Ходорковский перехватил протест у Навального

Отношение Владимира Путина к подобным выступлениям стало известно накануне. «Это инструмент арабской весны: мы очень хорошо знаем, к чему это привело. Это же стало поводом для государственного переворота на Украине и повергло страну в хаос», — подчеркнул президент. Действительно, последствия воскресных протестов не заставили себя ждать. По мнению экспертов, перед Дмитрием Медведевым замаячил призрак отставки.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин считает инициативу Ходорковского стратегически более перспективной для оппозиционеров.

— Конечно, это акция вслед за акцией Алексея Навального, которая оказалась весьма успешной — на несанкционированную акцию люди пришли не только в Москве, но и в регионах. Соответственно, Ходорковский тоже хочет задействовать актив «Открытой России», хочет, наверное, протестировать возможности этого актива. Проверить кого и как он сможет собрать.

«СП»: — Как вы оцениваете выбор объекта протеста — президента, а не премьер-министра?

— В отличии от Медведева, людям выйти против президента психологически сложнее. Потому что президентский рейтинг носит системообразующий для власти характер. Фигура президента имеет черты сакральности. К тому же после того, как Навальный сказал о Медведеве, объективно надо повышать ставки. Надо затрагивать самую серьезную фигуру политического режима. Но с другой стороны, общество к этому менее готово.

Психология наших людей известна, она восходит еще к средним векам: царь — хороший, бояре — плохие. Президент в глазах людей — это «царь», а Медведев, пусть он и занимал первый в стране пост, — нет. Так было и в XIX веке, во времена народников, когда их призывы против царя трактовались крестьянами как призывы против страны. В этой парадигме собирать людей против президента страны гораздо сложнее.

«СП»: — Наверное, и фильм ФБК про Медведева более убедителен, как доказательство претензий к нему?

— Да, к 29 апреля нет такого впечатляющего визуального ряда. Всегда существует узкий слой активистов, которые готовы ходить на митинги по причине чувства долга, чувства товарищества и т. п., но для роста численности нужны эмоции. Они могут быть разные, но они нужны. Фильм Навального — яркий и эти эмоции возникают: пока у нас падает жизненный уровень, там, наверху, наглеют, воруют. Это работает.

Если же речь идет просто о требованиях, что власть должна измениться, что в стране должны быть проведены перемены, это не вызывает сильных эмоций. Даже если содержательно это так. Это помешает собрать много людей 29 апреля.

«СП»: — Есть ли другие сложности?

— Здесь есть еще важный технический момент. Навальный назначил свое мероприятие на конец марта, на обычные выходные. Поэтому многие пришли или поучаствовать, или посмотреть. Ходорковский назначил дату накануне больших майских праздников. А в России есть традиция в эти дни уезжать из городов. У кого есть возможность — подальше, те, кто не может уехать за границу или в другой регион России, едут на дачи. В этом году выходные как раз начинаются 29 апреля.

Это значит, что люди окажутся перед перспективой потерять один день, который можно потратить на шашлычок-коньячок, на огородные дела или как-то развлечься. Из-за этого с явкой могут быть проблемы. В то, что все так и задумано — посмотреть, сколько людей сможет отказаться от отдыха в пользу политического мероприятия, верится с трудом. К тому же, в случае несанкционированной акции есть опасность задержания накануне праздников. То есть эта дата выглядит рискованно.

«СП»: — Не кажется ли вам, что с точки зрения либеральных оппозиционеров выступать против президента, а не премьера, которого могут вот-вот сменить, стратегически перспективнее?

— Да, это долговременная история. К президентским выборам 2018 года она прямого отношения не имеет. Ходорковский вряд ли будет уделять им большое внимание. Сам он баллотироваться не может, а кандидата у него нет. Навальный тоже не сможет баллотироваться. Скоро, когда новый приговор по «Кировлесу» вступит в законную силу, он это право потеряет. Речь идет о перспективе, о том, что будет после 2018 года. Ходорковский неоднократно говорил о 2024 годе. Это и есть примерный ориентир.

