Киев снова вытянул язык

Участие в «обеспечении защиты украинского информационного пространства от пропагандистской продукции страны-агрессора, разработку приоритетов и стимулов развития украинского кино, телеконтента, книгопечатания, в частности, освещения героического сопротивления украинского народа российской агрессии» также будут принимать министерство культуры и другие ведомства.

На деле за фразами о защите информационного пространства от «агрессора» и развитии национального культурного продукта скрывается банальная украинизация всех сфер жизни страны. Осенью прошлого года Верховная Рада приняла закон о введении квот в радиоэфире, который вступил в силу 8 ноября. С этого дня доля украиноязычного контента, который включает как песни, так и программы, и рекламу, должна составлять не менее 25% от общего объема. К 2018 этот показатель обязан, по мнению депутатов, вырасти до 35%.

В конце января 2017 Киев ввел полный запрет на три месяца на ввоз книг из России, в том числе в ручной клади. Потом в «незалежной» пояснили, что несколько книг для личного пользования ввозить, вроде бы, можно, а вот для продажи — ни-ни.

Теперь на очереди телевидение. Еще в прошлом году нардепы Николай Княжицкий и Виктория Сюмар подали в Верховную Раду законопроект № 5313, который обеспечит квоты для украинского языка и в телеэфире. 3 февраля в парламент поступил доработанный вариант законопроекта. Он оказался еще более жестким, чем в случае с радио. Предполагается, что 75% контента как общенациональных, так и региональных каналов должно быть строго на украинском языке. Исключение не делается даже для каналов, которые вещают в местах компактного проживания нацменьшинств. Единственный язык, который получил карт-бланш — это крымско-татарский. В остальном использование других языков за пределами скудной квоты без дублирования или озвучивания допускается только в репортажах с места событий и в комментариях гостей.

На реализацию закона каналам отводится всего лишь один месяц, и эксперты говорят, что выполнить требования за такой короткий промежуток им будет сложно. Особенно это касается региональных каналов, которые вещают на Юго-Востоке страны. Тем не менее, предложенный вариант закона еще самый мягкий — в Верховной Раде зарегистрированы два документа, по которым доля украинского языка в телевещании вообще должна составить 100%.

Вице-премьер Украины Вячеслав Кириленко высказал уверенность в том, что Верховная Рада одобрит предложенный законопроект. Голосование за радиоквоты, которое называют своеобразной репетицией, завершилось с результатом в 268 голосов «за» при 221 необходимых. Сегодня телерадиоорганизации могут самостоятельно выбирать язык вещания, что регулируется так называемым законом Кивалова-Колесниченко, принятом еще при «регионалах». В пояснительной записке к проекту закона Княжицкого о квотах говорится, что этот документ «уничтожает гарантии защиты интересов государства и осуществления вещания телерадиоорганизациями на украинском языке», поэтому должен быть отменен.

Несмотря на то, что в Киеве предпочитают говорить о «ласковой украинизации», мягкими проводимые меры явно не назовешь.

Примечательно, что украинская власть отказывается учиться на собственных ошибках. Ведь волнения в Крыму и Донбассе начались не в последнюю очередь потому, что новые «майданные» власти одним из первых решений хотели отменить закон Кивалова-Колесниченко. После начала конфликта сторонники Киева какое-то время пытались делать акцент на том, что дело не в языке, и русскоязычные патриоты Украины никак не ущемлены в своих правах. Но после возможного принятия закона о квотах в телеэфире прибегать этому аргументу будет довольно сложно.

Заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ им. М.В. Ломоносова Богдан Безпалько считает, что такая политика вполне укладывается в логику украинских властей.

— Законопроект о квотах на телевидении может быть принят, особенно на фоне нынешней экономической стагнации и деградации на Украине. Для того чтобы отвлечь население, обычно ищут внутреннего или внешнего врага. Сейчас в качестве внутреннего врага русский язык. Введение такого рода практики на радиостанциях привело к тому, что некоторые оштрафованы, другие на грани закрытия. Нужного для выполнения новых требований количества украиноязычного контента в стране просто нет.

Такая же ситуация может возникнуть и с квотами на телевидении. Поэтому мне кажется, что этот законопроект направлен, прежде всего, против российских телеканалов, которые еще где-то транслируются. Теперь они будут объявлены вне закона.

Хотя население Украины давно уже переходит на спутниковые тарелки. Это тоже вызывает беспокойство украинских депутатов, и они предлагают ввести лицензирование или вообще ограничить их использование.

