Армения предотвратит «российско-турецкий заговор»

Ранее — 11 марта на выездной сессии Клуба «Валдай» в Ереване — о влиянии российско-турецких отношений на южно-кавказский регион высказался министр обороны Армении Виген Саргсян. Он отметил, что «если России удастся получить предсказуемую Турцию, это будет в интересах Армении». Вообще армянская позиция в свете процесса нормализации российско-турецких отношений довольна интересна. Так, местное издание Yerkir на днях опубликовало материал с заголовком «Армения предупреждает: она не позволит нового российско-турецкого заговора». Автор, рассуждая о выгоде Москвы от сближения с Анкарой, пишет, что «чем ближе становится Турция России, тем больше растет непредсказуемость Анкары на международном уровне» и что «Россия потакает восстановлению османской империи в Турции и ее расширению на восток, установлению тоталитарного режима Эрдогана».

Вопреки Западу, Москва, распахивая двери перед Эрдоганом, не только предоставляет ему возможность избавиться от международной изоляции, но и дает серьезную карту ему в руки — создать имитацию пророссийской ориентации и этим повысить свою цену в ЕС и на Запада, отмечает Yerkir. Пока что не ясно как это самостоятельность отразится на южно-кавказском регионе, например, в контексте обостряющегося кризиса между Ираном и США, тем более, что параллельно с этим, возможно и под влиянием этого отношения Тегерана и Анкары становятся все напряженнее.

— В этом контексте очень важно замечание Вигена Саргсяна, сделанное во время ереванского заседания, о том, что в исторической памяти армян остается глубокая обида относительно договоренностей начала прошлого века, которыми исторические земли Армении были переданы Турции, — пишет издание.

Целью напоминания, размышляет автор Yerkir, было разъяснить, что Ереван, во-первых, не верит в формирование надежного тандема Москва-Анкара в долгосрочной перспективе. Во-вторых — Ереван дает понять Москве, что хоть предсказуемые, стабильные российско-турецкие отношения более предпочтительны для Армении, чем политическая конфронтация или война, однако «Ереван понимает, как могут за его спиной готовить заговоры и жертвовать его жизненно важные интересы ради очередного романа».

— На этом фоне можно увидеть особый смысл и в словах Вигена Саргсяна об армяно-иранской тесной дружбе и, особенно, о сотрудничестве Армения-НАТО. Этими напоминаниями Ереван опосредованно предупредил о возможности выбора альтернативного направления обеспечения своей безопасности, если не сработают российские гарантии обеспечения безопасности, или Москва попытается идти вразрез с интересами Армении, заключает автор Yerkir.

Насколько корректна такая точка зрения армянского издания?

Президент Московского центра изучения публичного права Аждар Куртов замечает, что в самой Армении, как и вообще в армянской диаспоре, существует полярность политических взглядов, в том числе и на то, какой внешнеполитический вектор должна избрать для себя республика.

— Не секрет, что в местных СМИ и среди политической элиты достаточно сильны прозападные настроения. Это было хорошо видно в момент, когда принималось решение о вхождении Армении в Евразийский Cоюз. Тогда политический класс страны активно обсуждал альтернативу — подписание договорённостей с Евросоюзом. И только, по всей видимости, прозрачные намеки российского руководства, что в таком случае Москва может прекратить обеспечивать безопасность Армении, отрезвили местную элиту, в итоге было принято решение об укреплении отношений внутри ЕАЭС. Поэтому нападки на российскую политику в Армении были, есть и будут, и нынешняя ситуация сближения Турции и России довольна удобна для подобного рода критики.

Что касается публикации Yerkir, то разве это российско-турецкое сближение активизировало напористость Анкары в политике? Разве раньше Турция не вводила свои войска на территорию Сирии, Ирака и не действовала жестко в отношении Греции? Не стоит забывать, что период так называемой «футбольной дипломатии» и заключение Цюрихских протоколов в 2009 году закончились ничем из-за демарша Азербайджана, после чего Анкара встала на сторону Баку. Россия тогда была совершенно ни при чем.

«СП»: — То есть, на ваш взгляд, мы наблюдаем попытку «перевести стрелки» на Россию?

— Конечно. Да, Турция действительно использует ситуацию и взаимодействие с Россией довольно цинично, впрочем, так бы поступила любая другая страна на ее месте. Думаю, неслучайно, что во время визита Эрдогана в Россию и после активно обсуждается вопрос возможной закупки турецкой стороной ЗРС С-400. С помощью этой темы Турция пытается дать понять европейским странам и США, что у нее есть некая альтернатива, и что если ей на пойдут на встречу в вопросах вступления в ЕС, предоставления в странах Западной Европы среди турецкой диаспоры возможности агитации за конституционную реформу, предложенную Эрдоганом и т. д., то Анкара пойдет на союз с Москвой.

