужит примером для наших министров — это неплохо.

«СП»: — Возможно ли сделать это при нынешнем составе правительства?

— Сейчас среди нынешнего российского руководства есть группа технократов, как они сами себя называют. Это Рогозин, Мантуров, Чемезов и т. д. Они действуют как кластер развития. Он патриотичен, максимально деидеологизирован, «заточен» под решение практических задач и содержит в себе футурологический блок — идею развития. Они занимаются, в том числе перспективными технологиями. Это и помогает отдельным отраслям промышленности развиваться успешно.

Что касается людей, отвечающих за теоретическое обеспечение экономики, за составление бюджета, то тут картина обратная. Это следование старым догмам, искаженное, в чем-то «хипповское», видение мира. Весь мир открыт, дети цветов, и никакие вызовы не играют роли. Из-за этого наша экономика не может адекватно развиваться.

«СП»: — Какие политические «бонусы» принесет смена экономического подхода?

— Глобалистская модель экономики рассматривает население как подданных, а не граждан. Граждане обязаны платить налоги, следовать законам, но, по сути, не имеют никаких привилегий. Трамп сейчас на законодательном уровне пытается ввести официальные привилегии для граждан. Америка теперь будет в приоритете. Нам в России тоже надо понять, что гражданин России помимо обязанностей имеет привилегии. В том числе на работу, на пользование общими материальными благами. Пора уже решить вопрос о получении каждым гражданином доли прибыли от тех же сырьевых богатств.

Одновременно, надо остановить вакханалию с выдачей гражданства. На примере организатора теракта в Петербурге мы видим, что даже спорный с точки зрения безопасности человек получил гражданство РФ, а русские люди годами не могут этого сделать. Это преступно. Таким образом, пересматривая экономические ценности, мы пересматриваем и гражданские ценности. Следует прямо сказать, что интересы гражданина России для нашего государства выше, чем интересы иностранцев.

В этом нет никакой сегрегации, расизма. Это нормальный подход.

Добавлено: 20-04-2017, 09:58
87

Похожие публикации


Наверх