Врачи Хоккайдо «залечат» жителей Курил

Теоретически спрос на дистанционные медицинские услуги со стороны жителей Южных Курил может объясняться их удаленностью от российских центров цивилизации, а также тем фактом, что именно на Итурупе, Кунашире и Шикотане сосредоточено почти все население Курильских островов — чуть больше 18 тысяч человек. Однако с практической точки зрения инициатива выглядит крайне неоднозначно, так как в самой Японии о достаточном развитии этой отрасли говорить не приходится.

Разбираясь в вопросе, «СП» обратилась за разъяснениями к представителям русскоязычной общины Японии. По словам постоянно живущей в Токио искусствоведа из Петербурга Инны Суги, существуют специализированные сервисы, где больной может задать вопрос по поводу того или иного недомогания: насморка, проблем с желудком, беременности и т. п. Для этого, правда, надо владеть японским языком. Эффективность такой медпомощи вызывает сомнения.

«Мне кажется, даже на российских сайтах обстоятельнее, — жалуется Инна Суги. — Мы смотрим иногда, что выписывает врач. Тут они ничего не поясняют. Ни противопоказания, ни побочные эффекты. Этот план (правительствва Японии для Курил — авт.) — макулатура чиновников. У нас от „соплежуйства“ в правительстве до реальности — как до Африки пешком. Будут мусолить десятилетиями».

При этом россиянка отмечает высокое техническое оснащение японских клиник. «Все прочее — ужас, — продолжает Суги. — И самое тяжелое — диагностика. Ляпами в диагностике переполнены все чаты в Японии. Что-то анекдотическое. Отсталые они. Только клиники напичканы техникой и лечиться очень дорого». «В любом случае, если что-то серьезное, нужно идти на прием к специалисту или проходить обследование в клиниках», — добавляет она.

Другой серьезной проблемой, мешающей широкому использованию на Курилах телемедицины, является плохое качество связи на Южных Курилах. По словам живущего на Итурупе журналиста Павла Панченко, в регионе нормально не работает ни один из мобильных операторов российской «большой тройки» в этой области. Проблемы не только с Сетью, но и даже с обычной телефонной связью. Причем, в ответ на просьбы исправить ситуацию, жители получают объяснения в «нецелесообразности увеличения базовых станций в Курильском районе ввиду малого количества абонентов».

Кажется, на Южных Курилах пока рано вести речь о дистанционных медицинских услугах, да еще и на японском языке. «Люди тут просто живут и хотят это делать наравне со всей страной. Можно без пальм, как в Сочи, но с Интернетом и связью, хотя бы, как на Сахалине», — надеется Панченко.

Председатель Сахалинского отделения Русского Географического общества Сергей Пономарёв приветствует развитие экономического сотрудничества с Японией, но только при условии сохранения российского суверенитета.

— Дистанционная медицина у нас, на Дальнем Востоке, практикуется достаточно давно. С начала 1990-х годов Япония так или иначе курильчан лечит. Наиболее тяжелых больных, от восьми до двадцати человек в год, отправляют туда. В частности, с ожогами. Наши дают самолет, а японцы лечат. Конечно, после возвращения российских граждан домой требуется из Японии наблюдать динамику преодоления болезни. Однако проблема в отсутствии нормальных средств коммуникации.

Кстати, это касается не только курильчан, но и сахалинцев. Для тех, кто имеет материальные возможности, это обычная практика — поездка на лечение в Японию или Корею. Удивляться тут нечему. До Хоккайдо лететь 40 минут всего. Новосибирск подальше будет. Хотя у нас сейчас своя телемедицина мощно развивается. Мы надеемся, в первую очередь, на российский ее сегмент. Тут первостепенный фактор — отсутствие барьера по языку.

Кроме того, мы ждем, когда Южные Курилы свяжет с «большой» Россией оптоволоконный кабель. Сейчас нормальной связи нет с Шикотаном и Кунаширом. Если связь наладят, тогда нам никакой нужды в помощи Японии не будет. За исключением экстренных случаев.

«СП»: — Как вы в целом оцениваете идею совместного хозяйственного освоения Курил?

— Надо прекращать японскую блокаду островов, которая продолжается с 1990-х годов. Например, я предлагал вице-губернатору Хоккайдо реанимировать паромную линию между Нэмуро и Южно-Курильском. Сделать ее свободной и для курильчан, и для японцев. Их власти в ответ лишь «зубами скрепели», хотя и понимали, что для развития северной части Хоккайдо и им было бы хорошо. Токио принять решение не позволял. Теперь что-то сдвинулось с мертвой точки. Единственное ограничение с нашей стороны — юрисдикция островов, безусловно, должна оставаться российской.

Схожей с нашим экспертом позиции придерживаются и в Совете Федерации. «От совместной хозяйственной деятельности на Курилах выиграют обе стороны. Россия давно это предлагала. Хорошо и для Курил, и для отношений с Японией», — заявил сенатор Алексей Пушков.

В свою очередь старший научный сотрудник Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Виктор Кузьминков уверен, что для Токио совместные хозяйственные проекты на Южных Курилах не представляют никакой ценности. Они служат лишь оправданием перед внутренней аудиторией, способом продемонстрировать, что Япония не отказывается от претензий на «северные территории». Главная стратегическая цель Токио остается неизменной — полный суверенитет над спорными островами.

Справка «СП»

Первые консультации по совместной хозяйственной деятельности на Курилах проведут 18 марта в Токио заместитель главы МИД РФ Игорь Моргулов и его японский коллега Такэо Акиба. Договоренность о начале совместной хозяйственной деятельности была достигнута в ходе переговоров Владимира Путина и Синдзо Абэ во время визита в Японию 15−16 декабря 2016 года. Тогда президент России заявил, что совместная деятельность Россия и Японии на Курилах возможна только после решения политических вопросов. В ходе недавнего выступления в Госдуме министр обороны Сергей Шойгу пообещал в 2017 году завершить размещение на Южных Курилах новой дивизии. В ответ Япония заявила протест.

Добавлено: 28-02-2017, 08:06
70

Похожие публикации


Наверх