В принципе, в таком поведении нет ничего необычного — если обстановка в регионе располагает, то многие страны цинично пользуются ситуацией для набора политических очков. Поэтому я сильно сомневаюсь, что переговоры по С-400 будут реализованы. Подобные переговоры Турции и России и закупке вооружений велись уже не раз, но всякий раз не реализовывались. Например, турки так и не закупили военные вертолеты, хотя эта тема в свое время также активно раскручивалась. Сейчас Турция добивается от России также восстановления торговых отношений и т. д., но она вовсе не собирается выходить из НАТО или же как-то резко менять курс и вступать в ЕАЭС или ШОС.

Понятно, что в Армении любые события, касающиеся Турции, из-за «исторической памяти» рассматриваются с опаской — как попытки ущемить интересы Еревана. У армян, конечно, есть основания считать Турцию опасной внешней силой, но все-таки здесь надо не упрекать Россию, а проводить собственную более взвешенную политику. У Москвы много интересов в мире, которая она должна реализовывать. В этом смысле необходимо находить компромиссы, поскольку РФ, с одной стороны, тесно взаимодействует с Арменией, с другой — нуждается в развитии отношений с Евросоюзом, США и Турцией. В конце концов, не Россия создала Карабахский конфликт и инициировала многие проблемы между Ереваном и Баку и Ереваном и Анкарой.

Директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов обращает внимание на недавнюю совместную пресс-конференцию в Кремле президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, которая не обошлась без «особенностей».

— Турецкий президент заявил, что «мы обсудили создание тройственного союза Турция-Россия-Азербайджан» и высказался за скорейшее начало переговоров с участием России по урегулированию напряженности между Арменией и Азербайджаном. Что касается российского лидера, то он вообще обошел в своем выступлении эти две темы, говоря только о роли Москвы, Анкары и Тегерана по сирийскому урегулированию. Возникает вопрос — в каком контексте Эрдоган предложил такой союз? Кроме того, замечу, 10 марта министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян заявил, что его страна всегда открыта для урегулирования отношений с Турцией без предусловий, а на следующий день министр обороны отметил возможность восстановления прерванных отношений с Анкарой.

«СП»: — И чем, на ваш взгляд, объясняются эти заявления?

— На мой взгляд, сейчас выстраивается интересная парадигма. Напомню, что в 2009 году главы МИД Турции и Армении Ахмет Давутоглу и Эдвард Налбандян подписали в Цюрихе «Протокол об установлении дипотношений» и «Протокол о развитии двусторонних отношений», которые в том числе предусматривали создание совместной комиссии из независимых историков для изучения вопроса о геноциде армян 1915 года. Однако в тот же день Азербайджан высказался резко против соглашений, надавил на Турцию и заставил увязать ратификацию протоколов с урегулированием Карабахского конфликта, что привело к тому, что процесс ратификации документов был заморожен парламентами Турции и Армении. Но!

В настоящее время Турция не только сближается с Россией, но и пытается закрепиться в Закавказье, причем не опираясь только на Азербайджан. А на Армению сегодня нельзя смотреть как на страну, которая только граничит с Турцией, она — член и ЕАЭС, и ОДКБ. При этом Азербайджан не входит ни в одну из этих интеграционных группировок, а Анкара, между прочим, всерьез рассматривает вариант создания зоны свободной торговли с ЕАЭС.

Кроме того, начиная с 2009 года в самой Турции произошло много изменений. Сейчас Анкара ведет сразу три войны за сохранение своей территориальной целостности — в Сирии, Ираке и у себя на юго-востоке страны (с РПК). В то же время известные партнеры Анкары продавливают «курдский проект», реализация которого приведет ни больше ни меньше к федерализации Турции. Учитывая подобные риски, турецкие власти также учитывают фактор пограничной зоны с Арменией.

«СП»: — Вы считаете, что при всех взаимных претензиях Анкара и Ереван могут сесть за стол переговоров?

— Улучшение отношений мусульманской Турции с христианской Арменией было бы великолепным дипломатическим ходом и, кстати, ударом по антитурецким настроениям в Европе. Не исключено, что будет достигнуто некое пакетное соглашение, в результате которого Турция получит возможность участвовать в урегулировании Карабахского кризиса, но уже не в том виде, в котором это выгодно Азербайджану. Если Москва пойдет на уступки в курдском вопросе, то Анкара может надавить на Баку и заставить его пойти на соглашение, которое, в конечном счете, приведет к независимости Карабаха. В общем, ведется тонкая дипломатическая игра и делаются малозаметные перестановки.

Добавлено: 17-03-2017, 10:00
45

Похожие публикации


Наверх