Страсти по Сокурову

Речь Александра Сокурова на «Нике» взволновала общественность. Все-таки нечасто люди такого масштаба публично высказывают мнение, что называется, вразрез.

Но киносообщество - это отдельный мир со своими законами и негласными правилами. И вот этот мир после выступления знаменитого режиссера оказался расколот.

Да, давненько о премии «Ника» столько не говорили. И сейчас бы, думается, обошли вниманием. Есть «Золотой орел», который давно уже выиграл эту «кинопремиальную» гонку. Все, что «летает» ниже, не слишком интересно. К тому же оппозиционность «Ники» - кинематографическая, разумеется - по сути, чистая формальность. Семья Михалковых-то на всех одна. «Орел» - детище Никиты Сергеевича, президент «Ники» - Андрей Сергеевич, пусть даже Кончаловский.

Но это совсем не та история, когда «брат пошел на брата». Вот и «Рай» у них один - победил и там, и здесь. Другое дело, что не все хотят жить в таком «раю»...

Итак, что же сказал Сокуров, получивший премию «Честь и достоинство»? Сказал о судьбе осужденного режиссера Сенцова, об ошибке государства, которое «не желает услышать школьников и студентов». О том, что надо принять закон, «запрещающий арестовывать и вообще прикасаться к женщинам, девушкам, которые участвуют в общественных акциях».

Сказал о «подмене просвещения, образования какими-то религиозными догматами». И, наконец, о запрете к показу в России фильма «Русский ковчег», а также о возможном запрете других его картин.

А вот что сказали в ответ наши видные кинематографисты, которых опросил «Мир Новостей».

Юрий Кара,

режиссер:

- Когда я слушал выступление Александра Сокурова, то почему-то вспоминал эпизод из недалекого прошлого. Тогда Сокуров попал на прием к Путину, выпросил у государства на съемки фильма «Фауст» 11 миллионов евро и снял его в Германии. А в это время на «Ленфильме» плакали, потому что у людей не было работы. А ведь они могли бы участвовать в съемках этой картины. Почему-то тогда Сокуров не вспоминал о творческой молодежи...

Ну а его слова в защиту Сенцова, который мог бы стать террористом, если бы ему не помешали, мне вообще непонятны. Я вспоминаю, как Старовойтова ездила в Германию, заходила в тюрьмы, а, вернувшись в Питер, говорила, что общалась с заключенными: такие милые ребята. Хочется сказать Сокурову: защищая террористов, не нарвись сам, даже если большую часть времени живешь в Германии.

Что касается женщин - тоже не совсем понятно. Среди женщин есть и шахидки, и просто агрессивные, жестокие амазонки, которые, если принять такой закон, о котором говорит Сокуров, начнут безнаказанно избивать, калечить полицейских. И что, получается их нельзя трогать? В общем, в словах Сокурова много противоречивого. И к согласию в обществе они не приведут. Скорее, наоборот, будут способствовать расколу.

Николай Бурляев,

актер, режиссер:

- При всем уважении к Александру Сокурову не могу с ним согласиться. Мы действительно упустили молодежь. Но данный упрек надо адресовать не нынешнему руководству страны, потому что происходит это еще со времен начала перестройки. И я не согласен с тем, что надо заигрывать с молодыми людьми и подстраиваться под них, потакая во всем, открывая и культивируя молодежные клубы, в которых пропагандируются аморальные вещи.

Сейчас в принципе идет процесс оздоровления российского общества. Да, нужно очищать авгиевы конюшни от коррупции, беспредела, вседозволенности зарвавшихся чиновников. Но при этом не надо раскачивать лодку. Мы все это проходили перед революцией 1917 года. Не сомневаюсь, что такие политические выпады не привнесут мира и согласия, скорее, наоборот, заставят выкопать топор войны.

Владимир Бортко,

режиссер, депутат Госдумы:

- Я не хожу на «Нику» и стараюсь как можно меньше читать, слушать и смотреть о том, что там происходит. Осуждать своих коллег не хочу и не стану, равно как и поддерживать. У них свое мнение, у меня свое. Творческие люди имеют право высказываться, не идти в одной шеренге, спорить, не соглашаться друг с другом. Но, вообще, то, что происходило на «Нике», мне неинтересно. Политикой я занимаюсь в Госдуме. А когда снимаю кино, думаю совсем о другом. И коллегам желаю того же.

Владимир Наумов,

режиссер:

- Я на «Нике» не был, плохо себя чувствую. Однако я понял, что говорил Сокуров. То, что его фильмы запрещают и не пускают в прокат, - это ужасно. Это хамство! Один мой фильм по Достоевскому пролежал на полке 22 года. Так что я знаю, что это такое!

Александр Митта,

режиссер:

- Я не видел в зале тех, кто был не согласен с речью Сокурова. После его выступления был гром аплодисментов, некоторые даже встали. Но я хочу, чтобы все поняли: не нужно искать в нас, то есть в тех, кто поддерживает Сокурова, оппозиционеров.

Я старый человек, я вне политики. Мы, люди искусства, просто заботимся о будущем поколении. И он совершенно прав! Нельзя вести себя так с женщинами и детьми даже на подобных акциях.

А потом, что такого страшного случилось? Вышли мирные граждане и просто хотели получить ответы на свои вопросы. Вот и все! Если думать, что наша молодежь - враги, то они таковыми и станут. Вот об этом говорил Сокуров. И, конечно, важны его слова о запрете фильмов. Это никуда не годится. Многие режиссеры сталкивались с такой проблемой в советское время. И что, опять?..

Добавлено: 6-04-2017, 07:35
61

Похожие публикации


/** * RECOMMENDED CONFIGURATION VARIABLES: EDIT AND UNCOMMENT THE SECTION BELOW TO INSERT DYNAMIC VALUES FROM YOUR PLATFORM OR CMS. * LEARN WHY DEFINING THESE VARIABLES IS IMPORTANT: https://disqus.com/admin/universalcode/#configuration-variables*/ /* var disqus_config = function () { this.page.url = PAGE_URL; // Replace PAGE_URL with your page's canonical URL variable this.page.identifier = PAGE_IDENTIFIER; // Replace PAGE_IDENTIFIER with your page's unique identifier variable }; */ (function() { // DON'T EDIT BELOW THIS LINE var d = document, s = d.createElement('script'); s.src = '//http-novostimira-net.disqus.com/embed.js'; s.setAttribute('data-timestamp', +new Date()); (d.head || d.body).appendChild(s); })();
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх