Евросоюз бросает клич: «Все на борьбу с Россией!»

— Европейская народная партия — это объединение консервативных, правоцентристских партий Европы, — поясняет старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

— Это крупнейшая фракция в Европарламенте, её представители стоят у руля Евросоюза, они же имеют наибольшее представительство среди глав государств и правительств отдельных европейских стран. Можно сказать, что они формируют внешнюю политику и ЕС в целом, и большинства отдельных его государств. Потому недооценивать данную резолюцию России не стоит. В то же время на съезде сидят преимущественно, депутаты, которые за принятие решений и за само воплощение политики в жизнь не отвечают, потому и преувеличивать его не стоит. Взять на заметку, учесть в переговорах — и работать дальше. Вот так, мне кажется, надо отнестись к этому России.

«СП»: Насколько этот съезд отражает реальные настроения в европейском обществе? Станет ли эта резолюция руководством к действию для различных политических сил в странах Европы?

— Эта резолюция отражает настроения значительной части европейской политической элиты. Многие из них выросли в годы «холодной войны» и изначально настроены к России предвзято. В то же время многие из них прошли разного рода школы трансатлантического сотрудничества, потому склонны ставить во главу угла отношения с США. Учитывая, что многие политики ЕНП находятся у власти, её в той или иной мере воспримут как руководство к действию — хотя отнюдь не полностью.

Что касается отдельных стран, то Польша, Дания, Швеция, страны Прибалтики, Голландия, Румыния настроены к нам наиболее критично. В то же время страны Южной Европы, Австрия, Венгрия, Словакия к России относительно лояльны. Та же венгерская ФИДЕС или Австрийская народная партия или итальянский «Дом свобод» — это ведь тоже части ЕНП. Так что здесь тоже возможны расхождения.

«СП»: С чем связан этот градус антироссийской истерии? С выборами во Франции и Германии?

— Безусловно, градус истерии повышается по мере приближения выборов во Франции, в Германии. Можно сюда и Чехию добавить, где тоже выборы грядут, и недавние выборы в Голландии и Болгарии. Повышение градуса антироссийской истерии — отличный способ отвлечь внимание европейцев от проблем, с которыми находящиеся у власти представители ЕНП не справляются. Та же Ангела Меркель в Германии, которая никак не разберётся с толпами мигрантов, чего стоит. Да и другим особо похвастаться нечем. Вот и переводят стрелки на «страшную Россию».

«СП»: В Европе реально верят в способность России повлиять на выборы? Ведь об этом уже несколько месяцев говорят в США, но никаких доказательств до сих пор нет. Насколько это вообще «долгоиграющая пластинка»?

— Это долгоиграющая пластинка. Русофобия в Европе стара почти так же, как сама Европа. Она существовала 500 лет назад, существует и сегодня. Раньше по Европе гуляла фальшивка под названием «Завещание Петра Великого», где русский император якобы завещал завоевать Европу. Теперь перешли к сказке про белого бычка (точнее, о русских хакерах).

У России нет инструментов, чтобы вмешаться в выборы в Германии и Франции. Россия никак не сможет повлиять на волеизъявление в Чехии. У неё даже в православной Черногории инструментов как таковых нет, нет НКО, нет влиятельных лоббистов. Какая ещё угроза? Это просто больные фантазии европейских политиков, для некоторых из которых русофобия стала подобна СПИДу.

«СП»: В резолюции сказано, что ЕС должен разработать эффективную и детальную стратегию немедленного и решительного противодействия российской информационной войне. Будет ли разработана такая стратегия? В чем она может проявиться на практике?

— В Евросоюзе могут создать что-то наподобие «Немецкой волны» или «Международного радио Франции». Оно будет вещать на Россию, рассказывая о том, как Россия неправа. Новые деньги наверняка получат «Евроньюс», национальные телеканалы, которые о России говорят или плохо, или ничего. Могут запретить вещание российских телеканалов. И такая паранойя приведёт к резкому сокращению пространства свободы слова в самой Европе. И получится, что европейские политики, так пекущиеся о демократии во всём мире, свернут её у себя дома…

Вопрос только в том, что с помощью антироссийской пропаганды нельзя разобраться с миграционным кризисом, нельзя разобраться с долгами Греции, нельзя подтянуть Румынию хотя бы до уровня Польши… Потому подобного рода антироссийская истерика самим населением ЕС чем дальше, тем меньше будет восприниматься.

— Сегодня лево-либеральный сегмент европейского политикума, ярким представителем которого как раз и является Европейская народная партия, находится в явном идейном или даже экзистенциальном кризисе, — считает политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Вера в то, что Европа движется в правильном и единственно верном направлении — к всё большему единству и одновременно к максимальной открытости для других частей света — не выдерживает проверку реальностью. Отказаться от собственной идеологии, заменившей религию, для многих является чем-то невыносимым, как если бы приходилось отказаться от самого себя.

Следовательно, необходим внешний стимул, который должен способствовать восстановлению внутренней сплочённости. Таким внешним стимулом стала Россия, которая, хотя и существенно ближе к тому, что называется идеалами западной либеральной демократии, чем Китай или какая-нибудь Саудовская Аравия, является более приемлемым врагом. С точки зрения политкорректности, этого насквозь фальшивого и вредного мировоззрения, русских и Россию можно демонизировать сколько угодно.

Градус русофобии повышается либо в связи с активными действиями России во внешней политике, либо в связи с собственными выборами, где у политических сил, враждебных лево-либеральному консенсусу, есть шанс получить хороший процент. Не только «пророссийскость», но даже дружественную позицию по отношению к России преподносят как нечто недопустимое, невозможное, скандальное и находящееся на грани измены Родине.

«СП»: Что такое Европейская народная партия и какое значение имеет ее резолюция для Европы и России? Станет ли эта резолюция руководством к действию для отдельных стран и политических сил, и если да, то для каких?

—Европейская народная партия — это объединение христианско-демократических партий преимущественно из ЕС. Туда входят, например, немецкая ХДС/ХСС, французская Республиканская партия, венгерский «Фидес» и шведская Умеренная коалиционная партия. Президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер является также лидером ЕНП. Кроме того, фракция ЕНП является самой большой в нынешнем созыве Европейского парламента — 29% мест.

Во многом именно благодаря голосам Европейской народной партии в Европарламенте проходят все антироссийские резолюции, в том числе в отношении санкций. В этом смысле в новой резолюции нет ничего удивительного. С другой стороны, позиция ряда европейских партий, считающихся дружественными по отношению к России (французские республиканцы, «Фидес»), представляется двусмысленной.

«СП»: Насколько, по-вашему, реально влияние России в Европе? Способна ли она опять же влиять на выборы, если захочет?

— Мы это пытаемся скрывать, но на самом деле нам, конечно, приятно, когда Россию изображают вершителем судеб всего цивилизованного человечества, как серого кардинала, который может ставить во главе стран с гораздо более сильной экономикой, чем наша, «своих» кандидатов. На самом же деле мнение о каком-то сногсшибательном влиянии на политические процессы в Европе и США сильно преувеличено. При этом влияние может идти косвенным образом. Так, сама тема России — как в положительном, так и в отрицательном ключе — используется различными политическими силами в ходе предвыборных кампаний. Для одних наша страна становится в чём-то примером для подражания и естественным союзником в борьбе за традиционные ценности и против исламского терроризма, для других же Москва — это антилиберальный Мордор, где душат свободу слова, травят лоббиста антироссийских санкций Владимира Кара-Мурзу, отправляют ЛГБТ-активистов в ГУЛАГ и мечтают о создании православно-сталинистской империи.

«СП»: Говорит ли тот факт, что резолюция признает российскую киберугрозу страшнее китайской, что Россия в целом для Европы больший конкурент, чем Китай?

—Здесь я вижу проявление специфического «политкорректного» варианта расизма. В психоанализе есть концепция «нарциссизм малых различий», объясняющая, что между группами (культурными, этническими), имеющими минимальные отличия друг от друга, конфликты носят наиболее яростный и интенсивных характер, чем между совершенно непохожими. В примерах недостатка нет: от Украины или резни в Руанде до Первой и Второй мировых войн.

Традиционная русофобия определённой части западных элит имеет, на мой взгляд, именно эту природу. Китай, или Саудовская Аравия, или Африка воспринимаются как что-то совсем чуждое и далёкое, «совсем не-мы». Русские же — этнически такие же европейцы, как коренные жители Запада, но что-то у них не то. То ли неправильная религия (с этого, собственно, исторически и началось наше противостояние), то ли царь неправильный, то ли генсек, теперь вот неправильный президент вместе со своим предполагаемым киберотделом.

«СП»: Партия призвала ЕС поскорее осознать тот факт, что «Кремль ведет необъявленную войну против либеральных ценностей, «лежащих в основе мира и процветания Европы». Насколько с этим можно согласиться? Действительно ли «либеральные ценности» лежат в основе мира и процветании Европы? И действительно ли они чужды России?

— В либеральных кругах Запада и самой России общим является убеждение, что создание внешнего врага, как правильно в лице Европы или США, является важнейшим условием устойчивости власти в Кремле. Не знаю, важнейшим ли, однако сегодня мы со всей очевидностью наблюдаем, что существование придуманного врага в лице антилиберальной России точно является условием, поддерживающим лево-либеральный консенсус на Западе. Есть, кстати, мнение, что и санкционная история последних лет — она в большей степени не про отношения с Россией, а про поддержание внутреннего единства в самом расходящемся Западе.

Успех глобального Запада в течение последних столетий обусловлен комбинацией множества факторов, начиная от удобного географического положения, плодородных почв и залежей железа и заканчивая сформировавшимися демократическими институтами, системой поддержания верховенства закона и подотчётности власти обществу. Эти элементы формировались в течение долгого времени и с разной интенсивностью в разных частях Европы, путь Британии к Терезе Мэй отличается от пути Венгрии к Виктору Орбану. Не говоря уже о том, что европейские ценности столетней давности далеко не во всём совпадают с тем, что принято называть европейскими ценностями сегодня.

С точки зрения же либерального идеализма, который, правда, сдаёт свои позиции, европейские ценности вечны и универсальны, а в любой стране, вне зависимости от её истории и текущего состояния дел, можно «вырастить» копию европейской (усреднённой) либеральной демократии, достаточно только следовать чётким инструкциям. Если у микроскопического Сингапура получилось, так почему не получится в 158-миллионной Нигерии?

Глупо, будучи в здравом уме, отрицать, что России нужны ответственная перед обществом власть и верховенство права. Глубоким заблуждением, однако, является вера в то, что где-то там далеко, например, в стройных рядах Европейской народной партии или в Фонде Сороса, есть люди, которые только и желают всё это для России сделать «под ключ». От чистого сердца.

Добавлено: 31-03-2017, 11:59
122

Похожие публикации


Наверх