Сделает ли Путин «новый Крым» в экономике

Программы: выбор у президента есть

На данный момент готова программа правительства на 2017−2025 годы «от Дмитрия Медведева». Она представлена президенту 19 мая 2017 года. Также готовится программа «от Кудрина» — это засекреченный материал, где Алексей Кудрин, экс-министр финансов, вновь расскажет о страхах по поводу инфляции и развитии институтов. 30 мая 2017 года отправил Путину свою программу Константин Бабкин, промышленник, президент Росспецмаша. Его программа направлена на развитие производства в России. Еще одна программа «от Титова» — «Стратегия роста», разработана на основе предложений Столыпинского клуба. Борис Титов, бизнес-омбудсмен свою программу сдал 28 февраля 2017 года, сейчас происходит доработка некоторых направлений.

Если программы Медведева и Кудрина «засекречены», то остальные открыты — их легко можно найти в интернете.

Так, Константин Бабкин уверен, — если правительство начнёт проводить предлагаемые им принципы в жизнь, в стране начнётся бурный экономический рост. Уже сегодня промышленник видит это на примере своей отрасли. «В сельхозмашиностроении правительство нас хоть немного слушает, и отрасль растёт темпом 25% в год уже четвёртый год», — написал он в соцсетях. По его словам, при грамотной поддержке отрасль может расти ещё долго, причем, то же самое может происходить и со всей экономикой в России.

Борис Титов в обосновании необходимости принятия своей стратегии делает ставку на выполнение социальных обязательств. «Единственный вариант на следующем президентском сроке — это срок новой экономической политики. Если он не станет таким, то у нас очень мало шансов выполнить обязательства, прежде всего социальные, перед народом», — рассказал он.

Титов и Бабкин не сошлись по барьерам

В чем же разница между программами Бабкина и Титова. Сами авторы утверждают, что в их программах практически нет отличий, кроме одного нюанса. Это — взгляд на защиту своего производителя в ракурсе таможенной политики. Титов не скрывает в этом вопросе своих либеральных взглядов. «Я не считаю, что надо выстраивать барьеры и что таможенная политика сегодня главное. Наша страна должна защищаться, но мы знаем примеры, когда политика импортозамещения в Латинской Америке привела к отрицательному результату. Поэтому лучше давать в открытой конкуренции преференции своему бизнесу. Мы должны иметь условия лучше, чем иностранцы. Иначе мы будем есть только молочные сосиски, а не баварские», — утверждает он.

Константин Бабкин не поддерживает такое мнение. По его оценке, надо проводить политику здорового протекционизма, что значит создать равные условия конкуренции между российским производителем и зарубежным. По этой логике, если за рубежом кредиты дешевле, есть субсидии на экспорт, ниже расходы на ведение бухгалтерии и содержание охраны и так далее, то российскому производителю тоже надо снижать издержки: либо давать субсидии, либо ставить защитные барьеры в виде импортных пошлин и т. д.

Вы предлагаете строить забор?! — возмущаются либералы. Нет, не на все, — отвечает Бабкин. И приводит пример разумной политики: в области сельхозтехники сегодня работает субсидия 1432, которая делает конкуренцию на внутреннем рынке адекватной, поэтому импортные пошлины для комбайнов строить не надо. Другое дело — те позиции, которые не получают поддержки от государства. Вот их и предлагает поддержать Бабкин за счет введения пошлин.

Весь мир занимается поддержкой экспорта, вступает в спор Сергей Катырин, глава ТПП РФ. Он привел в пример Китай, который занимается экспортом по следующей схеме: главное там сказать, что я хочу экспортировать, а дальше тебя государство на руках носить будет и все что хочешь для тебя сделает. Катырин не против ограничений импорта, если они разумны и вписываются в наши международные обязательства. «Мы же сейчас не открыли рынок помидоров для Турции. Потому что надо дать возможность реализовать себя тем, кто набрал кредитов под выращивание овощей, и только потом открыть рынок. Поэтому временное ограничение на узкий сегмент — вполне разумный шаг. Но массовое ограничение я не приветствую», — пояснил глава ТПП РФ.

Есть и еще одно отличие программы Бабкина от Титова. Титов говорит, что надо найти 50, 200, 400 проектов (точное количество не указывается) и туда направить все ресурсы и все деньги: сделать именно для них дешевые кредиты, налоговые льготы. А как же остальные? Наверно, сбоку. Бабкин же говорит, что все производства, которые «живы» в России — все достойны поддержки. «Производители гаек, полиграфического оборудования, пиджаков. Все, кто пережил 90-е и 2000-е годы и умеет производить продукцию, которую покупают при бесчеловечных экономических условиях, тот доказал свою крайнюю жизнеспособность, конкурентоспособность и достоин господдержки», — утверждает Константин Бабкин.

Против кого дружим?

Если по поводу пошлин Титов и Бабкин готовы поспорить, то по поводу программы Кудрина выступают единым противовесным блоком. По словам Бориса Титова, у Кудрина — инерционный сценарий. «По Кудрину, есть некий уровень развития экономики, который отвечает сегодняшнему балансу и системе. Он говорит, что Россия достигла этого уровня и дальнейшие инвестиции в экономику не приведут к росту, а приведут к росту инфляции. Кто определил этот уровень?», — задается вопросом Титов. По его мнению, в России огромное количество инвестиционных ниш, где можно развиваться и вся продукция будет продана, потому что есть спрос, импортозамещение, выход на экспорт.

