Российской экономике сулят рывок из болота

25 апреля экономисты Внешэкономбанка (ВЭБ) также констатировали, что страна вышла из рецессии, но предупредили, что она вновь может в нее вернуться. Рост, который демонстрирует экономика РФ, пока не устойчивый. Так, в первом квартале ВВП России сократился на 0,3% в годовом выражении, однако вырос с исключением сезонного и календарного факторов на 0,3% к показателю в четвертом квартале 2016.

«Статистику за март в целом можно рассматривать как позитивную. По нашей оценке, ВВП вырос на 0,2%, компенсировав спад февраля. Вновь ожила обрабатывающая промышленность. Рост прошел почти по всем видам деятельности. После падения в первые два месяца года, в марте высокие показатели продемонстрировали машиностроение, металлургия, химия, пищевые производства и легкая промышленность», — рассказал главный экономист ВЭБа Андрей Клепач.

В то же время, промышленность перестала играть роль главного драйвера в экономике. Инвестиционная активность также начала снижаться, а рост потребительского спроса остается нестабильным. Поэтому прогнозы о том, насколько долгосрочным будет выход из рецессии, специалисты ВЭБ делать не решаются.

Далеко не все эксперты разделяют эти осторожно-позитивные оценки. Так, эксперты «Центра развития» Высшей школы экономики считают, что рост экономики настолько незначителен, что это, скорее, стагнация. Наблюдается падение в ряде сфер — строительстве, розничной торговле, инвестициях. А позитивная динамика обусловлена, скорее, ростом цен на энергоносители, чем внутренними успехами.

По мнению специалистов, чтобы выйти из рецессии, нужны неожиданные меры, имеющие характер «позитивного шока» — устранение административных барьеров, судебная реформа и, в частности, отмена преследования по ряду экономических статей.

Пока специалисты подсчитывают макроэкономические показатели, россияне не чувствуют оживления экономики и роста, о котором говорят власти. Напротив, реальные доходы населения продолжают падать. В феврале 2017 Росстат сообщил, что реально располагаемые денежные доходы россиян (скорректированная на уровень инфляции сумма, которая остается в распоряжении после обязательных платежей) упали на 4,1% по сравнению с февралем прошлого года. До этого в январе доходы незначительно выросли впервые за два года, но связано это было с единовременной выплатой пенсионерам в размере 5000 рублей.

Несмотря на эти показатели, граждане РФ не спешат жаловаться на жизнь. Если верить опросу ВЦИОМ, опубликованному 26 апреля, в стране зафиксирован рекордный показатель индекса счастья впервые с 1990 года. 85% россиян довольны своей жизнью благодаря семье и крепкому здоровью, а от проблем они уходят во «внутренний мир».

Финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин считает, что и экономика к концу года начнет радовать россиян.

— Сейчас у нас есть определенные зачатки роста, но это еще не устойчивая тенденция. В этом можно согласиться с докладами и ВЭБа, и Высшей школы экономики. Но если говорить о прогнозах на среднесрочную и долгосрочную перспективу, мое видение существенно отличается от них.

Во всех этих прогнозах аналитики просто экстраполируют текущие тенденции на будущее, не ожидая кардинальных изменений. Нельзя сказать, что это ошибка, но такой подход при анализе процессов в экономике не всегда оказывается верным. Например, когда кризис только начинался, многие государственные ведомства и частные компании свои прогнозы пересматривали почти каждый месяц, снижая их все ниже и ниже.

Сейчас, когда экономика восстанавливается, будет обратная ситуация. По мере роста экономики прогнозы будут пересматриваться в сторону повышения.

«СП»: — Что же станет причиной этого роста?

— Думаю, уже в ближайший год Центробанк завершит цикл жесткой монетарной политики, то есть перестанет охлаждать экономику посредством высокой ключевой ставки, чтобы добиться низкой инфляции. Когда это случится, российской экономике станет гораздо легче расти. При этом сама по себе низкая инфляция также будет важным драйвером роста.

Это распространенная ситуация в развивающихся странах, которая называется «ловушка среднего дохода». Когда ВВП достигает определенной отметки по паритету покупательной способности на душу населения, дальше он не растет. Для того чтобы преодолеть эту стагнацию, необходимо чтобы новым драйвером роста стали сектора экономики с высокой добавленной стоимостью.

Этим секторам нужные дешевые длинные деньги. Но они не могут появиться из воздуха, им нужна низкая инфляция и плавающий валютный курс, а также свободное движение капитала. К этим трем маркерам Центральный банк и идет посредством того, что таргетирует инфляцию. В краткосрочной перспективе это охлаждает экономику, но в среднесрочной и долгосрочной даст существенный выигрыш с точки зрения экономического роста.

