Германия-Россия: перезагрузка?

Новый министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль заинтересован в установлении хороших отношений с Москвой. Об этом в пятницу, 27 января рассказал журналистам в Берлине официальный представитель министерства Мартин Шефер.

«Новый глава министерства заинтересован в том, чтобы поддерживать отношения с Россией по возможности процветающими и хорошими», — заявил Шефер.

«Россия — это важнейший сосед Европы. Она стоит в повестке нового главы МИД, иначе и быть не может. Она является важнейшим партнером для переговоров», — добавил он.

При этом он отметил, что встречи нового министра с российским коллегой Сергеем Лавровым пока не запланировано, но она произойдет сразу же, как только «как только будет подходящее время». Он добавил, что оба министра уже знакомы друг с другом.

В тот же день новый глава МИД на закрытом приеме, устроенном в ведомстве в честь его назначения призвал сохранить сотрудничество с США вне зависимости от «тона Вашингтона».

«Какой бы тон не принимали США в наш адрес, для нас это должно оставаться ориентиром», — сказал Габриэль, добавив, что «наша рука должна оставаться протянутой».

Ранее, выступая на приеме, его предшественник Франк-Вальтер Штайнмайер произнес речь, в которой попрощался с сотрудниками министерства. Он сказал, что «международное положение держало нас (сотрудников) в напряжении, но оно и сплотило нас». По его словам, Габриэлю передается немецкое внешнеполитическое ведомство, которое «сильно, как никогда прежде».

Напомним, Штайнмайер покинул свой пост, чтобы всецело сосредоточиться на подготовке к президентским выборам, на которые он идет от партии «Христианско-демократический союз» (ХДС).

Зигмар Габриэль, бывший до того министром экономики, до этого всегда занимал умеренную позицию по «украинскому вопросу», призывая «разрешить украинскую проблему, а не заставить Россию встать на колени». Он также предлагал ослабить санкции против Москвы в обмен на сотрудничество в Сирии.

— Заверения в дружбе с Россией — это общие слова, которые и канцлер Меркель не раз произносила до этого, — напоминает политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Более того, о хороших отношениях с нами говорят даже государственные деятели таких исторически недружественных по отношению к России стран, как Польша и Великобритания. «Россия — это важнейший сосед Европы» — это просто трюизм из области географии. Собственно, помимо России Европа соседствует только лишь с Турцией, которую даже социал-демократический министр-еврооптимист Зигмар Габриэль вряд ли смог бы поставить выше по значению, чем Россию.

«СП»: — Каким образом может быть реализован озвученный представителем МИДа интерес?

— Дружба между нашими странами, если оставить в стороне дежурные дипломатические сантименты, должна заключаться в осязаемых вещих: кубометрах, квадратных метрах, миллиардах долларов, торговле, снятии санкций, совместной борьбе с международным терроризмом и т. д. Это не так сложно осуществить, ведь мяч находится на стороне Германии. Москва была и остаётся открыта к восстановлению взаимовыгодных отношений с Берлином и другими европейскими столицами.

«СП»: — Ранее, выступая на приеме в министерстве Штайнмайер заявил, что передает немецкое внешнеполитическое ведомство, которое «сильно, как никогда прежде». Согласны ли вы с этим? Насколько вообще сильна сегодня немецкая и общеевропейская дипломатия?

— Говоря это, Франк-Вальтер Штайнмайер представлял не только министерство, но также и социал-демократическую партию, от которой он планирует баллотироваться на пост президента Германии в нынешнем году. Разумеется, он не мог говорить о ведомстве, которое он возглавлял, с перерывами, почти десятилетие, что-то действительно критическое.

Германия является наиболее сильной страной Европейского союза в экономическом отношении. Во внешней политике, однако, Берлин на протяжении всего послевоенного периода не имел свободы манёвра, как не имеет и сейчас. Не следует забывать, что несмотря на окончание всех войн, включая Холодную, на территории Германии сейчас размещается около двухсот американских военных баз разной величины и оснащения. Очевидно, что в этой связи мы можем говорить лишь об ограниченном суверенитете Берлина, в том числе и в отношении внешней политики.

В целом же общеевропейская дипломатия — это эвфемизм, означающий страны Евросоюза, готовые соглашаться с внешнеполитическим курсом Германии, который, в свою очередь, прокладывается под пристальной супервизией Вашингтона. Нормализация отношений между ЕС и Россией — это функция от двусторонней американо-российской разрядки.

«СП»: — Как бы вы охарактеризовали уровень германо-российских отношений при Штайнмайере? Улучшились они или ухудшились? Какова в этом роль самого Штпйнмайера?

