США меняют НАТО на Китай и Россию

— Подобное «стечение обстоятельств» по графику встреч Тиллерсона, на которое ссылаются в Госдепе, выглядит свидетельством того, каким образом ранжируются внешнеполитические приоритеты США при Трампе, — уверен политолог-американист Максим Сучков.

— Встреча Тиллерсона в Москве носит как важный технический момент — наверняка на ней будут обсуждаться детали повестки первой встречи Путина и Трампа, намеченной в Гамбурге, так и политический: несмотря на протесты истеблишмента, что нельзя встречаться с руководством России, «уличенной во вмешательстве во внутренние дела США», тем более, что сейчас по этому вопросу ФБР проводит расследование — Трамп, тем самым, сигнализирует сохранение курса на заинтересованность «починить» отношения с Москвой.

Вместе с тем, нужно понимать, что сейчас он оказался в непростой ситуации у себя в стране и растрачивать собственный внутриполитический капитал ради этой цели не будет. Он будет требовать от Москвы каких-то действий, которые бы ему можно было «продать» у себя, как «уступку» России, ставшую возможной в результате его собственного «таланта переговорщика».

— Вряд ли стоить ожидать каких-то серьезных подвижек и договоренностей между США, Китаем и Россией, — уверен доцент НИУ ВШЭ, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Павел Родькин.

— Скорее, речь идет только о «разведке» США, необходимой для выстраивания новой политической конфигурации, прежде всего против Китая. Чтобы придать этим переговорам статус, а также снизить подозрительность и элемент недоверия у Пекина и Москвы и был предпринят такой подчеркнуто неуважительный демарш против НАТО и Евросоюза в целом.

«СП»: — Насколько оправдана реакция немецкой прессы?

— Реакция немецкой прессы, безусловно, является преувеличением, направленным на раздувание проблемы в общественном мнении и давлении на политическое руководство Европы. Конечно, многие европейские институты устарели, воспринимаются в США как обуза, а мероприятия, проводимые на этой платформе, носят ритуальный характер. Но Америка закрепилась в Европе надолго и не ослабит контроль над ситуацией вне зависимости даже от смены внешнеполитических приоритетов у самих США. Другое дело, что США хотят изменить условия этого партнерства и понизить статус своих партнеров.

«СП»: — Насколько последние заявления Трампа по НАТО представляют повод для беспокойства для Европы? Готов ли Вашингтон на радикальные меры или все это останется на уровне риторики, как и, якобы, желание наладить отношения с Москвой?

— Риторика Трампа по отношению к НАТО и позиция Тиллерсона являются элементом новых правил игры, которые США будут только усиливать по отношению к Европе. Вашингтон имеет все козыри для «выкручивания рук» своим европейским партнерам, чем и начал пользоваться Трамп, и именно на уровне публичных и весьма чувствительных симоволических жестов. Здесь уже сама Европа столкнулась с политическими технологиями, которые до этого применялись к другим странам: повышение политического веса альянса в обмен на реальные уступки, связанные, например, с перераспределением финансовой нагрузки. Демонстративное обращение к другим центрам силы в лице Пекина и Москвы (с акцентом именно на этот статус) как нельзя лучше решает для Вашингтона указанные задачи.

«СП»: — Сочтут ли это в Европе" сигналом"? Какой может быть реакция?

— Для Европы подобные «сигналы» являются крайне болезненными, так как роняют имидж Евросоюза. На кону стоит положение политической элиты Европы, которое может измениться в худшую сторону в новой конфигурации, которую пытается выстраивать Трамп. Естественно, что в условиях неблагоприятной внешней конъюнктуры, подогреваемой внутренними проблемами, у европейских элит может начаться истерика.

«СП»: — Насколько именно сегодня важны для Вашингтона компромиссы с Москвой и Пекином? Очевидно же, что американский истеблишмент настроен радикально против, и администрация не может это игнорировать…

—Трамп пытается дать Америке передышку перед новым витком глобализации, чтобы провести реиндустриализацию и модернизацию. В этих условиях Вашингтон будет стремиться снять внешнеполитическую нагрузку там, где это возможно, в том числе за счет политической (но не экономической) нормализации отношении с Россией и Китаем. Такая политика противоречит всем базовым идеологическим установкам глобалистов, которые будут всеми силами сопротивляться новому курсу консервативной части элиты и пытаться в той или иной форме воспроизвести и продлить политику времен Обамы.

— Думаю, решение Тиллерсона направлено именно на то, чтобы в немецких изданиях (и не только) появились такие заголовки, что «их променяли» и т. д. — говорит политолог-американист Владимир Можегов.

— То есть, перед нами сознательный демарш. Говорить о том, что США променяли «НАТО на Китай и Россию» не то, чтобы невозможно, но не совсем правильно. Речь скорее о том, как Трамп оценивает реальную силу и потенциал Европы, Китая и России.

