Трамп все понял: Россия - его главная проблема

Так, 5 апреля Трамп заявил, что химическая атака против мирных жителей в провинции Идлиб, изменила его отношение к президенту страны Башару Асаду. Напомним, что сирийская оппозиция обвинила в атаке правительственные войска, а Дамаск, напротив, возложил ответственность на боевиков.

«Эта вчерашняя атака на детей сильно повлияла на меня. Это было ужасно. И не может быть чего-то хуже… И мое отношение к Сирии и Асаду серьезно изменилось», — сказал он, добавив, что подобная атака со стороны военных режима Асада «перешла все границы». При этом то, что атака действительно является делом рук правительственных войск, пока не доказано, и российская сторона требует провести расследование.

Еще 31 марта Белый Дом был более нейтрально настроен к Асаду. Так, представитель администрации Шон Спайсер заявил, что США следует смириться с тем, что будущее Башара Асада зависит от граждан его страны.

Изменилась позиция Трампа и по совместным действиям с Россией в Сирии. 5 апреля он заявил, что не собирается обсуждать свои военные планы в Сирии с президентом РФ Владимиром Путиным.

Между тем, Дмитрий Песков, комментируя события, настроен оптимистично: «Текущие разногласия, в том числе и глубокие разногласия, являются, к сожалению, постоянными спутниками российско-американских отношений, особенно в последние годы. Поэтому даже такие существенные разногласия, как оценка в целом ситуации и причин сложившейся ситуации в Сирии, вряд ли могут каким-то кардинальным образом изменить дух и характер наших двусторонних отношений», — заявил Песков.

Директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев считает, что изменения в отношении Трампа к России предсказуемы, и риторика во время избирательной кампании по многим причинам не перерастет в реальные действия.

— Трамп — очень противоречивый и сложный человек, и мы, в конечном итоге, не знаем, что он думает на самом деле. Да это и не так важно. Никки Хейли права в одном — нужно судить по делам, а не по тому, что говорят и о чем высказываются на различных форумах. Совсем не придавать этому значения нельзя, но все будет зависеть от реальной политики. Трамп, как человек, который большой политикой раньше не занимался, будет испытывать влияние и давление с разных сторон. Все это, конечно, будет сказываться на его политике.

Но факт в том, что фундаментальных причин для коренного улучшения отношений США с Россией нет. О том, как воспринимают нашу страну на Западе, мы и так знаем. Проблема России, в первую очередь военная, всегда будет актуальной для Америки. Россия — единственная страна в мире, которая в определенной мере сохраняет с США паритет в сфере ядерного стратегического оружия. Соперничество в любом случае будет иметь место.

«СП»: — Но Трамп ведь и сам говорил о том, что хотел бы улучшить отношения с Россией…

— Трамп действительно выражал пожелание нормализации отношений с нашей страной. Но уже будучи президентом он стал высказываться за политику с позиции силы. Он считает, что и Пентагон нужно укреплять, и военные расходы повысить, и вооруженные силы модернизировать. И вот тогда, с позиции этой военной мощи и экономического могущества разговаривать с Россией и оказывать на нее давление. Вот в чем состоит позиция Трампа, и она не противоречит его более ранним убеждениям.

«СП»: — Трамп очень эмоционально высказался о химатаке в Идлибе, это проявление неопытности, о которой вы говорили, или все продумано?

— Не думаю, что это непрофессионализм или неопытность. Скорее, напротив. Дело в том, что Трамп с Россией попал в сложную ситуацию. В ходе избирательной кампании он обещал улучшить отношения и получил, в том числе за это, поддержку электората.

Но, попав в Белый дом, он понял, что сделать это очень сложно, и тема России, как пишут сами американские СМИ, стала для него токсичной. Любые упоминания о возможности какого-то позитива или договоренностей воспринимается в Вашингтоне в штыки. В этом смысле ситуация с химической атакой в Идлибе стала для него выходом. Теперь, не теряя лица, Трамп может заявить, что он действительно хотел наладить отношения, но Асад такой негодяй, а раз Россия его поддерживает, то и с ней он вести дела не будет. Так что это чистая политика, а не эмоции.

«СП»: — Значит, и о совместной операции в Сирии даже думать не стоит?

— Это тоже не новость, если обращать внимание на предыдущие высказывания не только Трампа, но и других представителей администрации. Министр обороны США прямо говорил о том, что никакие совместные действия с Россией в Сирии невозможны. Трамп мог что-то заявлять, но когда доходит до реальных действий, компетентные лица говорят, что этому не бывать.

Это невозможно по вполне объективным причинам. Соединенные Штаты сколотили свою коалицию, в которой больше 60 стран. В нее входят государства, которые не горят желанием сотрудничать с Россией. Поэтому Трампу лучше дистанцироваться и поддерживать все это на операционном уровне. Не в его интересах вносить изменения, которые вызовут негативную реакцию у членов собственной группировки, той же Саудовской Аравии или Катара.

Да и Турция, хотя и выражает желание сотрудничать с Россией, одновременно имеет собственные цели в этой кампании. Вся эта шумиха вокруг химической атаки в Идлибе могла и не обойтись без Турции в том или ином виде. Сейчас они начали оказывать поддержку пострадавшим, проявляют участие к группировке из этой провинции, которая находится как раз вблизи от турецкой границы. Тут очень много противоречий, и Трамп не будет жертвовать чем-то только для того, чтобы помириться с Россией.

Добавлено: 7-04-2017, 05:58
127

Похожие публикации


Наверх