Однако и Кудрин не сдается, говоря о важности низкой инфляции и бюджетного баланса, ну и, конечно, о развитии институтов. «Столько лет было, почему они не подтянули институты — не понятно!», — недоумевает Титов. По его мнению, бизнесу не важен бюджет, а важно иметь условия развития. «Риски у нас в стране однозначно высокие, но самое главное — доходность упала. Снизьте издержки для бизнеса: налоги, тарифы, процентные ставки и все пойдет развиваться. Не сделаете это — никакая инфляция вам не поможет», — подчеркивает Титов.

Константин Бабкин также не в восторге от стратегических идей Кудрина. «Набор догматов гайдаровской религии, их толкование в связи с задачами текущего момента. Подборка бездоказательных утверждений», — так оценивает Бабкин «очередное пророчество экономического стратега». Вредный это экономист, несерьёзный, — не без иронии добавляет он.

Рецепты Кудрина я бы сравнил с тем, как если бы Чикатило призвали защищать женщин от насилия, — нелестное мнение Павла Грудинина, директора подмосковного Совхоза имени Ленина. «Может ли человек, который участвовал в развале экономики в 2000 годы, сделал нашу страну зависимой от иностранных инвестиций, отправлял бюджетные деньги за рубеж, при этом, не инвестируя в собственную экономику, предложить что-либо созидательное? Эти деньги до сих пор лежат под небольшой процент годовых за кордоном и работают на чужую экономику», — рассказал он в интервью.

Не так трагически видит программу Кудрина Елена Дыбова, вице-президент ТПП РФ. Она рассказала, что Торгово-промышленная палата участвует и в разработках Центра Алексея Кудрина. «Мы понимаем, если не принимать участие в этом процессе, то мы можем опять получить вариант другой парадигмы развития. Поэтому у нас там очень жесткие позиции. И мы часто говорим, — вот это ошибка, а вот это — преступная ошибка, а вот так — вообще двигаться нельзя. То есть с нашей стороны это попытка повлиять на процесс», — считает Дыбова.

Многие эксперты скептично настроены к программе Кудрина, потому что помнят о тех годах, когда он был при должности. По оценке Михаила Делягина, экономиста, будучи министром финансов, Кудрин в мировой кризис 2008 года «сработал» так, что международные резервы страны за шесть месяцев сократились на 250 млрд. долларов. «Побочными следствиями этой политики было истощение бюджета и обеднение народа, у которого инфляция „съела“ и текущие доходы, и сбережения», — заключил Делягин.

В Иркутской области уже проводят новую экономическую политику

В то же время в России уже есть регионы, которые проводят новую экономическую политику вне зависимости от решения центра. Речь идет об Иркутской области. Полтора года назад Сергей Левченко, губернатор Иркутской области внедрил новую модель «Государство развития», в основе которой госпланирование и развитие производства. «Сегодня в России много территорий опережающего развития (ТОР) и свободных экономических зон, а результата — нет. Поэтому мы перешли к планированию», — рассказал он. По его оценке, действующие программы региону не подходят. Новая модель уже зарекомендовала себя: например, сегодня в Иркутской области самая дешевая электроэнергия в РФ.

Сергея Левченко рассказал, что следит за программами, которые поступают к президенту РФ. «Если исходить из позиций Бабкина, Титова и Кудрина, которые я слышу из прессы, то мне ближе вектор Константина Бабкина, он комплексный», — подчеркнул он. По оценке губернатора, Кудрин говорит о том, что уже было в 90-е годы, — «давайте все приватизируем и тогда нам всем будет счастье». Ну, приватизировали, а где счастье, кому счастье? — возмутился Левченко. По его словам, страна 25 лет борется с инфляцией, с вывозом капитала за рубеж, занимается приватизацией — а результата нет.

Губернатор оценил программу Бориса Титова как программу бизнеса. «Когда программу создает бизнес — это не программа развития государства, а программа развития бизнеса. А Титов замахивается на госпрограмму», — считает Левченко.

«Мне в жизни приходилось видеть много программ, начиная с „400 дней“, „500 дней“, когда предлагали на 127 сутки приватизировать всю промышленность, и на следующий день будет счастье. Ну, не работает это», — отметил глава региона.

Повторит ли Путин крымский сценарий в экономике?

Сам Борис Титов настроен на то, что его идеи войдут в программу президента или правительства. «Мы предлагаем свои идеи и будем рады, если они будут приняты. В бизнесе много людей, управленческие навыки которых могут быть переложены на государственный уровень», — уточнил он. По его словам, главное перейти от политики стабилизации, которая проводилась в России много лет, к политике роста. Иначе мы отстанем от всех, — заключил он.

«Даже если будет принята кудринская стратегия, мы все равно не должны останавливаться», — считает Константин Бабкин. Промышленник выразил мнение, что надежды на радикальное изменение экономического курса мало. Однако мы все помним, как Владимир Путин неожиданно совершил поворот во внешней политике, дав возможность Крыму присоединиться к России. По этой причине Путин может решиться на изменение внутренней политики, а именно ее экономического вектора, — заключил Константин Бабкин.

Добавлено: 2-06-2017, 09:59
139

Похожие публикации


Наверх