Портрет явления: 90-е: лихие или святые?

До сих пор не стихают яростные споры о том, как относиться к 1990-м годам, поставившим точку в истории Советского Союза. Благом 90-е оказались для России или трагедией?

Дискуссия на эту тему стала еще острее накануне Дня России. Ведь именно в этот июньский день 27 лет тому назад был официально провозглашен государственный суверенитет России.

Масла в огонь подлило недавнее выступление Наины Ельциной: на презентации своей новой книги бывшая первая леди призвала отказаться от определения «лихие девяностые». «90-е годы надо называть не лихими, а святыми», - высказалась она.

«Мир Новостей» провел опрос среди тех, кто сумел пережить очень сложную эпоху, наступившую после крушения великой империи СССР.

Валерий МАЛЬЧЕВ, выпускник МАИ 1981 года:

- Не буду оригинальным, если напомню читателям, жившим в то интересное время, обыденные факты тех лет. Я не лучше и не хуже других. Типичная для тех лет личность.

Окончил Московский авиационный институт, более 10 лет проработал в военно-промышленном комплексе, а потом внезапно обнаружил себя на рынке в Лужниках, торгующим картриджами для игровых приставок Dendy. Хорошо, что не трусами или лифчиками, что выпало на долю моих коллег.

Подрядился ездить в Польшу, дабы продать отечественные отвертки, оптику, фотоаппараты в обмен на джинсы, жвачку и кроссовки, чтобы опять продать их в Лужниках. Я не платил налоги, я нарушал закон, но налоги в то время, как я понимаю, не платил никто.

У меня не было московской прописки. Это была катастрофа. Любая продавщица продуктового магазина начала 90-х была обязана проверить паспорт покупателя (не милиционер, заметьте, продавщица). Нет прописки - нет колбасы. И ничего не сделаешь.

С помощью моего друга-москвича Вовки Белкина я еще раз преступил черту закона. Напомню, что паспорта в те времена были не прошитыми, как сегодня, а держались на скрепках, как школьные тетрадки, и скрепки эти было легко разогнуть. Я вставлял в свой паспорт странички из его паспорта с московской пропиской и приобретал таким образом продукты питания, каждый раз дрожа у кассы. Слава богу, что у продавщиц не хватало времени сравнить номера на страничках.

Но поскольку я работал в серьезном московском НИИ на Ленинском проспекте, мне наконец выдали «Визитную карточку покупателя». О счастье! Теперь я мог на законных основаниях покупать в магазине продукты!

Но товаров не было. В магазинах был полный треш. После трудового дня я видел в торговом зале периметр из трехлитровых банок с солеными огурцами и вялого краба на кассе. Денег было много, а кушать нечего. Купил краба, распотрошил дома, съел. Что ел, что не ел. Вот такая святость и романтика.

Пить вредно. Но иногда алкоголь нужен - гости, день рождения, Новый год. Приходилось стоять в километровых очередях за двумя бутылками на один водочный талон. И тут милиция просто блистала. Мирных стояльцев не трогали, а вот лезущих без очереди лупили дубинками нещадно.

Доходило до абсурда. Сидя в своей съемной квартире, я слышал неуемный цокот по потолку, и когда стало невмоготу, поднялся к соседям. Дверь открыла хозяйка, к ногам ее прижималась... коза. «Для молочка детишкам приобрела», - оправдывалась соседка. Таковы были реалии тех лет.

А за некоторые моменты мне искренне стыдно. Помнится, в московском «Детском мире» я целый час стоял в очереди в отдел детской обуви и одежды. Познакомился с женщиной с двумя детьми. Поулыбались, поболтали, все было хорошо до тех пор, пока не подошла пора заходить в отдел.

И тут выяснилось, что прописка у нее не московская! Тульская она у нее! И бдительная продавщица, проверив паспорт, отправила ее обратно в Тулу! Ее, гражданку нашей страны! В магазине! Тогда это было нормально. А я со своим левым паспортом в отдел зашел. Стыдно.

