Может ли РФ стать лидером постсоветского пространства

Может ли РФ стать лидером постсоветского пространства

12 марта директор Национальной разведки США Джеймс Клаппер, рассказывая американским сенаторам о внешних угрозах на 2013 год, отметил, что Кремль, как и в предыдущие годы, сосредоточит усилия на укреплении влияния в странах бывшего СССР. При этом Москва будет использовать для этого как уже действующий Таможенный союз, так и пестуемую Владимиром Путиным идею создания Евразийского союза.

С одной стороны, ничего принципиально нового Клаппер сенаторам не сообщил: с первых лет президентства Путина Россия с упорством старалась взять под контроль происходящие на постсоветском пространстве процессы, и кое-каких результатов в этом направлении добилась. С другой стороны, если подобная тенденция, как предполагает Клаппер, сохранится, то Москве (с учетом рефлексирующей по советским временам российской верхушки) придется перейти к иным, более результативным методам воздействия на соседей.

Даже после создания Таможенного союза и Единого экономического пространства, куда помимо России вошли Казахстан и Белоруссия, Кремль, по сути, в одиночку продавливает свои же интеграционные инициативы. Нурсултана Назарбаева и Александра Лукашенко понять можно — они и так с определенной долей риска поддержали создание наднациональных структур, и дальнейшее потакание интересам Москвы сведется фактически к потере части суверенитета. На более тесное сближение в Минске и Астане, в принципе, пойти могут — но только в том случае, если возникнет непосредственная угроза для действующих там режимов.

Пока белорусские и казахстанские лидеры извлекают выгоду из уже имеющихся договоренностей в экономической сфере, не вмешиваясь в геополитические расклады и не подпуская Москву к своей собственной политической кухне. Когда Лукашенко усиливает политическую реакцию, его мало волнуют комментарии Запада, но, к примеру, признать Абхазию с Южной Осетией, как того хочет Россия, президент Белоруссии не торопится.

Украина золотая

При всем внешнем дружелюбии отношений, установившихся между Россией и Украиной эпохи Януковича, на линии Москва-Киев нынче идет упорная подковерная борьба — разные свидетельства об этом то и дело просачиваются в прессу. Украина выбирает между евроинтеграцией и присоединением к Таможенному союзу, который из традиционного междусобойчика Москва-Минск-Астана имеет шансы превратиться в серьезный противовес Евросоюзу — в том случае, если Кремль все же додавит своих коллег на Банковой. В конце концов, если брать в расчет территорию, население и экономический потенциал, то Украина перевесит и Чехию, и Словакию, и Венгрию, и любую другую страну бывшего восточного блока, входящую ныне в ЕС.

То, что Кремль день за днем усиливает нажим на украинское руководство, прослеживается в том числе и по тональности сюжетов на российских телеканалах. В феврале 2013 года, когда Янукович посещал саммит Украина-ЕС, телеканал «Россия» сообщал об акциях протеста, которыми отреагировали украинцы на переговоры в Брюсселе. «Янукович дал понять, что ради сближения с ЕС он готов пожертвовать Таможенным союзом с Россией. Чего, впрочем, нельзя сказать о большинстве граждан Украины», — утверждалось в сюжете. А чтобы российский зритель понял, что это «большинство» собой представляет, телеканал продемонстрировал пикет с участием четырех (!) человек из пророссийского движения «Украинский выбор» Виктора Медведчука. Между тем, социологические опросы показывают, что 48 процентов украинцев считают, что их страна должна вступить в Европейский союз, против этого решения выступают 29 процентов. И только 40 процентов делают выбор в пользу союза Таможенного — при 37 процентах против. В вопросе «или-или» 42 процента граждан Украины отдают преимущество ЕС, 32 — Таможенному союзу.

В марте телеведущий Дмитрий Киселев также в эфире «России» в довольно издевательской форме прошелся по внешней политике Януковича, предсказав Украине полный коллапс в случае подписания с ЕС договора об ассоциации. По словам ведущего, «дела у Януковича — дрянь, пугают уже везде — и с Запада, и с Востока, а возможности у Киева достойно сделать достойный выбор все меньше». «Экономика в Украине деградирует, в армии ни одного боеспособного батальона, газовая труба ржавеет, а скоро вообще останется пустой, украинцы уезжают на заработки за границу», — поделился Киселев своими апокалиптичными наблюдениями. Но и терпение России, по его словам, не бесконечно, поэтому, дескать, давайте уже до нашего костра, иначе поздно будет. Такому тону и форме подачи в данном случае позавидовал бы и прокремлевский публицист Михаил Леонтьев.

