Никита Кричевский: Медведев займется маниловщиной-2035

В целом это означает, что за 20 лет экономика России вряд ли догонит ОЭСР по основным показателям. Что на деле готовит нам новая программа развития, будет ли она реализована?

— Программа развития экономики до 2035 года — это сочинение на свободную тему, — считает доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский. — Есть такой формат в общеобразовательной программе, когда учащийся фантазирует и пишет, что бог на душу положит.

Наша ситуация похожа: есть указание президента составить некую программу, олицетворяющую видение будущего — вот чиновники и берут под козырек, и начинают фантазировать. Замечу, фантазируют они в отношении людей, которые еще не родились — речь, напомню, идет о 2035 годе и снижении инвестиций в образование. Получается, эти не рожденные заранее приговорены, при этом сами авторы программы не просто доживут до 2035 года, но доживут в нынешнем неизменном состоянии.

На деле, на подобные цифры и прожекты не стоит обращать внимания. Люди, которые пишут сегодня прогнозы, не представляют, в каком состоянии экономика РФ будет даже через полгода.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Наша экономика и бюджет стоят, прежде всего, на добыче сырья и его экспорте. И никакой программы переориентации экономики с одного модуля развития на другой не существует. Предполагается, что те же экономические доминанты, которые мы имеем сегодня, перенесутся в 2035 год. Так же будет востребованы нефть и газ, такой же будет доля России в мировом производстве углеводородного сырья, таким же будет бюджет.

При этом совершенно не учитываются изменения, которые теоретически могут происходить — и наверняка произойдут — в сфере альтернативной энергетики, цифровой экономике, в качестве жизни людей.

Надо понимать: сегодня в России мы имеем дело с экономикой, которая на 60% является сферой услуг. И совершенно непонятно, какой эта экономика будет через 5−10 лет, не говоря о горизонте 2035 года. Тем более, гадают об этих горизонтах чиновники, срок полномочий которых ограничен весной 2018 года. Поскольку в 2018-м, после переизбрания президента страны, нынешнее правительство будет отправлено в отставку.

«СП»: — Какая судьба ждет новую программу развития?

— Все нынешние прожекты, которые предполагают сохранение текущего сырьевого статуса российской экономики, снижение бюджетных вливаний в образование и здравоохранение, а также в науку, культуру и поддержание национальной идентичности, будут красиво оформлены и представлены на рассмотрение президента. После этого они найдут достойное место в анналах правительства, наряду с концепциями долгосрочного развития «2020», «2030» и прочими фолиантами, которые ныне хранятся в архивах Белого дома. Благо, места в этих архивах еще очень много.

Делая такие программы, вбрасывая их в общественное поле, инициируя обсуждение и критику, чиновники подтверждают свой статус нужности в системе государственной власти. При этом эти чиновники прекрасно понимают, что от них абсолютно ничего не зависит — все ключевые решения принимаются не в Минэкономики, а в Кремле и на Старой площади.

«СП»: — Можно ли сказать, что экономический блок правительства отказывается от базовых установок на построение социального государства и развитие человеческого капитала?

— От базовых установок — на словах — никто не отказывается. Тонкость в том, что сегодня социальным является практически любое государство в мире. Вопрос только в том, каковы параметры социальной ориентации того или иного государства.

В России, по сравнению с США и ЕС, параметры социальности сейчас ниже. И у нас заявления властей о приверженности принципам социального государства и необходимости развивать человеческий капитал — всего-навсего пустые декларации.

Никто ничего здравого в российской системе координат не предлагает по простой причине. Движение в направлении социального государства предполагает увеличение финансирования образования, здравоохранения и повышение качества окружающей человека среды. Для этого требуются внятные программы развития, деньги на их реализацию, а главное — люди, которые будут воплощать эти планы в жизнь. В России ничего этого сегодня нет.

— Кабмин, составляя подобные программы, занимается нейроцифровым программированием, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Чиновники не могут объяснить, откуда берутся цифры в таких прогнозах, поскольку берутся они, я считаю, просто с потолка.

При этом речь идет сразу о трех вариантах развития — базовом, консервативном и целевом. Этого я вообще не понимаю, поскольку в реальном прогнозе должен быть только целевой вариант. Иначе получается, что правительство не управляет экономикой, а просто пытается гадать.

Должен сказать, что российская экономика сегодня действительно неуправляема. Более того, в программах развития правая рука не ведает, что делает левая. Например, в документе «О стратегии экономической безопасности РФ до 2030 года» сначала записано, что существует тесная взаимосвязь между экологической и экономической безопасностью государства, а спустя несколько десятков страниц — что в России избыточные расходы на охрану окружающей среды, и это является фактором ослабления экономической безопасности.

На мой взгляд, все это говорит об одном: авторы прогнозов и стратегий зачастую вообще не понимают, о чем они пишут. Если говорить по-профессорски, экономическому блоку нашего правительства нужно было бы поставить «двойку».

Добавлено: 24-05-2017, 08:03
47

Похожие публикации


Наверх