Вечная Чайка под легким ветром

Литовский актер и режиссер Казлаускас приехал с нетипичным стремлением не удивлять и шокировать, а сохранить исходный посыл. Как он сам отмечает в интервью, «режиссура в нашем сегодняшнем понимании — это сказать что-то такое, чего не смог донести автор. Тогда зачем ты берешься за его пьесу? И начинается: пьесе ломают позвоночник и пишут свою версию».

Возникает естественное противоречие, кто-то скажет, что нет никакого смысла ставить такую пьесу, как «Чайка» без этого самого перелома. Самые яркие примеры — «Чайка» Юрия Бутусова в «Сатириконе», о которой, видимо, Казлаускас и говорил в цитируемом интервью, что «там было все, кроме самой пьесы, от нее осталось только название», а также номинировавшаяся на «Золотую маску» в этом году «Чайка. Эскиз» Евгения Марчелли ярославского Театра им. Волкова. Театр Бутусова, с большим к нему уважением, можно вынести за скобки, а вот постановка Марчелли, наверное, является одной из лучших «чаек» на сегодняшний день, прекрасно сыгранной, отлично продуманной, и, если уж на то пошло, не с переломанным хребтом.

«Чайка 73458» значительно ближе к Марчелли, чем к Бутусову, режиссер не выбегает на сцену в диком танце и актрисы не сплетаются в безумном калейдоскопе Аркадиных-Нин. Впрочем, при всей бережности интерпретации, какая-то изюминка нужна всегда, в данной постановке помимо цифры в названии это новый персонаж, которого играет народный артист Юрий Смирнов. Это Константин Треплев с позиции вечности, уже после самоубийства, и призрак, и частица той самой, придуманной им самим «мировой души», вот и в пьесе об орлах и куропатках дух читает большую часть роли «чайки» Заречной. Начинается спектакль также со стихотворения «Чайка 73458» в исполнении Смирнова, будто сочиненным Треплевым в своем небытии.

Надтреснутый печальный голос Смирнова задает тон всему спектаклю, а его герой напоминает персонажа рассказа Борхеса, додумывающего свой роман в ту секунду, пока к нему летит пуля во время расстрела. Треплеву-старику торопиться некуда, он бродит по сцене, бросая ироничные комментарии, и переживает главные моменты снова и снова. Учитывая, что Юрий Смирнов служит в культовом театре с 1963 года, в его появлениях можно увидеть и мост, привет (призрака?) старой Таганки.

Кстати, молодая Таганка в спектакле вполне на уровне, хорошо смотрится главный дуэт Александра Метелкина и Дарьи Авратинской (дочери Апексимовой и Валерия Николаева, выпускницы курса Дмитрия Брусникина в Школе-студии МХАТ), Тригорин в исполнении музыканта (фрик-барда, по собственному определению) Василия Уриевского.

Фото: предоставлено пресс службой Театра на Таганке

В целом, за вычетом персонажа Смирнова, мы видим достаточно традиционную «Чайку», с режиссурой, как ее характеризует пресс-релиз, «подобной ветру, который лишь оживляет листву на деревьях». С мягким юмором в эпизодах, с хорошими актерскими работами от самой Ирины Апексимовой, которая в образе Аркадиной дебютировала на сцене возглавляемого ею в качестве директора с 2015 года театра, до Сергея Векслера — в роли администратора, который не дает хомуты и рассказывает о попадании в запендю.

Фото: предоставлено пресс службой Театра на Таганке

Но избежал ли режиссер «запенди» выбора между старыми и новыми формами, о которой сокрушается в пьесе и сам Треплев? Тут решать и оставаться при своем мнении зрителю. С другой стороны, из такого количества «чаек» нетрудно выбрать что-то для себя.

Добавлено: 24-05-2017, 12:00
68

Похожие публикации


Наверх