На Украине подобные выпады воспринимаются крайне болезненно, причем не только оппозицией, которая, кажется, уже поставила знак равенства между Таможенным союзом и преисподней. Власть имущим настойчивость и фамильярность россиян тоже не по нраву. Накануне депутат Верховной Рады от правящей Партии регионов Ярослав Сухой выразил возмущение в связи с сюжетом «России» о Януковиче. «Похоже, что это у российских политтехнологов дела дрянные, раз они опускаются до такого мелкого шантажа президента суверенного государства», — заявил парламентарий и даже предрек Путину «майдан», которым и закончится его «царствование».

Если оставить в стороне злопыхательство Киселева и перманентную истерику украинской оппозиции по поводу Таможенного союза, то позиция Януковича не выглядит такой уж беспомощной. Участие в ТС для Киева — это, прежде всего, возможность потребовать от России определенных уступок, причем, если судить по более чем осторожным заявлениям самого Путина, в Москве уже даже не рассчитывают на полноценное вступление Украины в союз. Но даже если будет реализована какая-либо другая формула украинского участия, то и за это Кремль должен будет предложить Януковичу что-то более весомое, чем, например, скидку на газ сроком на год. В любом случае главное — это то, что выбор у Украины есть. Вполне возможно, что он будет сделан уже в апреле, когда состоится встреча президентов стран-членов Таможенного союза.

Извилины Каримова

Тот, кто двигается все время вперед, одолеет любой холм: если верить этой узбекской поговорке, то Узбекистан за более чем 20-летнее правление Ислама Каримова прошел не очень большое расстояние и по-прежнему околачивается где-то у подножия холма, размышляя, по какой дороге ему пойти и кого выбрать в качестве «старшего брата» — Россию, США или, может быть, Китай.

На этой неделе глава МИД Узбекистана Абдулазиз Камилов провел переговоры в Вашингтоне с госсекретарем США Джоном Керри. Разговор, как и предполагалось, вертелся вокруг Афганистана, который американцы вроде бы собираются покинуть после 2014 года, хотя на этот счет уже существуют определенные сомнения.

Перед встречей высказывались предположения, что стороны обсудят возможность передачи Узбекистану вооружения, которое американцы не намерены забирать с собой из Афганистана, но и оставлять там не рискнут из опасений, что оно попадет в руки талибов. Ранее представители Белого дома говорили о том, что планируют оставить Каримову на безвозмездной основе определенное количество «нелетальной» военной техники, в частности, беспилотники. Это же касается и союзников США. По словам министра обороны Великобритании Филиппа Хаммонда, основная часть британских вооружений отправится из Афганистана в Европу по узбекской территории, а расплатится Лондон с Ташкентом «техникой и запчастями» к ней на сумму 700 тысяч долларов. Понятно, что в случае с США речь идет о куда большей сумме. Причем в СМИ уже не раз появлялись сообщения, что, говоря исключительно о «нелетальном» характере своих подарков Ташкенту, западные партнеры лукавят — речь идет о самом обыкновенном оружии и бронетехнике.

Нацелившись на вовлечение Узбекистана в сферу своего влияния, Вашингтон предпочел забыть свои вчерашние тревоги по поводу не слишком демократичных методов тамошней власти. Так, американцы проигнорировали очередное предостережение Human Rights Watch, не устающей твердить о нарушениях официальным Ташкентом прав человека. Хотя под влиянием Белого дома, который в глазах мировой общественности не может позволить себе сотрудничать с диктаторами, возможно, и правозащитники скоро признают Каримова либералом. Определенные намеки на это уже есть — например, в марте организация «Репортеры без границ» исключила Узбекистан из списка врагов интернета.

Наметившееся с середины прошлого года сближение Узбекистана и США, а также вторичный выход республики из состава ОДКБ заставляет кремлевских деятелей искать рычаги давления на Ташкент. В самом крайнем случае Москва могла бы просто организовать на узбекской территории второй «Андижан», который, можно не сомневаться, был бы подавлен с той же жестокостью, что и первый. В этом случае Запад был бы просто вынужден вновь отвернуться от Каримова, и тому не осталось ничего другого, кроме как искать понимания у России. Это вовсе не означает, что Кремль начнет готовить боевиков и засылать их в Ферганскую долину — чтобы расшатать ситуацию в республике, достаточно отправить на родину пару-тройку миллионов узбекских гастарбайтеров, почти на треть формирующих местный бюджет.

