Ткачев решил: россиянам дешевые помидоры не нужны

Хотя, конечно, турки ожидали большего. Для них краеугольным камнем остается экспорт в Россию томатов, на долю которых еще в 2015 году приходилось 62% всего объема поставок турецких овощей в нашу страну. К слову, основной источник происхождения турецких помидоров — это провинция Анталия.

По словам президента Союза экспортеров стран Западного Средиземноморья Мустафы Сатыджи, после введения российского эмбарго фермеры в Анталии были вынуждены искать новые рынки сбыта. Сегодня томаты поставляются в 41 страну Европы и Ближнего Востока, включая такие экзотические, как Мальдивы. По словам Сатыджи, сейчас один из приоритетов — это продвижение помидоров в Саудовский Аравии, которая считается самым перспективным рынком.

Кроме того, Турция сейчас расширяет сферу своего «Соглашения о свободной торговле», заключенного с Израилем еще в 1996 году. Один из его пунктов касается именно сельскохозяйственной продукции: на днях в Израиль отправились первые партии турецких томатов, не облагаемые таможенными пошлинами.

Такое решение принял израильский минсельхоз после того, как в этой стране резко выросла оптовая цена на помидоры (килограмм стоит 7 шекелей, или примерно 110 рублей). Так что, можно не сомневаться, что Турция быстро завоюет «помидорный» рынок не только Саудовской Аравии, но и Израиля. А мы будем покупать помидоры дороже двухсот рублей за кило.

Полмиллиарда — перекупщикам

Председатель Турецкой ассоциации инвесторов и производителей теплиц Мюслюм Йылмаз говорит, что сегодня в этой стране действует не менее 6 тысяч современных теплиц, в которых выращивается 200 тысяч тонн томатов ежегодно. По словам Йылмаза, из-за развитой технологии турецкие помидоры в России традиционно были дешевле, чем сами российские.

Сегодня же они по-прежнему массово продаются в России — только на их перепродаже наживаются «серые» посредники, а вовсе не производители. Ведь в условиях санкций турецкие помидоры ввозить в России нельзя, и делается это окольными путями. Скажем, через Белоруссию, которая с конца 2015 года неожиданно увеличила импорт томатов впятеро, Грузию (рост вчетверо), Польшу (рост вдвое), Азербайджан (рост в 1,6 раза). И на этом, по подсчетам Йылмаза, посредники за прошлый год нажились на $ 500 млн. Да и нам за эти «серые» томаты приходилось платить дороже, чем если бы они шли напрямую.

Наверняка, доля турецких овощей и фруктов (пусть и поступающих по «серым» схемам) на российских прилавках осталась немалая. Между тем, официальные лица утверждают, что она ничтожно мала. Так, по словам президента Российского союза овощеводов Сергея Королева, сегодня до 80% огурцов и 40−50% томатов выращиваются внутри страны. А через три года, обещает Королев, удастся полностью заместить абсолютно весь импорт тепличных овощей.

Конечно, при условии, что правительство оставит в действии санкции. Впрочем, министр сельского хозяйства Александр Ткачев уже заявил, что российский рынок для турецких помидоров открыт не будет. В реальность этого сценария не верят эксперты. В частности, управляющий партнер консалтинговой компании Retail4you Сергей Лищук говорит, что в России сегодня не более 20% овощей продается по доступным для потребителей ценам. И основная причина — именно то, что власти добровольно закрыли рынок для одного из крупнейших экспортеров дешевых овощей в Европе.

Впрочем, о том, что было бы с российским агрорынком, если бы он не оказался закрыт для турецкого импорта, можно судить на примере соседней Украины. В этой стране поставки турецких овощей (и в том числе помидоров) за прошлый год удвоились. И при этом продаются по цене примерно в полтора раза ниже, чем украинские (в пересчете 55−60 рублей против 80−100 рублей).

Теплицы — путь в никуда?

В общем, единственные победители в «войне санкций» — это крупные российские компании, производящие парниковые овощи. Во-первых, они увеличили долю на рынке, а во-вторых, еще и не позволяют снижаться ценам. Зато в проигрыше остались и российские покупатели, и турецкие фермеры. Каковы же перспективы «тепличного» рынка в России, спросила «Свободная пресса» у директора Института социально-экономических исследований (ИСЭИ) дагестанского научного центра РАН, доктора экономических наук, профессора Сергея Дохоляна.

— Первое, что лично у меня вызывает сомнения, это статистика. Основная доля в производстве овощей принадлежит личным подсобным хозяйствам (в Дагестане, например, более 70% производится в ЛПХ). Но мы знаем, что такого учета реально нет, но есть «методики досчета», которые позволяют имитировать статистические показатели, значительно отличающиеся от реально существующей картины.

«СП»: — То есть можно предположить, что столь резкого роста производства овощей, как говорят чиновники, в России нет?

— Да, я рискну заметить, что большая часть «выращиваемых» овощей — это статистический «воздух». Эту версию подтверждает отчасти тот факт, что очень мало ведется строительства перерабатывающих предприятий, складских помещений. Да и вся инфраструктура, направленная на сохранение урожая, не развита, поскольку сохранять и перерабатывать особо нечего.

То, что производится в ЛПХ, — это продукция в основном для личного потребления, а не для торговли. Да и то, что выращивается, порою остается на полях как удобрение, так как имеет место проблема вывоза урожая. Низкие закупочные цены также отталкивают от увеличения объемов производства. В целом логистика в сельском хозяйстве «хромает на все четыре лапы».

«СП»: — А как вы оцениваете развитие тепличных комплексов? Сумеем догнать Турцию, где их шесть тысяч?

— Развитие парникового производства овощей — тема, конечно, интересная. Но необходимо отметить, что тепличные овощи — это не дешевый продукт. Они имеют ограниченный спрос, не случайно, большая часть парниковой продукции направляется на реализацию в основном в крупные российские города (Москва, Санкт-Петербург и т. д.) где имеют место высокие среднедушевые доходы.

То есть развитие парниковых хозяйств не решит в целом проблемы насыщения внутреннего российского рынка во всем ценовом диапазоне.

Добавлено: 21-04-2017, 15:34
92

Похожие публикации


Наверх