Вице-президент США Пенс: «Враги подняли свои уродливые головы»

Если с терроризмом все понятно, то остальные «враги», о которых говорил Пенс, вызывают вопросы. Кого именно команда Трампа зачислила в «многочисленные угрозы», которые США должны победить во что бы то ни стало?

Кандидатов не так уж мало. Например, 5 февраля в интервью Fox News Дональд Трамп назвал Иран «террористическим государством номер один». Ядерную сделку с этой страной президент США окрестил позором и обещал подумать над тем, чтобы расторгнуть ее. «Иран играет с огнем. Они не ценят, насколько „добрым“ был к ним президент Обама. Но я не такой!» — написал Трамп в своем Twitter. Минфин США уже расширил санкции против Ирана, а 1 февраля Вашингтон вынес официальное предупреждение Тегерану после подтверждения испытаний баллистической ракеты.

Еще один кандидат на роль «врага» — Китай. Многие аналитики с самого начала прогнозировали, что курс президента, направленный на возвращение производства в Америку, вызовет неизбежный конфликт с КНР. Во время избирательной кампании миллиардер открыто критиковал Пекин за его экономическую и валютную политику. Правда, 10 февраля Трамп провел первый телефонный разговор с председателем КНР Си Цзиньпином и пообещал уважать «политику одного Китая». Сам разговор Белый дом назвал «продолжительным и очень сердечным».

Неизвестно, как будут складываться отношения администрации Трампа с Северной Кореей, давней проблемой США. Пока что Трамп не слишком много высказывался об этой стране, лишь как-то сказал, что ее ракеты не способны долететь до США. Но по сообщениям американских СМИ, республиканец считает политику предыдущей администрации провальной и намерен ее изменить, правда, неизвестно, как именно.

Конечно, нельзя исключать, что в список «врагов США» попадет и Россия. Пока что стороны заявляют, что готовы к конструктивному сотрудничеству, первый телефонный разговор лидеров тоже был «продуктивным». Да и в одном из недавних интервью Трамп заявил, что начнет взаимоотношения с Владимиром Путиным с «доверия». Но он добавил, что эта ситуация может «очень быстро измениться». Новый представитель США в ООН Никки Хейли в первом же выступлении раскритиковала Россию за действия на Украине, повторяя тезисы своей предшественницы.

Профессор Высшей школы экономики, американист Александр Домрин считает, что пока Россия не входит в число «врагов» Трампа, и нужно воспользоваться этой ситуацией.

— Уже в своей инаугурационной речи Дональд Трамп обозначил только одного врага США — это «Исламское государство», в значительно степени созданное его предшественником Бараком Обамой. Уже на второй день после вступления в должность Трамп поехал в Лэнгли, штаб-квартиру ЦРУ, чтобы устроить им разнос. Во-первых, из-за того, что они собирали и публиковали компромат против самого Трампа, который не выдерживает никакой критики. И, во-вторых, из-за поддержки и спонсирования «Исламского государства».

В этом смысле Трамп полностью придерживается своих предвыборных обещаний. ИГ сейчас — главный враг Соединенных Штатов, причем вскормленный прошлыми администрациями США. Но не единственный. Еще один враг, которого Пенс не назвал, но имел в виду, это Иран.

«СП»: — Почему именно Иран?

— Иран сегодня никак не угрожает Америке. Но он угрожает Израилю, а это большой друг и товарищ нового президента США. И это, на мой взгляд, не совсем правильная политика Трампа.

Пусть с Израилем хорошие отношения, но непосредственно для США Тегеран опасности не представляет. В итоге Вашингтон снова начинает играть не для защиты своих национальных интересов, а для защиты национальных интересов другого государства. Просто из-за дружественных отношений с Израилем.

«СП»: — То, что Иран становится главным врагом США, повлияет на наши отношения с Вашингтоном? Может, мы тоже автоматически попадаем в список «врагов», как партнеры Тегерана?

