Найти выход из тупика имени Обамы

Председатель российской правительства Дмитрий Медведев в очередной раз призвал россиян держатья. На этот раз, правда, речь шла не о деньгах, а о санкциях.

— Еще раз вам хочу сказать: мы должны приготовиться к тому, что мы будем жить в условиях санкций неопределенно долго, — сказал Медведев в интервью программе «Вести в субботу», -посмотрите, что делают наши друзья из-за океана, да и в Европе. Они эти санкции увековечивают, они их кодифицируют, они вносят массу законов, помимо всяких исполнительных указов, которые Обама напринимал. Они пытаются принять законы, которые эти санкции сделают постоянными, наподобие поправки Джексона-Вэника или еще круче.

По словам Медведева, рассчитывать на милость не приходится. Но, тем не менее, тема некой сделки по вопросу снятия антироссийских санкций, на которую могут якобы пойти Вашингтон и Москва, вновь всплыла в информационном пространстве. Во всяком случае, глава Американской торговой палаты в РФ Алексис Родзянко ничего не имеет против такого развития событий.

В интервью РИА «Новости» он объяснил, почему Соединенные Штаты не могут отказаться от ограничительных мер против России без каких-либо условий.

«Просто объявить санкции неэффективными и отменить их, мне кажется, политически нелегко, может быть, даже невозможно, — признает глава АТП. — Поэтому какая-то сделка нужна». Причем, нужна, как он считает, «и той, и другой стороне». А «когда двум сторонам что-то нужно, они найдут способ найти механизм».

«Я очень надеюсь», — подчеркнул Родзянко.

Но есть ли, в принципе, такой вариант, который в вопросе санкций устроил бы обе стороны?

Собраться с силами и просто отменить их, как понедельники в известной песне, американцы по политическим соображениям не могут. Но и в пролонгировании этих санкций до бесконечности тоже смысла немного. Что, кстати говоря, еще раз дал понять замглавы МИД РФ Сергей Рябков во время своего выступления в Госдуме в рамках «правительственного часа» во вторник, 28 февраля.

Замминистра напомнил, что с 2014 года Соединённые Штаты более тридцати раз прибегали к санкционным ограничениям против нашей страны. И на сегодняшний день в черных списках числятся 172 российских гражданина и 350 компаний и банков. Товарооборот с США из-за экономических ограничений за эти годы, по словам Рябкова, тоже снизился почти на треть — с 29 млрд. долларов до менее 20 млрд. долларов.

При этом, как подчеркнул представитель российского внешнеполитического ведомства, «отменить их (санкции — ред.) мы никогда не просили, и делать этого не собираемся».

То есть, позиция наша здесь простая, но твердая: кто заварил всю эту кашу, тот пусть и расхлебывает.

Но как в этом случае вести диалог с новой американской администрацией, чтобы вывести наши отношения из тупика имени Барака Обамы?

— То, что Россия не собирается никого просить о снятии санкций, это абсолютно правильная, политически выверенная позиция, — комментирует ситуацию политолог-международник Леонид Крутаков. — Потому что санкции эти нарушают режим и правовое пространство функционирования ООН — т.е. международной системы. Они введены в обход Совбеза ООН. И если мы сейчас пойдем на какую-то сделку, то фактически будет кодифицировано правило, позволяющее США вводить санкции, против любой страны, не спрашивая никого об этом. Что полностью размывает и маргинализирует ООН, как институт установления неких международных норм.

При этом я не думаю, что эти санкции наносят какой-то вред самим Соединенным Штатам. Потому что ограничено долгосрочное инвестирование сотрудничества с Россией. Краткосрочные деньги и кредиты до 30% сохранились, и их никто не отменял. Можно играть на валютном рынке на разнице ставок ФРС и ЦБ — у них 0,5%. У нас 11,5−12%.

То есть, американские компании через свои дочерние компании здесь легко могут выдавать кредиты и зарабатывают. Да и наши компании, которые на валютном рынке спекулируют. Не случайно оборот на валютном рынке за 2015 год у нас в четыре раза превзошел годовую валютную выручку России, и в два раза ВВП.

Возможность спекулировать на российском рынке американцы себе не закрыли. Поэтому говорить о том, что они несут какие-то убытки, думаю, особых оснований нет. Тогда зачем им отменять эти санкции? Зачем открывать дорогу в Россию долгосрочным инвестициям?