«СП»: — Кто, по-вашему, стоит за этим демаршем? Это инициатива Госдепа? Президента? Его окружения?

— Это, конечно, стиль Трампа. Содержащий при этом легко считываемый мессидж. Если коротко, то это, как я думаю, реакция на полный провал переговоров Трампа с Меркель. Вы видели этот демонстративный, абсолютно скандальный отказ Трампа пожать руку Меркель на итоговом брифинге? А его последующее раздраженное замечание в Твиттере о том, что Германия и Европа должны Америке огромные деньги за свою защиту? Западные издания, комментирующие визит канцлера, полны замечаний в духе «Трамп ненавидит Меркель». Заявление Тиллерсона — это естественное продолжение той же линии. Таков стиль ведения переговоров Трампа: жесткий, наступательный, хватающий собеседника за горло.

«СП»: — Кому и что именно этим пытаются продемонстрировать? Поймут ли «сигнал» правильно? Действительно ли решение Тиллерсона обеспокоит союзников США по альянсу, и что они могут предпринять в ответ?

— Думаю, нам было продемонстрировано вот что. Трамп постепенно осваивается в новой для себя роли президента. Внутренне он уже почти справился с той беспрецедентной атакой, которая была развернута против него западной прессой. Он уже готов показывать зубы и дает это понять европейцам. Демарш Трампа — это рык здорового пса в сторону Европы. А сегодняшняя Европа во главе с Меркель — это, все же, не более чем комнатная собачка. Как бы она, понуждаемая глобальными элитами, ни тявкала на Трампа, габариты слишком неравны. Но вопрос все же следует поставить чуть по-другому.

Сегодняшняя Германия — это не столько Европа, и не столько сателлит США, сколько главный сателлит глобальных элит (то есть, тех сил, которые публично представляют Сорос или скончавшийся Дэвид Рокфеллер) в Европе. А Меркель — главный официальный ставленник этих элит, их сегодняшний официальный голос. Меркель явно вывела Трампа из себя (так же, как некоторое время назад она вывела из себя Путина). И вопрос сегодня стоит так: что предпримут элиты, чтобы обуздать Трампа? И как поведет себя Трамп, чтобы, в свою очередь, обуздать элиты?

Вопрос непростой, тем более, что нам открыта только верхушка айсберга. Скажу осторожно, что настоящая схватка еще не началась. Но бойцы уже вышли на ринг, уже присматриваются друг к другу, демонстрируют свою готовность, проверяют реакцию, оценивают силу. Но все самое интересное — еще впереди.

«СП»: — Насколько такое решение свидетельствует о том, что Ближний и Дальний Восток для Вашингтона сейчас более интересны, чем традиционная сфера влияния — Европа?

—Трамп — глобальный игрок. Он, конечно, традиционалист. Он государственник. Он за сильную Америку. Но Америка сегодня — сверхдержава. А сверхдержаву интересует все, что происходит в мире. Разница подходов между Трампом и глобальными элитами в том, что последние желают ослабить весь мир, чтобы овладеть им, доминировать и править с помощью банков и корпораций. Трамп же, как традиционалист, желает, чтобы мир в целом был сильным, и чтобы его контролировали такие же сильные, как Америка, сверхдержавы. А это сегодня, прежде всего, Китай и Россия. Вот, наверное, самый глубокий смысл этого демарша. Сегодняшняя, захваченная глобалистами, Европа во главе с Меркель, озвучивающей повестку глобализма, Трампу, конечно, менее интересна, чем сильные лидеры Китая и России.

«СП»: — Какими, по-вашему, могут быть итоги переговоров с Си Цзиньпином и визита Тиллерсона в Москву? Что вы от них ожидаете?

— Думаю, что Тиллерсон будет готовить настоящий «стол переговоров» великих держав. А такой «стол переговоров» сегодня — это конечно Ближний Восток. И именно за этим «столом» (говоря символически) будет происходить главная встреча, на которой Меркель будет присутствовать, мягко говоря, не в первой роли. Судьбы мира на ней будут решать лидеры США, Китая и России. Брошенные недавно Трампом в сторону Путина слова о «крепком орешке» надо рассматривать в этом контексте. И респекты в сторону Си Цзиньпина тоже.

Надо понимать, что Трамп вовсе не покушается на Китай, как на великую державу. По-настоящему, его проблемы с Китаем лежат лишь в области торговли. И более всего в том, что Китай выступает здесь в глобалистской повестке. Вот что по-настоящему раздражает Трампа. Но не величие и сила Китая как таковые. Вот эту позицию Трампа и будет доносить Тиллерсон в Пекине. Но главная для нас интрига, конечно, во встрече с Путиным. А здесь можно быть готовым к любым неожиданностям и даже прорывам. Так что не будем забегать вперед и просто понаблюдаем.

Добавлено: 22-03-2017, 08:00
55

Похожие публикации


Наверх