— Сейчас мы должны взять паузу. Обычно о новых президентах США и их перспективах судят по первым ста дням. Но Трамп уже так много сделал в первые недели после инаугурации, что говорить о некоторых тенденциях можно уже сейчас.

Для нас сейчас главное — не влезть в конфронтацию с Трампом из-за Ирана. Сначала нужно подождать, какие будут с его стороны решения в отношении Украины. Это негативный балласт, с которым в Вашингтоне не знают, что делать. Не случайно одной из первых Госдепартамент покинула наша «любимая» Виктория Нуланд со своими печеньками.

Есть перспективы установления более дружественных отношений с Трампом, чем с администрацией Обамы или, тем более, Клинтон. Поэтому не нужно поднимать вопрос с Ираном — просто забыть о нем на какое-то время, и налаживать отношения с США. А дальше уж потихоньку разгребать эту ситуацию с Ираном.

Руководитель центра исследований внешнеполитического механизма США Института США и Канады Сергей Самуйлов называет еще одного недруга новой администрации.

— Главный противник для нынешней администрации — это Китай. В экономической сфере он наступает США на пятки, а по паритету покупательной способности уже обошел американцев. На сто долларов там можно купить гораздо больше товаров, чем в Штатах.

Еще администрация Джорджа Буша-младшего начала проводить политику сдерживания Китая, которую продолжил Обама, а теперь и Трамп. Они хотят окружить КНР поясом проамериканских демократий. США восстановили отношения с Вьетнамом и рядом государств Юго-Восточной Азии, кардинально улучшили отношения с Индией. Кстати, нашу страну во время первого срока Обамы тоже пытались втянуть в эту коалицию, но безуспешно.

Трамп во время избирательной кампании неоднократно говорил, что недоволен Китаем, что это противник. Поэтому речь Пенса, на мой взгляд, это камень в китайский огород. Хотя, конечно, прямо об этом никто в администрации Трампа говорить не будет.

Правда, несмотря на это, Трамп уже отказался от Транстихоокеанского партнерства, задуманного Обамой, как противовес Китаю, чтобы тот не мог диктовать правила мировой торговли. К тому же, после Канады КНР — это второй по значимости торговый партнер США. То есть с одной стороны, мы видим попытки сдерживания, как в отношении Советского Союза, а с другой — очень активную торговлю, которой, кстати, китайцы дорожат.

И поэтому они тоже не очень довольны Трампом, который обещал на 40% поднять ввозные пошлины на китайские товары. Ну, на 40% ему вряд ли дадут их поднять, а вот 20% Конгресс может и поддержать. Только время покажет, как будут развиваться отношения между Китаем и США. Но то, что разногласия между сторонами будут, несомненно.

«СП»: — Пенс говорил о «врагах», а не об одном противнике. Кого он еще имел в виду?

— На самом деле, он не лукавил, когда говорил, что США хотят задавить ИГИЛ. Это важная задача для Трампа, и он готов воспользоваться любой помощью, в том числе российских ВКС и армии Башара Асада.

Поэтому-то Трамп и не хочет рассматривать нашу страну в качестве врага. Но на него давят со всех сторон — и ястребы в Конгрессе, и либеральные СМИ, и внешнеполитические эксперты из консервативных мозговых центров, и даже Европа, которая убеждает его отказаться от отмены санкций.

Темные силы, в том числе и Киев, стремятся максимально осложнить Трампу внешнеполитическую жизнь, рассорить его с Владимиром Путиным и с Россией. Но Трамп — довольно сильная личность. Пока что у него не было серьезной конфронтации с Конгрессом. Я ожидал ее во время назначения Рекса Тиллерсона на пост госсекретаря, но все прошло гладко. Поэтому не исключено, что новому президенту удастся проводить свою политику. Хотя с той же долей вероятности возможно, что истеблишмент прогнет Трампа под себя.


* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Добавлено: 11-02-2017, 07:04
83

Похожие публикации


Наверх