«СП»: — А разве Трамп не говорил, что хочет поладить с Россией?

— Но снимут они, допустим, санкции ради совместного освоения нефтяных месторождений в Карском море. Куда валютная выручка неизбежно у нас пойдет? Она пойдет на укрепление обороноспособности, а значит, на укрепление политической позиции России.

Конечно, никому в голову не придет, мне кажется, финансировать своими деньгами, своими возможностями политического и глобального конкурента.

С другой стороны, Америка, которая запускает самостоятельный промышленный проект — трампономика, т.н. — заинтересована в сбалансированных ценах. Прежде всего, на энергоресурсы. Потому что если цены загнаны ниже окупаемости, в них нет инвестиционной составляющей. То есть, ты не можешь инвестировать, потому что они не окупятся.

Поэтому — мы видим — и было достигнуто соглашение в рамках ОПЕК с Саудовской Аравией, которая до этого блокировала напрочь все договоренности по квотам и сокращению квот на добычу. Цена на нефть моментально поднялась. И в США стала моментально подниматься, уже было задохнувшаяся, сланцевая добыча. Что обеспечивает Америке возможность сохранять меньшую зависимость от внешнего рынка.

Америка всегда, во все времена была энерго- и ресурсонедостаточная, за исключением короткого периода в 19 веке, когда большая нефть была в Пенсильвании.

Поэтому США очень чутко блюдут свои интересы. Они получают от нас ракетные двигатели для своей космической программы. Зарабатывают здесь на валютном спекулятивном рынке. То, что нужно американцам из России — они получают.

Какой тогда им смысл отменять санкции? Из любви к персоналиям, на которых они в обход всех норм международной юрисдикции наложили эти санкции? Отобрали собственность без суда и следствия. А где презумпция невиновности? Где хваленое американское законодательство и юридическая система, провозглашающая равенство всех перед законом?

То есть, никто ничего не доказал. Просто взяли и политическим порядком ввели персональные санкции против Ротенберга, против Сечина… и еще ста семидесяти россиян.

«СП»: — Ну, в отношении нашей страны презумпции невиновности на Западе не существует априори… Мы у них виноваты всегда и во всем…

— Я об этом и говорю. О том, что нет уже давно непредвзятого правосудия в США, о котором у нас так любят рассуждать люди, считающие американскую социальную модель лучшей в мире.

Одно решение суда Нью-Йорка о том, чтобы наложить штраф на Иран в 10 млрд. долларов за то, что Иран не смог доказать свою непричастность к терактам 11 сентября, это нонсенс, не имеющий ничего общего с правосудием. Поскольку вообще-то доказательство вины лежит на суде, а не на обвиняемом.

Через санкции нарушены все нормы, и все правила. В том числе введена коллективная ответственность и в спорте, и в политике. И это, так или иначе, кодифицируется. Потому что поведение России, которая протестует против этого, воспринимается коалицией западных стран как некая аномалия.

Поэтому, я думаю, снимать санкции Америка не готова, и не собирается. Но то, что она заинтересована в выстраивании спокойных нормальных отношений с Россией, это, безусловно.

«СП»: — Откуда такая уверенность?

— Дело в том, что обеспечить Европу энергоресурсами в достаточном количестве никто кроме России не может. С учетом всех этих турецких проектов и «Северного потока -2». Понятно, что и украинскую «задвижку» на этом направлении использовать на сто процентов не удастся, как все время ее использовали.

Поэтому будут искать диалог. По сирийскому вопросу, по Украине… где угодно, на других площадках. Будут пытаться выстраивать нормальные отношения, закрывая глаза на санкции, списывая это все на администрацию Обамы.

Но сколько мы жили с поправкой Джексона-Вэника? Хотя уже и еврейская иммиграция давно была разрешена. И проблем никаких не было с выездом из СССР. Из России — тем более… Но поправка действовала, потому что отвечала определенным интересам — прежде всего, технологически ограничивала Россию в её развитии.

