Пять ярких моментов из жизни Виталия Чуркина

Трудно представить сейчас кого-то на его месте. Тем не менее, Виталий Чуркин, например, мог делать свою карьеру не как дипломат и политик, а стать артистом. В 13 лет он снялся в фильме о Ленине «Сердце матери», а потом еще в двух картинах — «Синяя тетрадь» и «Ноль три». Кто знает, возможно, актерский опыт тоже пригодился во время ярких дискуссий и громких заявлений на самой серьезной международной арене. Вот одни их самых ярких моментов его публичной деятельности.

1. Мифы, легенды и реальность

Легенды о Чуркине действительно существуют. Одна из них, что 1 сентября 1983 года он единственный из советского посольства в США отвечал на вопросы американских журналистов о сбитом над Охотским морем южнокорейском «Боинге» с двумя сотнями пассажиров на борту. Сбил самолет советский истребитель, и нужно было держать ответ за весь СССР. Сам Чуркин позже скромно назвал это легендой, сказав, что он на самом деле в Америке выступал о другой трагедии. В 1986 году перед американцами он говорил о Чернобыльской АЭС и взрыве на ней.

Но тема сбитого самолета не ушла с повестки дня в деятельности постпреда. В 2015 году он выражал волю руководства страны, объявив вето на резолюцию Совбеза ООН по созданию трибунала по расследованию авиакатастрофы с малазийским «Боингом». Виталий Чуркин заявил тогда, что документ о создании трибунала плохо проработан и юридически несостоятелен. И что авторы проекта резолюции по созданию трибунала для уголовного преследования виновных в крушении малайзийского «Боинга» над Донбассом поставили во главу угла «политико- пропагандистские», а не практические цели.

Он заявил также, что из-за сбитого в 2001 году украинскими ВВС российского самолета трибунала не создавали.

5. Не лишить вам права вето, не лишить

Желающих лишить Россию права вето, так как она очень часто использовала его в принятии резолюций ООН, всегда находилось немало. По словам Чуркина, риторика вокруг возможного лишения нас этого права выходит исключительно из цели оказать на Россию политическое давление.

Постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин во время голосования по российскому проекту резолюции по ситуации на востоке Украины (Фото: Zuma/ТАСС)

— У меня такое ощущение, что некоторые страны не понимают, что такое вето. И напоминал, что право вето — это то, что вынуждает искать компромисс в работе над документом в Совбезе. «Каждый день это давление того, что могут заблокировать, заставляет ставить на голосование не просто Бог знает что, а отработанный документ, в отношении которого есть уверенность, что он будет принят всей пятеркой постоянных членов Совбеза».

Чего никогда бы не допустил Постпред России Виталий Чуркин, это того, чтобы с Россией перестали считаться.

Добавлено: 21-02-2017, 07:46
70

Похожие публикации


Наверх