Рыцари короля Любимова

В год столетия революции российский театр отмечает и 100-летие одного из своих главных революционеров, создателя Театра на Таганке Юрия Любимова. К круглой дате в Театре на Таганке, подготовили премьеру, небольшой, стильный спектакль Тимура Бадалбейли «Сцены из рыцарских времен», постановку, в которой смешались в кучу, как в хорошей рыцарской драке Пушкин, Байрон, и Юрий Любимов, которому спектакль официально посвящен.

Юрий Петрович Любимов совсем немного не дожил до своего столетия, его не стало осенью 2014 года. Но родной театр он, в очередной раз в своей биографии, покинул чуть раньше, и прощались с легендарным режиссером в Театре Вахтангова. При этом, в Театре на Таганке (в отличие от отпочковавшегося еще в 90-е «содружества актеров Таганки») сохранилась та труппа, с которой патриарх пережил свою осень уже в нашем веке, сделав ряд ярких спектаклей. Вот и в «Сценах из рыцарских времен» участвовал только один актер, не работавший с Любимовым.

Сцена из спектакля "Сцены из рыцарских времен" (Фото: предоставлено пресс службой Театра на Таганке)

Почему для постановки выбрана последняя, незавершенная пьеса Пушкина? «Оказалось, неплохой автор», — улыбается Тимур Бадалбейли в фойе перед последним прогоном пьесы. Далее, впрочем, Тимур отвечает серьезнее, что хотел поставить «Сцены из рыцарских времен» с тех пор, как был студентом Щукинского училища и вот, не прошло и 27 лет… Плюс «захотелось если не первооткрывателем, то ступить на неизведанную территорию».

Потому что Пушкин — любимый любимовский автор, добавляет информации композитор Татьяна Жанова, создававшая специальное звучание для рыцарей Таганки, «звук средневекового вневременья».

Звук искал и Бадалбейли, и уже в прямой связи с Юрием Любимовым. «Я хочу найти то звучание, которое сразу отличит и обозначит стилистику и эстетику нашего театра, созданного Любимовым. Если такая нота зазвучит и будет услышана, думаю, это будет достойно памяти великого режиссера», — цитирует режиссера пресс-релиз.

Спектакль представляет собой сложный коллаж, литературную основу дополняют «Русалка» и множество стихотворений Пушкина, а также «Каин» Байрона, ну и все то, что очень часто добавляется современными режиссерами для полного раскрытия задумки классика и актуализации материала — песни от «Рыцарского турнира» Владимира Высоцкого до «Всюду деньги», преобразованного в «Money» из фильма «Кабаре», и советского хита из «Весны на Заречной улицы», танцы, беседы со зрителями, которых вовлекают в битву с рыцарями под видом косарей и т. д. В данном случае, имея дело с незаконченной пьесой, можно еще и не обидеть никого из поклонников полного соблюдения источника.

Герой пушкинской пьесы — рыцарь бедный Франц, то есть, поначалу не бедный, а сын обеспеченного человека, Мартына, и собственно, не рыцарь, а мещанин. К деньгам Франц испытывает презрение и идет в рыцари, теряя наследство, и это еще не все его неприятности, действие обрывается как раз на том моменте, когда решается вопрос казни несчастного. Рыцарь Ротенфельд соглашается не вешать, но дает честное слово, что Франц не покинет тюрьмы, пока «стены его замка не подымутся на воздух и не разлетятся…».

Так как один из героев пьесы — монах Бертольт, изобретающий порох в том же замке — то, по задумке Александра Сергеевича, этим дело и должно было завершиться. Кстати, немного забавно, что премьера рыцарской пьесы в Театре на Таганке (26 мая) совпала с выходом в кинопрокат нового фильма Гая Ричи «Меч короля Артура». Вышло даже сюжетное сходство, кино-Артур также борется с врагами-рыцарями и в финале тоже стены башни отрицательного героя Джуда Лоу разлетаются. На Лоу немного похож в этой пьесе Дмитрий Высоцкий, сыгравший плохого рыцаря Альбера (Константин Любимов в роли Ротенфельда также был хорош, это к вопросу волшебных для Таганки фамилий).

Сцена из спектакля "Сцены из рыцарских времен" (Фото: предоставлено пресс службой Театра на Таганке)

Немного напомнило монтаж Гая Ричи (в принципе, ставший одним из немногих украшений упомянутого фильма), то, как Тимур Бадалбейли изящно перетасовал наброски пьесы. При этом, на самом деле бережно обойдясь с каждой строчкой «неплохого автора» Александра Пушкина. Хороший монтаж, когда всего много и ничего лишнего.

Оставшийся, как и Таганка, без художественного руководителя всех времен Театр-Мастерская Фоменко, недавно выпустила спектакль «Сон в летнюю ночь», пытаясь сделать его так, чтобы сам Петр Фоменко остался доволен. Идея оказалась правильной, спектакль Ивана Поповски выиграл «Золотую маску», понравившись, кажется, абсолютно всем. В данном случае, Бадалбейли пошел еще дальше, внедрив в спектакль учителя. Время от времени, действо прерывалось светом прожекторов, и актеров отчитывал за что-то их самый главный режиссер Юрий Любимов. В записанных фрагментах Юрий Петрович рассуждал об условном театре, о демократии, которой в нем нет места, что «с того света придушит, если загубят его театр» и даже в конце повторял шутку одного актера «Таганку долго я терпел, но и Любимов надоел».

Это могло бы выглядеть нарочито, но получилось искренне и совсем не напоминало аудио-инсталляцию в «музее Таганки Юрия Любимова». Скорее попытку спиритического сеанса рыцарей круглого стола вокруг осиротевшего в камне экскалибура.

Добавлено: 6-06-2017, 06:02
56

Похожие публикации


Наверх