У санкций, в принципе, цель — та же. Поэтому вряд ли их влияние будет как-то «размываться» со временем. К тому же, у нас все сбережения, которые мы за последние годы скопили, находятся в американских ценных бумагах. То есть, они фактически там заблокированы. И мы можем их использовать только в той области, в которой одобрят США. Как это было, когда Magna и Сбербанк попытались купить немецкий автоконцерн «Опель». Нам не дали.

«Чупа-чупсы», баклажаны, картошку — условно говоря — покупайте. А порты, технологии, заводы — нет, не дадим.

То есть, Россия должна либо смириться с этой ролью инвестиционной и финансовой провинции. Либо найти внутренние драйверы роста, найти партнеров себе на внешней арене, с которыми она выстроит нормальные финансовые отношения.

И мы видим, что Россия не просто ищет, она устанавливает эти отношения — с Индией, Китаем, с другими странами, входящими в БРИКС. Собственно говоря, я думаю, что БРИКС и стал реальной причиной введения санкций против России. Американцам нужно разбить этот союз, складывающийся между экономиками развивающимися, производящими и ресурсными.

«СП»: — Почему непременно разбить?

— Потому что они хотят, чтобы расчеты между этими странами по-прежнему проходили только в долларах. Каждая платежка в долларах — это проценты, которые получает Америка, как финансовый центр. Мол, ребята, развивайтесь, стройте, но платите нам за это.

В этом смысл. И я не вижу повода, чтобы Америка отказалась от этой модели. Да она и не может оказаться. Потому что если она откажется, то ее колоссальный государственный долг — почти двадцать триллионов долларов, он просто камнем повиснет на шее США. И что с этим делать? Активов в стране нет на такую сумму. Нет возможности расплатиться с этим долгом. Он просто безвозвратный. Он функционирует, пока доллар работает как международная расчетная единица. То есть, за счет того, что мы используем доллар как главный инвестиционный инструмент, этот долг еще пока продолжает работать.

Соединенный Штаты — главный мировой должник, и они же являются главным кредитором и инвестором. Вот фантастичность ситуации. И какую модель Штаты могут здесь изобрести, чтобы от этого отказаться, я не представляю.

Скорей всего, возьмут проект глобализации, который Хиллари Клинтон планировала распространить на весь мир, в случае победы на выборах, и будут его строить в региональном формате. То есть, в рамках западного полушария.

А с восточным полушарием будут выстраивать какие-то нейтральные, паритетные отношения. Были же в свое время офшорные зоны, которые обеспечивали нейтральную зону между западными экономиками и нашей экономикой. Я думаю, что такие буферные зоны придется заново создавать, если, конечно, Китаю, Индии, России и странам БРИКС хватит разума и понимания ситуации, чтобы договориться о каких-то долгосрочных программах. Просто договориться. И речь идет не о поддержке малого бизнеса, условно говоря. А именно о строительстве реальной индустрии — новой. Как минимум, на срок в пятьдесят лет. И надо понимать, что выполнение этих договоренностей надо гарантировать.

Насколько Китай, например, может верить нам, что мы завтра не развернемся на сто восемьдесят градусов, и не изберем очередного Ельцина. И что тогда будет?

Институциональная внутренняя устойчивость очень важна при таких договоренностях. Потому что речь идет об инфраструктурных проектах, окупаемость которых уходит в десятилетия. Тут нужно понимать, с кем ты.

«СП»: — От Запада чего нам ждать в ближайшей перспективе?

— Евразия способна существовать как единый континент, только при том, что Китай, Россия и Европа будут играть по общим правилам. Для Америки это страшный сон. Поэтому, я думаю, украинский конфликт сохранится. Напряженность между Европой и РФ будет сознательно нагнетаться. Силы НАТО В Прибалтике и Польше продолжат наращиваться. И ПРО будет выдвигаться к нашим границам. Все продолжится.

Другое дело, что это будет честная политика. Если при Обаме и при Буше-младшем, Штаты делали лицо, что как бы заботятся о всеобщем благе. То теперь будет откровенная политика, как при Рейгане. В том смысле, что «мы заботимся, прежде всего, о своих интересах. Поэтому давайте искать варианты сотрудничества и точки соприкосновения в тех вопросах, которые нам будут взаимовыгодны».

И Америка это демонстрирует прекрасно. То, что им нужно, они от России получают.

Добавлено: 1-03-2017, 12:03
64

Похожие публикации


Наверх