Задача, стоящая перед Ходорковским, заключается в том, чтобы связывать негатив не только с именами «бояр», но и с именем «царя». Пускай даже сейчас это многие отвергают. Ведь после президентских выборов придется проводить какую-то политику. Скорее всего непопулярную, поскольку нефтяные цены вряд ли будут высокими. Придется повышать пенсионный возраст, повышение налогов, в том числе НДФЛ и НДС, уже обсуждается. Это может затронуть очень многих. Расчет делается на то, чтобы уже сейчас начать связывать весь негатив не только с правительством, но и с президентом.

Адвокат Дмитрий Аграновский не верит в искренность либеральной оппозиции и настаивает на жесткой реакции властей на попытки проводить уличные акции.

— Мое отношение к акции Ходорковского примерно такое же, как и к прошедшей акции Навального. К сожалению, власти, проявляя жестокость в отношении левых и патриотов, попустительствуют либералам. То что они показали в минувшее воскресенье говорит либо о попустительстве и поощрении властей, либо о том, что у нас напрочь отсутствуют спецслужбы. Мы, как налогоплательщики, ждем, что власти эти шабаши будут жестко пресекать.

«СП»: — Несмотря на их антикоррупционные требования?

— Тот факт, что они используют псевдолевые лозунги — понятно. Они всегда работают. В том числе и про коррупцию. Особенно удивительно слышать про низкие зарплаты и плохие дороги от Ходорковского. Это же он со своей шатией-братией провел реформы, в результате которых страна дошла до такого состояния. То, что сейчас происходит — это гайдаровщина в чистом виде. Путин пытается выправить положение, но он мог бы действовать более энергично. Я как юрист и правозащитник жду от власти, что действия этих людей, которые 90−95% населения страны называют «ватниками» и «крымнашистами», будут пресечены.

«СП»: — А ведь и правда, позиция по Крыму и Украине, что Навального, что Ходорковского известна. Они лишь в последнее время стали маскироваться…

— Именно. Какой с ними вообще может быть разговор после событий в Одессе? Не видит прямую связь между этими событиями и организаторами уличных акций только слепой. У нас смотрят снисходительно, мол, дети вышли. В Одессе тоже были дети — милые девочки, разливали горючее по бутылкам, а кидали бутылки милые мальчики — футбольные фанаты. И эти будут кидать. Только дай им волю. Сейчас идет проба силы и отработка возможностей сетевых структур.

Я бы хотел лично противодействовать этим людям. Но если я соберу отряд и поеду с ним в Москву, меня задержат. И правильно. Но если нам не позволяют самим защищать свои интересы, то пусть нас защищает государство. Для этого оно и обладает монополией на насилие.

Надо понимать, что это никакая не оппозиция. Это силы зла. Не важно, кто именно выходит на митинги, важно, как принесенный ими результат будут использовать их лидеры. Как только эти силы придут к власти — а это возможно, так они рассчитывают на госпереворот, а не на выборы — они будут людей живьем жечь или из танков расстреливать как в 1993-м. Мы это все помним в исполнении либералов и иллюзий не строим.

«СП»: — Какие еще могут быть причины уличной активизации либералов? Выборы? Поддержка в народе у них невысокая…

— Одна из причин в том, что от прошедших выборов в Госдуму отодвинули всю, так называемую конструктивную оппозицию. И таким образом расчистили путь для самых деструктивных сил, которые плевали на их жесткие законы. Они ведь намерено выходят именно на несанкционированные акции. Притом, что Олегу Миронову, обидчику Макаревича, дали 2,5 года лишения свободы. Можно еще вспомнить Удальцова с Развозжаевым, которые сидят за того же Навального, за Илью Пономарева. Хотя в уголовном деле было прекрасно видно, кто виноват.

Добавлено: 1-04-2017, 13:59
88

Похожие публикации


Наверх