Кремль пытается взять плацдарм на Балканах

Прежде всего, Москва категорически против дальнейшего расширения НАТО на восток, и планов включить в состав альянса Черногорию. Как ожидают в НАТО, Черногория станет 29-м членом блока, как только завершится процесс ратификации документов парламентами всех стран Североатлантического альянса и самой Черногории.

Подливает масла в огонь и республика Косово. В январе 2017 года там произошла новая эскалация ситуации, формальным поводом для которой стала отправка сербского поезда из Белграда в Косовска-Митровицу. Возобновление железнодорожного сообщения между столицей Сербии и сербским анклавом в Косове получило политический резонанс, поскольку косовские албанцы стали минировать магистраль на пути следования состава, а также стягивать войска в северную часть города, где их пребывание запрещено соглашениями между Белградом и Приштиной. Сербские власти признали, что регион оказался на пороге полномасштабной войны. В свою очередь приштинская администрация воспользовалась ситуацией, и заявила о трансформации Сил безопасности Косова в полноценную армию.

В такой обстановке Москва сделала ставку на укрепление дружбы с Белградом. По планам, к концу 2018 года ВС Сербии получат, помимо российских истребителей и бронетехники, два дивизиона ЗРК «Бук», включая 12 самоходных огневых установок и около 15 единиц вспомогательной техники, что значительно усилит обороноспособность страны.

Кроме того, нынешний визит Вучича призван укрепить его позиции на предстоящих 2 апреля президентских выборах. Своим приоритетом во внешней политике Сербия считает сотрудничество с Евросоюзом. Однако значительная часть местного электората настроена пророссийски. И если раньше главная интрига президентской гонки в республике заключалась в том, победит ли Вучич в первом туре, то после его заявления о встрече с Путиным рейтинг премьера достиг психологически важного уровня в 53%.

Сумеет ли Кремль разыграть сербскую карту, что мы выиграем, укрепившись на Балканах?

— Отношения России и Сербии имеют глубокие корни — мы поддерживали сербов на протяжении веков, — отмечает экс-директор информационного офиса Совета Европы, преподаватель кафедры европейского и конституционного права МГИМО МИД РФ Николай Топорнин. — И надо понимать: Сербия на сегодня является нашим основным союзником на Балканах. Раньше у нас были очень хорошие отношения с Черногорией, но в мае 2016 года Подгорица подала заявку на вступление в НАТО, и сейчас находится в шаге от членства в альянсе.

В такой ситуации Москве крайне важно сохранить союзника в лице Сербии, и рычаги влияния на Балканах. Регион неслучайно называют «пороховым погребом Европы». Конфликтные события в нем могут иметь самые серьезные последствия как для ЕС, так и для всего мира.

Есть заинтересованность в сотрудничестве с Москвой и у Белграда. Мы подпитываем боеспособность сербской армии. Как заявил сербский премьер, «мы хотим не только полицейскую защиту неба, но и защиту от потенциальных нападений в будущем».

Вместе с тем, Вучич не раз подтверждал, что Белград держит курс на сотрудничество с Европой, и собирается вступать в ЕС. Именно Александр Вучич на днях в очередной раз заявил о том, что Крым является составной частью Украины. Да, Сербия не занимает откровенно пронатовской позиции, как Черногория, но говорит о готовности сотрудничать с альянсом.

Более того, Вучич занимает весьма мягкую позицию по отношению к Косово — в отличие от других сербских политиков. И хотя он заявляет, что Косово является частью Сербии, де-факто при нем происходит окончательное размежевание Сербии с Косово.

На мой взгляд, главное для Вучича — все-таки подключение к европейским интеграционным процессам. Сербия при нем явно старается усидеть на двух стульях. С одной стороны — сохранять конструктивные отношения с РФ, и даже извлекать выгоду в военно-стратегической сфере. С другой — Белград совершенно четко идет на сближение с ЕС, делая ставку на сотрудничество в экономической сфере, включая инвестиции и развитие производств.

Надо сказать, первым на Балканах подобную политику стал проводить такой столп, как Иосип Броз Тито. Он взаимодействовал с СССР, но при этом поддерживал контакты с ФРГ, Францией и США. В результате, Югославия в советское время не была классической страной социалистического типа, и включала как элементы западной демократии, так и элементы демократии советской.

Вучич эту политику продолжает, вдохнув в нее новую жизнь.

«СП»: — Как сильно мы расширяем сферу влияния на Балканах, развивая сотрудничество с Сербией?

— Не слишком сильно: мы растеряли в регионе многих союзников. Так, Словения и Хорватия уже вступили в Евросоюз. На пути в ЕС находится Черногория, на нее равняются Македония с Герцеговиной.

Остается, по сути, только Сербия, которая при Вучиче заигрывает с Западом. Причем, если Вучич победит на президентских выборах — в чем почти нет сомнений — в Сербии значительно укрепится вертикаль власти. В этом случае и президентский пост, и кабмин, и парламент окажутся под контролем Сербской прогрессивной партии. Это значит, Белграду будет проще решать многие проблемы, включая отношения с ЕС и РФ.

«СП»: — Получается, нынешний визит скорее на руку Вучичу?

— Учитывая позитивное отношение сербов к сотрудничеству с Россией такой демонстративный визит и общение с российским президентом, конечно, добавляет Вучичу рейтинговых очков. Теперь он, действительно, может одержать победу уже в первом туре.

Для нас итоги визита менее продуктивные. Поставка Сербии бронетехники и истребителей — это, конечно, важно, но не является стратегическим достижением. По сути, мы поддержали уровень взаимодействия с Белградом, но мяч не на нашей стороне.

Добавлено: 28-03-2017, 17:59
61

Похожие публикации


Наверх