Гитлеровцев просят остаться?

Можно сколько угодно сетовать на то, что памятники советским воинам сносятся или, по крайней мере, переносятся куда-то подальше в Восточной Европе. Но разве у нас в России не провозглашалась политика десталинизации? А ведь И.В. Сталин был нашим Верховным Главнокомандующим, и если к его вкладу в Великую Победу такое отношение в стране-победительнице, то трудно ожидать, что многие ее соседки не пойдут еще дальше и не попробуют перепачкать всякими инсинуациями тех, кем командовал Иосиф Виссарионович.

Многие из нас справедливо возмущаются людоедским законом о декоммунизации, который был принят в постмайданной Украине, согласно которому с карты этой страны исчезают все названия, которые хоть как-то можно связать в с советским временем. Но разве только в «незалежной» такое происходит? Разве не у нас переименовали город-герой Ленинград, а другому городу-герою никак не вернут его всемирно известное, овеянное боевой славой название — Сталинград? А «ленинопаду» на Украине и кощунственным предложениям о перезахоронении Ленина и Сталина в России наверняка аплодировал бы сам Гитлер. Реализация таких вот русофобских и антикоммунистических проектов уже сама по себе путь к фашизму, точнее даже, это уже и есть особая форма фашизма. Ведь гитлеровцы планировали сделать ровно то же самое.

2. Резкое расслоение финансово-экономического положения людей в разных регионах мира укрепляет позиции крайне правых

Собственно, ничего нового в этом нет: в 1920-е годы либерально-рыночный курс Веймарской республики в Германии мало кого устраивал даже среди мелкой буржуазии, не говоря уж об обнищавшем рабочем классе. Вопрос стоял только о том, на чью сторону склонится чаша недовольства обездоленных слоев. Но ни социал-демократы, ни коммунисты по разным причинам не готовы были к консолидации перед лицом нацистской угрозы, что, в конечном счете, стало фатальным как для одних, так и для других.

Почему коалиция не получилась, отчасти становится понятным сейчас, когда многие левые на Западе фактически поддержали крайне неразумную миграционную политику ЕС, усиливающую напряженность в обществе. Более того, они фактически стали проводниками отказа от традиционных семейных ценностей, и занялись пропагандой вседозволенности. В результате в тогу защитников нравственности и противников либерального диктата в условиях этакой глобальной Веймарской республики рядятся крайне правые силы.

Впрочем, во Франции правые фактически вытеснили левых с традиционного для них поля защиты интересов французских трудящихся, свободы и независимости страны от Вашингтонского обкома. Мари Ле Пен и внутри своей страны представляется более решительным сторонником защиты современного пролетариата, и во внешней политике куда боле независимой — во всяком случае, именно она готова признать Крым российским, т.е. волю крымчан на референдуме, спасшую их от гражданской войны с бандеровцами, аналогичной той, что разразилась в Донбассе. Будь она действительно ультраправой, то, скорее, встала бы в одну в одну шеренгу с запрещенными в России организациями украинских нацистов.

3. «Майдан» на Украине создал прецедент использования неонацистов для захвата власти прозападными олигархическими силами

Казалось бы, печальный опыт Гитлера должен был раз и навсегда отучить акул мирового бизнеса от идеи использовать нацистские группировки для защиты своих интересов. Но, видимо, урок истории не пошел впрок. Во всяком случае, и в Чили в 1973 году, и на Украине во время «майдана» и последовавшей затем гражданской войны откровенно профашистские силы были задействованы на полную катушку.

Можно было бы сослаться на короткую память или неразборчивость западных спецслужб, если бы ставка на необандеровцев не была бы в 2014 г. сделана столь откровенно и цинично. Будем надеяться, что сейчас, когда в Вашингтоне вроде как задули другие политические ветры, будет поставлен вопрос о том, чтобы распустить неонацистские организации и карательные батальоны. Ведь именно последователи С. Бандеры и Р. Шухевича кровно заинтересованы в продолжении кровопролития, поскольку в иной, мирной ситуации спрос на их «услуги» наверняка резко упадет.

А то, что в 2014 году взбесившиеся бандеровские псы были намеренно спущены с привязи, хорошо видно по их кровавым злодеяниям, напомнившим расправы, которые их предшественники устраивали во время Великой Отечественной. Тем, кто в упор не видит, как выглядит современный фашизм, достаточно посмотреть фотографии из одесского Дома профсоюзов с убитыми и заживо сожженными людьми. Лицо зверски замученного 17-летнего комсомольца Вадима Папуры — страшное свидетельство того, что нацизм снова потребовал кровавых жертв за свою верную службу империализму. И как тогда, противостоят ему герои-антифашисты. Лозунг испанских республиканцев «Но пасаран!» — «Они не пройдут!» — вновь, к сожалению, актуален.