Остается добавить, что в «святые» 90-е я утратил свою любимую Родину - СССР, наш народ оказался разделенным. А еще были перестрелки братвы, рэкет, беспредел при разделе государственного имущества и вообще глобальная распродажа Советского Союза.

На мой взгляд, у 90-х есть совсем маленький плюсик - они нас закалили! Сделали нас изворотливыми, находчивыми, непривередливыми. А лихими их назвали совершенно справедливо!

Сергей КАЛИНИН, 56 лет, бизнесмен, г. Москва:

- В 1992-94 годах у меня был ларек в районе Ярославского вокзала, продавал все подряд - от водки в банках «Черная смерть» и польского ликера «Амаретто» до памперсов и импортного печенья, видеокассет с клубничкой, в общем, самый ходовой товар.

Тогда была полная свобода для предприимчивых людей: ты мог хоть с одеждой ширпотреба стоять в оживленных местах, хоть репетиторством подрабатывать. Кто хотел жить хорошо, тот и крутился. Не было такой чрезмерной зарегулированности, как сегодня, запретов на каждом шагу. Малый бизнес развивался, был реальностью, а не разговорами и цифрами в отчетах чиновников.

Ну да, бандиты крышевали, приходилось им отстегивать, так все делали - это было правилами игры. Но и на жизнь, и на развитие торговли оставалось прилично, я даже второй ларек открыл. Впереди были перспективы, причем у всех. Можно было начать с пачки газет, продавать ее в электричках и метро, накопить денег и без особой волокиты открыть свое маленькое дело.

Так что «лихость» присутствовала, и не в чисто отрицательном смысле слова, а в смысле удали, бесшабашности, задора... Что касается «святости»... сомневаюсь.

Евгения ПОКРОВСКАЯ, 49 лет, экс-владелец газеты «Местное время», г. Саратов:

- Свобода слова, торговли, политики - небывалая наступила тогда эпоха для тысячелетней России. Первая, самая демократичная редакция закона «О СМИ» позволяла газетам и журналам расти профессионально, развиваться материально, доносить до людей правду с самых разных точек зрения...

Сейчас у печатных изданий страшные трудности из-за сбыта, потому что ларьки позакрывали во многих городах, в столице, слышала, особенно. А подрыв системы распространения - это вообще подрыв СМИ. Я уж молчу о бешеной стоимости бумаги и типографских услуг. Рынок рекламы просел.

А в 90-е годы Россия приблизилась к лучшим мировым показателям по читаемости периодики, по информационной обеспеченности населения. Теперь все заменили зомбоящиком и перепалками в интернете, а качественная пресса дышит на ладан. Поэтому если 90-е, трудные, полуголодные, и называть святыми - так это в плане развития хороших СМИ.

Салимжан ГАСИН, 62 года, бывший сотрудник МВД, г. Димитровград:

- Лихости тогда хватало, бригады всякие у нас в Ульяновске типа «сапельских» бесчинствовали. Хотя недавно мой бывший коллега сказал, что сравнивали статистику и по ней в 90-е преступность в нашем регионе и даже в столицах была... ниже! Ну статистика - вещь, известно, лукавая...

Просто сейчас куда больше стали регистрировать правонарушения. А в то время мы на мелкую бытовуху и рэкет даже особо и не реагировали, силы были только на серьезные дела. Нищета царила, помню, порой в отделах не хватало бумаги и ручек!

В общем, что ни говори, а в кризисные 90-е людям давали возможность выживать, зарабатывать мелким бизнесом, не давили законами. Существовала «подушка безопасности» в виде малого бизнеса, который сумел тогда и одеть, и накормить нищую страну и довести ее до 2000-х годов в уже относительно пристойном виде. Теперь, в эпоху царства монополий, кризис идет тяжелее. И что уж точно, нынешние годы назвать святыми вряд ли у кого язык повернется.

Добавлено: 16-06-2017, 11:33
56

Похожие публикации


Наверх