Сейчас рост экономики действительно очень вялый, но уже к концу года ситуация заметно улучшится, и темпы роста по итогам года могут достигнуть 1−1,5%. В среднесрочной перспективе эти темпы могут превысить 2% именно за счет того, что изменится структура экономики, и новые отрасли, требовательные к дешевому и длинному капиталу, в том числе заемным средствам, получат этот капитал.

«СП»: — Какие именно отрасли могут придать этот новый драйвер роста?

— Как я уже сказал, это отрасли с высокой добавленной стоимостью. Их много, например, производство автомобилей или строительство. Они требуют дешевый длинный капитал. К примеру, квартиры продаются в ипотеку. Сегодня ипотечная ставка составляет в среднем 11%. Если она составит не 11%, а 5%, большинство людей, которые сегодня снимают квартиры, будут покупать их в ипотеку, потому что это станет выгодней. Машины при снижении ставки также начнут покупать в кредит, а не копить на них.

Компании смогут выпускать облигации под низкую процентную ставку и привлекать дешевый капитал для инвестиций в основные средства. Очень требователен к дешевому длинному капиталу фармацевтический бизнес и IT-сфера. В технологических компаниях преобладают венчурные инвестиции, но сути это не меняет.

Отказ от фиксированного курса снижает риски для инвесторов. Ведь если курс плавающий, нет опасений, что Центральный банк вдруг опустит курс, и вы потеряете инвестиции. Отказ от ограничений на движение капитала также будет способствовать притоку инвестиций.

«СП»: — А как насчет рисков, указанных Сбербанком — снижения цен на нефть и новых санкций?

— Конечно, если цены на нефть резко упадут, ничего хорошего для российской экономики это не принесет. Точно так же, если санкции ужесточат, это скажется на росте. Хотя, если честно, дальше их особо некуда ужесточать, и некоторые оставшиеся шаги будут равноценны объявлению войны. Так что в этом отношении Сбербанк прав. Но при прочих равных плавающий курс примет на себя эти внешние шоки.

«СП»: — Что это значит?

— Если цены на нефть снизятся, то курс рубля автоматически ослабнет по отношению к основным мировым валютам. У нас не произойдет резкого увеличения дефицита федерального бюджета и скачка безработицы. Так что риски есть, но новая макроэкономическая стратегия их в значительной мере нивелирует.

Ведущий аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева считает, что риски для роста экономики кроются и во внутренней политике.

— Идет сокращение темпов падения экономики, ситуация улучшается. Стагнация — это ситуация, когда экономика топчется на месте, роста нет, а снижение от года к году больше. Сегодня по цифрам о стагнации не может быть и речи.

В то же время, говорить о том, что рост экономики устойчивый, пока преждевременно. Прошел только первый квартал 2017 года. Динамику роста можно будет оценить не раньше четвертого квартала. Пока ситуация выглядит неплохо. За последние два года темпы падения ВВП сократились, хорошие данные по инфляции, сокращается безработица, растут индексы. Ситуация стабильная, но о долгосрочном росте говорить рано.

«СП»: — Что может затормозить рост экономики?

— Низкие цены на нефть — это один из главных негативных факторов для развития экономики. При низких ценах нам нужен слабый рубль, у нас возникает дефицит бюджета, крупнейшие компании, ориентированные на экспорт сырья недополучают прибыль. Если цены снова упадут, восстановление экономики, безусловно, замедлится.

«СП»: — В отчете Сбербанка еще одним риском названы новые санкции…

— Да, это верно. Дополнительные ограничения, так или иначе, отражаются на экономике. Как и политические риски в целом, которые отражаются на темпах роста экономики.

Помимо политического фактора я бы выделила и внутренние риски, связанные с тем, что определенные реформы продвигаются недостаточно быстро. Инвестиции в инфраструктурные проекты медленно окупаются. Есть проблемы в законодательной сфере, налоговой и так далее. Так как мы сильно зависим от внешних факторов, эти вещи обычно уходят на второй план.

Тем не менее, эффективность внедряемых реформ, импортозамещения и проводимой экономической политики в целом влияют на то, насколько быстро будет найден выход из кризисной ситуации. Если экономического «выхлопа» не будет, то фактически деньги из резервных фондов будут потрачены напрасно. Мы имеем реальный риск потратить средства из ФНБ и ничего не получить взамен, оставшись с пустыми резервами.

Добавлено: 27-04-2017, 11:58
73

Похожие публикации


Наверх