Беженцы на вылет

Что происходит в Ингушетии с беженцами из соседних регионов?

Больная тема современной Ингушетии - судьба беженцев из соседних регионов, похоже, переходит финальную стадию нерешенной агонии. По всей республике идет планомерная работа по освобождению пунктов временного размещения (ПВР) от беженцев и вынужденных переселенцев, или, проще говоря, их выдворение на улицу.

В общих чертах

Столкнувшиеся с несправедливостью войны и судьбой людей без дома и средств к существованию отдельные несчастные из этой категории граждан пытаются противостоять государственной машине, которая продолжает, несмотря на возможное противодействие правозащитных организаций, свою неприглядную работу всеми доступными средствами.

Уже давно освоены (во всех смыслах этого слова) субсидии федерального центра на приобретение жилья. И оставшиеся обделенные семьи могут только писать бесконечные жалобы по разным инстанциям в поисках путей выживания в жестоком мире, где уже давно установлен закон сильного: «Если можешь - живи, не можешь - умри и не мешай выживать остальным!»

Ведь, как говорится, «кому - война, а кому - мать родная». Немало ушлых умельцев из числа чиновников Миннаца, Миграционной службы, местных муниципалитетов, да и руководства региона, занимавшихся этими проблемами, сколотили большие состояния.

Немало нашлось и в среде вынужденных переселенцев тех, кто, воспользовавшись случаем, успел получить по несколько раз и деньги, и жилье, и прочие преференции как государства, так и бесчисленных гуманитарных организаций, поделившись при этом, как водится, со справковыписывателями из разных чиновничьих кабинетов.

Но хорошего понемногу, тем более, что глава Ингушетии, исполняя волю федерального центра, поставил перед подчиненными жесткую задачу «убрать весь этот бардак!»

А далее, слово сказано - дело сделано, и взялись государственные мужи за работу, засучив рукава. Закрутились судебные иски по выселению обитателей пунктов временного размещения, а чтобы процесс шел веселее, начали дожимать вынужденных переселенцев отключениями света, воды и газа. Вот такая всеохватывающая осада «беженских крепостей» по всем правилам военного и чиновничьего искусства.

Где тут удержать позиции несчастным женщинам и детям, которые пытаются достучаться до совести наступающих представителей власти, отчаянно доказывая через суд и доступные «гласу народа» средства массовой информации свое право на кров над головой. Гарантированное, между прочим, Конституцией Российской Федерации для всех своих граждан без исключения, тем более лишенных своего жилья этим же государством по обстоятельствам, связанным с ведением боевых действий и в ходе иных действий силовиков.

И если это право имеют жители соседних государств, таких как, скажем, Украина, то почему в нем отказывают своим согражданам?

В деталях

Более предметно о выселении вынужденных переселенцев.

В Ингушетии, помимо пунктов временного размещения вынужденных переселенцев, расположенных на государственных объектах, есть еще лагеря на территории частников.

К примеру, в Назрани это НКП «Ангушт», расположенный вблизи Ингушской республиканской клинической больницы, и НКП «Кристалл», который находился до последнего времени у главного городского рынка. Что касается «Кристалла», то хозяин участка просто жестко потребовал освободить свою территорию. И беженцы были вынуждены искать сдаваемые дешевые комнаты вокруг ближайшего рынка.

Никому из них не пришло в голову как-то оспаривать решение частника. Более того, запуганные люди даже не посмели обратиться за помощью к Уполномоченному по правам человека в республике или в какую-либо иную организацию. Лишь две женщины написали письмо на имя имама центральной Назрановской мечети Хизира Цолоева с просьбой о помощи. Но, насколько известно, к настоящему моменту никакую помощь они пока не получили.

Что касается мэрии, то, согласно распоряжению главы республики Юнус-Бека Евкурова, для таких граждан при выселении из пунктов временного размещения предусмотрена помощь в размере пяти тысяч рублей на съем жилья. Однако для тех, кто находил приют в частных территориях, подобная помощь не предусмотрена. То же самое касается и лагеря «Ангушт», обитателей которого так же со дня на день готовят к принудительному выселению. А пока для убедительности им отключили свет и газ, оставив лишь подачу воды.

Другой яркий пример - это город Карабулак, где с лагерями вынужденных переселенцев ведется образцово-показательная борьба местной администрации, заключающаяся в оперативном рассмотрении дел каждой семьи через суд с вынесением постановлений на выселение. Здешние ПВР «Рябинка», «Детский сад №1», «Промжилбаза» и «Беркат» планомерно освобождаются от жильцов судебными исполнителями.

Новый руководитель городской администрации Муслим Яндиев установил окончательный срок выселения всех вынужденных переселенцев до середины августа, чтобы успели отметить праздник окончания месяца Рамадан, не омрачая торжества, и отправлялись затем в «свободное плавание».

Откуда возьмутся деньги?

Однако и в показательном Карабулаке дело не обошлось без курьеза. Судья городского суда Заяудин Мержоев, в чьем ведении находился иск местной администрации к очередным четырем несчастным семьям, на этапе рассмотрения дела примерно в конце мая текущего года вдруг ушел в совещательную комнату по уже другому уголовному делу и выпал из поля зрения заинтересованных сторон на долгих двадцать дней.

После этого оказалось, что он находится уже в законном отпуске, и тем самым вынужденные переселенцы получили небольшую отсрочку, любезно, судя по всему, предоставленную им членом городского суда, не чуждого людскому горю.

Тем не менее «машина» запущена, и как-то кардинально переломить ситуацию не представляется возможным. Единственное, на что могут претендовать выселяемые люди - это временная компенсация на съем жилья из расчета пять тысяч рублей на одну семью в месяц.

Кстати, эти заветные 5 000 являются сами по себе очень примечательной темой. Их выплачивают вроде бы как из местных муниципальных средств, но сами сотрудники администрации говорят, что эти деньги им приходят из регионального бюджета. Дело в том, что сумма эта по республике набегает немалая, но ее нет и прописанной в общем бюджете Ингушетии.

Там есть лишь статья «Разное», где указана незначительная сумма средств, явно не достаточная для такого существенного финансирования. Поэтому остается гадать, откуда (из какой черной кассы) глава субъекта Юнус-Бек Евкуров берет эти деньги.

А пока ни сколько-нибудь понятного механизма, кому из вынужденных переселенцев и как выделять эти средства, не существует. И это создает благоприятную почву для махинаций в местных администрациях с такой последней, такой небольшой надеждой на крышу над головой изгоняемых на улицу несчастных людей.

Источник:kavpolit.com

Добавлено: 18-08-2014, 12:38
167

Похожие публикации


Наверх