Неизвестно, можно ли считать случайной оговорку посла по особым поручениям министерства иностранных дел России Анвара Азимова. На днях он, отвечая на вопрос о том, будет ли введен визовый режим с республиками Центральной Азии, сослался на сделанное ранее заявление Путина и сообщил, что такая мера предусмотрена с 2015 года. Позже, правда, Азимов поправился и пояснил, что речь идет о въезде в Россию по загранпаспортам (сейчас граждане Узбекистана могут въезжать в РФ по внутреннему паспорту). Путин в декабре 2012 года также говорил о запрете въезда по внутренним паспортам для граждан стран, не входящих в Таможенный союз. Так или иначе, курс на ужесточение режима пересечения границы гастарбайтерами явно прослеживается. И думается, в этих мерах, наряду с желанием сбить волну недовольства среди россиян количеством приезжих, есть и явный сигнал тому же Каримову. Последний же, не отказавшийся от идеи сделать Узбекистан региональным лидером, пока склоняется в пользу США, которые могут ему это позволить, тогда как Россия терпеть конкурентов на постсоветском пространстве не намерена.

Можно, только осторожно

Грузия, пережившая осенью прошлого года фактическую смену власти, пока еще старается вести самостоятельную политику, но, похоже, дистанция между Москвой, которая пока особо не демонстрирует желания подмять под себя и этот кусок постсоветской периферии, и Тбилиси постепенно сокращается.

Ярлык «пророссийский политик», который до парламентских выборов прочно закрепился за нынешним грузинским премьером Бидзиной Иванишвили, больше не используется, поскольку Иванишвили попросту стал единственным — альтернативы в Грузии ему на сегодня нет. В своей риторике премьер тоже пока далек от славословия в адрес северного соседа и категорически отвергает возможность возвращения Грузии в СНГ, но оппоненты политика убеждены: во власть он пришел именно для того, чтобы «сдать» республику россиянам. Условия такой сделки могут быть какими угодно — вплоть до возвращения в состав Грузии (к примеру, на условиях широкой автономии) Абхазии и Южной Осетии. Дело того стоит: заполучив Грузию, Кремль восстановит транспортный коридор с дружественной Арменией и отрежет Европу от туркменских и азербайджанских углеводородов.

При всей фантастичности подобного сценария полностью исключать его не стоит — ставки в игре намного выше, чем стоимость абхазских мандаринов и всех ее курортов вместе взятых. Тем более, что, реши Россия пожертвовать отколовшимися от Грузии республиками во благо своих имперских интересов, рассчитывать Сухуми и Цхинвали придется только на самих себя — вряд ли помогать им поедут добровольцы из Никарагуа, Науру и других стран, где Абхазия с Южной Осетией получили признание.

Сейчас только решается вопрос с возвращением в Россию грузинского вина и «Боржоми» — и стороны в целом ведут себя крайне осторожно, не распыляясь на прогнозы и обещания вечной дружбы. Для того чтобы изжить взаимную антипатию, которая культивировалась в обеих странах, пока у власти в Грузии был Михаил Саакашвили, необходимо определенное время. Однако, скорее всего, уже после президентских выборов, которые пройдут в Грузии осенью этого года и де-юре оставят не у дел нынешнего президента, ситуация может в корне измениться. Главное для Иванишвили, если он действительно решил вести Грузию в русле прокремлевской политики, — подготовить к этому общественное мнение. В конце концов, в этой республике, если судить хотя бы по возрождающемуся почитанию Иосифа Сталина, тоже есть немало людей, ностальгирующих по советским временам.

Одним из них, очевидно, является бывший глава министерства госбезопасности Грузии Валерий Хабурдзания, заявивший о намерении создать пророссийскую партию и предложивший руководству республики подумать о вступлении в ОДКБ, раз уж с НАТО процесс застопорился.

Когда в конце прошлого года госсекретарь США Хилари Клинтон заподозрила Путина в «ресоветизации» сопредельных стран, российский президент назвал подобные измышления чушью и сослался на «общие язык, менталитет и инфраструктуру» бывших республик Союза. По поводу языка поспорить сложно, но вот от «общего» (то есть советского) менталитета и самой России давно пора бы избавиться, а инфраструктура — это, очевидно, та самая «ржавая труба», которую обнаружил на Украине Дмитрий Киселев. Главное же, о чем Путин не упомянул, поскольку этого и не существует в природе, — это «общие планы на будущее». А без них любое подобие СССР будет обречено на нелепое и трагичное существование.

Петр Бологов
Добавлено: 18-03-2013, 11:45
867

Похожие публикации


Наверх