В любом случае, подобные практики говорят о слабости украинского языка. Украинский продукт всегда проигрывает в условиях, когда находится на равных с русским, да и многими другими. Поэтому на Украине создаются условия позитивной дискриминации, когда преимущество отдается украинской культуре и ее производным, а русский и остальные языки дискриминируются.

«СП»: — Принятие такого закона не приведет к новому всплеску недовольства населения?

— К согласию в обществе он точно не приведет. Напротив, возможно еще большее разделение. В то же время, я не верю, что этот документ вызовет значительное недовольство. Это раньше языковой вопрос был одним из самых актуальных на Украине, шла борьба за официальный статус русского языка. Но сейчас на фоне войны в Донбассе, ежедневных обстрелов Донецкой и Луганской народных республик вряд ли кто-то готов открыто высказывать недовольство.

Сопротивление существует, но оно в значительной степени подавлено и скрыто. Недавно один из украинских депутатов говорил, что 65% населения в Николаевской области настроены пророссийски. И даже не здороваются с ветеранами АТО. Другой депутат заявлял, что если бы Россия начала предоставлять гражданство, большая часть населения Юго-Востока Украины с удовольствием бы его приняла.

Это возвращает нас к тем жителям Юго-Востока, которые хотели бы получить статус беженца, переселенца или гражданина РФ. Сегодня действует ряд программ, но все они чрезвычайно забюрократизированы и не дают возможности оформить российский паспорт. А ведь Россия получила бы не только рабочие руки, но и людей одной с нами культуры и языка. И, соответственно, могла бы купировать демографическую проблему, которая будет усиливаться и станет особенно острой к 2030 году. К нам могут переехать носители русского языка, того самого, который пытаются с помощью законов ограничить или вовсе вывести из оборота на Украине.

«СП»: — Удастся ли это сделать?

— Сам по себе украинский язык на Украине носит характер скорее идеологический, чем лингвистический. Большинство граждан говорит на русском языке или на так называемом суржике. Но для того, чтобы доказывать окружающим и самим себе, что они не являются наследниками русской культуры, в Киеве апеллируют к литературному украинскому языку, который используют в основном только профессиональные патриоты, активисты и политики. Да и те зачастую допускают серьезные ошибки в публичных речах. Тот же Порошенко например, как-то на трибуне забыл как будет слово «кошелек». Поэтому это вопрос идеологии, а не реального использования в обществе или предоставления прав носителям какого-либо языка.

— Складывается впечатление, что в Киеве только и делают, что смотрят на то, что происходит в России, — комментирует инициативу украинских властей преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики ИАИ РГГУ Вадим Трухачёв. — Раз министр обороны Сергей Шойгу объявил о создании информационных войск в России, они и тут подключились и «противостоят». Ничего своего придумать не в состоянии, и обезьянничают.

«СП»: — Может ли быть принят закон о квотах на телевидении в нынешнем виде?

— Думаю, закон примут, но работать он не будет. Потому что невозможно в Харькове, Одессе, Днепропетровске, Запорожье, Киеве и даже во Львове обеспечить 75% украиноязычного эфира. Кроме того, если жестко следить за выполнением новых норм, через несколько лет можно будет попрощаться с некоторыми областями Черновицкой и Закарпатской областей, где компактно проживают румыны и венгры. Они не будут соблюдать этот закон и наверняка каким-то образом проявят свое недовольство.

Невозможно через колено заставить что-то полюбить. А при всем уважении к украинскому, тем более невозможно сделать это с языком, на который многие вещи, вроде научных трудов по физике и математике, даже не переведены. Даже если закон примут, чем наполнить эфир? Походными песнями ОУН-УПА *? Да они столько песен не написали. Думаю, технически нельзя обеспечить выполнение этого закона.

«СП»: — Но не зря же говорят, что вода камень точит. Не приведут ли эти усилия к тому, что русский окажется вытеснен с территории Украины?

— С учетом того, что эти языки очень похожи, но уровень их развития не сопоставим, а на Юго-Востоке, в особенности в городах, на украинском почти никто не говорит, внедрить его не удастся. Тем более в век, когда есть интернет, спутниковое телевидение и доступ к любому контенту.

Язык народных песен не может бороться с языком большой науки — при всем уважении и любви к украинскому языку. Не даром тот же Порошенко и Тимошенко, как только телекамеры выключают, переходят на русский.


*Верховный суд России решением от 17.11.2014 признал ОУН-УПА экстремистскими организациями. Их деятельность на территории России запрещена.

Добавлено: 27-02-2017, 08:00
43

Похожие публикации


Наверх