— Второй министерский срок Штайнмайера на посту главы внешнеполитического ведомства Германии начался в 2013 году, то есть совпал с началом нынешнего кризиса в отношениях России с Западом. Кроме того, нельзя забывать, что кризис был вызван государственным переворотом на Украине, который не смог бы состояться без поддержки, прямой или косвенной, со стороны внешнеполитического ведомства Германии. Поэтому о каком-то улучшении отношений Москвы и Берлина при Штайнмайере говорить можно только в качестве несмешной шутки.

Действительно, Франк-Вальтер Штайнмайер сыграл положительную роль в подписании соглашения о прекращении огня на Донбассе. Но, опять же, без участия Германии в госперевороте война на востоке Украины не началась бы в принципе.

«СП»: — Как они могут измениться при Габриэле? Насколько это зависит от исхода выборов в Германии?

— Штайнмайер — член социал-демократической партии, Габриэль — её председатель с 2009 года, еврооптимист и сторонник либерального подхода к иммиграции из неевропейских стран. Очевидно, с таким идейно-политическим багажом трудно быть симпатизантом путинской России или, теперь уже можно добавить, трамповской Америки.

Согласно последним соцопросам, социал-демократы набирают максимум 24% (на прошлых выборах было 26%), ХДС-ХСС лидирует с 36% (ранее было 42%). Евроскептическая «Альтернатива для Германии», выступающая за немедленное снятие санкций с Россией и восстановление нормальных отношений между государствами, пока набирает 10−12% и не сможет глобально повлиять на внешнюю политику Германии.

В этой связи, снова повторюсь, нормализация германо-российских отношений зависит от того, получится ли наладить серьёзный и взаимовыгодный диалог Москве и Вашингтону.

— Вполне возможно, что доля искренности в заявлении представителя германского МИДа присутствует, — уверен профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор политических наук, член Научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло.

— Есть в нем, разумеется, и стремление подстроиться под новый политический тренд, запущенный Трампом. Есть здесь и желание послать предварительный сигнал Трампу до его телефонного разговора с Меркель, Олландом и Путиным. И то, и другое, и третье, в принципе, внушает определенные надежды на то, что в ближайшем будущем отношение Германии к России изменится. Что касается доведения позиции через официального представителя, то здесь новый глава МИД может преследовать две цели:

1) он не может лично делать заявления по этому поводу до официального заявления Меркель (по факту телефонного разговора с Трампом и Путиным);

2) официальный представитель доводит до аудитории только то, что ему поручили озвучить, и ни одним соловом больше.

Соответственно, его нельзя поймать на крючок каверзным вопросом, зацепить репликой, заставить раскрыть больше, чем ему разрешили. В этом плане министр более уязвим и у него больше шансов втянуться в дискуссию или о чем- то случайно проговориться.

«СП»: — Габриэль всегда занимал умеренную позицию по вопросу украинского конфликта, призывая «разрешить украинскую проблему, а не заставить Россию встать на колени» и предлагая ослабить санкции против Москвы в обмен на сотрудничество в Сирии. Как могут измениться германо-российские отношения при новом министре? Будет ли он лучше или хуже Штайнмайера.

— Сложно судить, будет ли он лучше или хуже Штайнмайера. На первый взгляд, он будет более гибким и более склонным к компромиссам, чем его предшественник. Вместе с тем, проводимая им политика во многом вероятно будет определяться именно феноменом Трампа и задаваемым им трендом на сближение с Россией, которому Габриель с высокой долей вероятности и будет следовать.

«СП»: — Что вы ждете от предстоящих парламентских и президентских выборов в Германии? Как их итог отразится на отношениях наших стран?

— Если президентом станет Франк-Вальтер — это будет, в целом, неплохо для России. Но президент в Германии — это должность почетная, он ничего не решает. Другое дело выборы в парламент —от их результатов будет зависеть, ставленник чьей партии сядет в кресло канцлера. И это, очевидно, будет уже не Меркель. Будем надеяться, что ее место займет правый национально-ориентированный политик.

«СП»: — Габриэль также призвал сохранить сотрудничество с США вне зависимости от «тона Вашингтона». Означает ли это, что Европа примет желание Трампа улучшить отношения с Россией, если тот решится на это? Ведь еврочиновники не раз заявляли, что не пойдут на отмену санкций только потому, что этого потребует Америка.

— Это означает, что Германия последует за Трампом, если тот пойдет на отмену санкций. Германия дорожит отношениями со Штатами вне зависимости, кто их возглавляет. А брюссельскую бюрократию, выступавшую раньше против России и Трампа, неизбежно ждет большая кадровая чистка.

«СП»: — Уже известно, что первый свой визит Габриэль нанесет в Париж. В ходе нее он обсудит с французским коллегой Украину и другие международные темы. Чего вы ждете от этой встрече? До чего договорятся по Украине?

— Будут готовиться к сдаче Украины — теперь уже в рамках нового тренда нормализации отношений с Россией.

Добавлено: 9-02-2017, 17:34
58

Похожие публикации


Наверх