4. Глобализм усиливает националистические настроения

В либеральном глобализме вроде бы нет ничего плохого. В теории, мир должен быть един, границы не должны сковывать производство, торговлю и культурный обмен. Проблема в том, что при либеральной экономике эта цель недостижима. Если во главу угла ставятся сугубо узко капиталистические интересы, все разговоры о свободе и братстве — не более чем ширма для захвата новых рынков международным империализмом.

Если это вторжение происходит успешно для транснациональных корпораций, то страна-жертва добровольно становится их полуколонией, из которой они могу черпать или природные ресурсы, или дешевую рабочую силу, или то и другое. А вот если какое-то государство решит стать самостоятельным игроком, более того, бросает вызов мировому империализму, то тут идет в ход «кнут»: поднимают голову фашистские движения, к власти приходит откровенно жестокая диктатура или начинается братоубийственная гражданская война. Для подавления инакомыслящих стран используются экономические санкции и откровенные вооруженные агрессии. Но чаще всего, как в случае с СССР, разыгрывается националистическая карта — попытка посеять рознь между братскими народами. И тут зарубежным кукловодам очень могут пригодиться разного рода неонацистские группировки.

Но и в случае относительно мирной «интеграции в мировой рынок» их провокационная роль так или иначе проявляется. Они начинают играть на чувствах потерявших заработок людей. Ведь при глобализации многие отрасли национальной экономики того или иного государства могут быть разорены из-за внешней недобросовестной конкуренции, а приток дешевой рабочей силы обрушивает уровень зарплаты и социальных гарантий на тех секторах, которые устоят в этой ситуации. Совершенно очевидно, что единственной по-настоящему действенной вакциной против вируса неонацизма является социалистический уклад. Если все находятся в более-менее равных условиях, нет смысла переносить производство в более бедные страны или завозить оттуда готовую на самые тяжелые условия труда, практически рабскую рабочую силу. Следовательно, нет нужды и плодить конфликты и ссоры на ровном месте. Исчезает питательная основа для бацилл гитлеризма и бандеровщины.

5. Локальные войны создают прослойки людей, жизнь которых связана с боевыми действиями и ксенофобией различного толка

В Веймарской республике не только имелись причины, из-за которых ее сменила нацистская диктатура, но и слои населения, которые были в этом заинтересованы. Вопреки широко распространенному мнению, ими были не лавочники и торгаши. Точнее, мелкие буржуа действительно поддержали гитлеризм, но позднее, когда коричневые громилы уже вывались из пивных. А вот зародился штамм фашистской чумы в среде вернувшихся с войны и потерявших непонятно за что боевых товарищей солдат и унтер-офицеров кайзеровской армии, одним из которых и был Адольф Гитлер. Им просто некуда было податься — победители в Первой мировой обрекли побежденных на нищету и жажду реванша.

Сейчас нечто подобное происходит на Украине, где носителями ультранационалистических взглядов вольно или невольно становятся не только отморозки, но и прежде вполне респектабельные и даже интеллигентные люди, прошедшие ад карательной АТО, испачкавшиеся в крови и освоившие науку ненависти, помноженную на бандеровскую пропаганду.

Что делать с десятками и даже сотнями тысяч вот таких же никому не нужных вояк, как некогда Адольф Гитлер, не задумываются ни украинские олигархи, ни западные кукловоды, как не задумывались германские магнаты и взявшие над ними верх капиталисты Антанты в 1930-е гг.

Когда мир в Донбассе будет окончательно установлен, все эти «атошники» поймут, что их обманули, что проливали они кровь не за Украину, а за интересы своих и чужих буржуев — вот тут их недовольство вполне могут подхватить новоявленные бандерофюреры. Если их не удастся адаптировать к жизни в мирной, денацифицированной «незалежной», то вероятность повторения нацистского «майдана» будет весьма высока.

Бессмертная память

Акция «Бессмертный полк», которая проводится ежегодно 9 мая, в день разгрома германского фашизма, прекрасна сама по себе, как дань всенародного уважения к тем, кто сотворил эту чудесную Великую Победу над вселенским злом. Но не только. Она еще является и важной отметкой того, где и как помнят о том ужасе, что являл собой нацизм и насколько важно не дать ему возродиться.

Добавлено: 23-02-2017, 14:00
85

Похожие публикации


Наверх