Правительство в очередной раз собирается выезжать на бедных

Ну, а самой резонансной новостью, прошедшей на лентах все информагентств, стал отказ комментировать «лживые обвинения политических проходимцев». Таким образом, он ответил на вопрос представителя КПРФ, который упомянул нападки на премьера со стороны оппозиционера Алексея Навального.

— Тезисы Дмитрия Медведева оставили традиционно двойственное впечатление, — говорит генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв. — У нас уже давно утвердился принцип, что из экономического кризиса надо выходить за счёт населения.

Почему у нас не случилось обвального падения производства в момент кризиса? Мы даже выставляли это, как своё достижение: дескать, Барак Обама заявил, что «порвёт» нашу экономику, а мы ничего, даже не очень просели. А всё дело в том, что мы просто снижали расходы на поддержание производства за счёт работников. Снижали зарплаты, сокращали число рабочих дней. У нас ведь слабая система трудовых договоров, работники находятся в уязвимом положении. На Западе предпринимателям нельзя просто так сказать наёмным работникам: ребята, у меня проблемы, я буду вам меньше платить. В России же такие вопросы, как правило, решают легко.

Наше правительство озабочено проблемой бюджета, но не благосостояния граждан. Как следствие, «главный» у нас — министр финансов, а не министр экономического развития. И дело даже не в личностях конкретных людей, эта традиция сохраняется при разных правительствах.

В итоге, мы не думаем, как развить экономику, а думаем, как урезать расходы, когда денег становится меньше. Именно поэтому всё время «падаем». Нам объявляют, что экономика достигла «дна». Но потом падение возобновляется.

Платежеспособность россиян падает, а вслед за ней падает и спрос на промышленные товары, без которых хоть как-то можно обойтись. Соответственно, сжимается объём производства.

«СП»: — То есть надо делать обратное: в кризис увеличивать зарплаты, чтобы за счёт роста спроса оживлять и производственную сферу?

— Именно так на Западе и делают. Конечно, и эта политика имеет свои минусы. В частности, будет расти инфляция. Но если делать всё медленно и плавно, то последствия будут не столь тяжелы.

«СП»: — Но Медведев как раз заверил, что правительство России озаботилось тем, чтобы поднять жизненный уровень граждан. В частности, предлагается повысить МРОТ до прожиточного уровня.

— Я очень надеюсь, что в правительстве наконец-то поняли то, о чём мы говорили выше. Там, в общем-то, не глупые люди сидят, они хорошо соображают, когда им это выгодно. Само по себе поднятие минимальной зарплаты до прожиточного минимума — это хорошо. Но важно, чтобы при этом не получилось, что в одной месте мы поднимем зарплату с 7 до 10 тысяч рублей, а в другом снизим с 30 до 20 тысяч. Очень важно, как именно будут распределены деньги. В России последние четверть века спасителем экономики традиционно являются бедные. Именно они покупают больше всего товаров отечественного производства. Богатые и даже средний класс стремятся приобретать качественный импорт. Так не должно быть, но так есть. И повышение уровня жизни людей не бедных сильно на экономике России не скажется. Они будут продолжать выписывать товары из Европы.

«СП»: — Кстати, о богатых. Медведев как бы намекнул депутатам, что вполне может быть введён прогрессивный подоходный налог. Это некие заигрывания власти с электоратом в предвыборный период или же действительно пришло осознание, что стоит всерьёз заняться этим вопросом?

— Я думаю, что вопрос действительно обсуждается. Поскольку тема эта не теряет актуальности много лет, и власть задумывается, не стоит ли ей здесь пойти навстречу значительной части общества, которая негодует по поводу налогового неравноправия.

«СП»: — Насколько справедливы слова Медведева о том, что «достигнутый уровень продовольственной безопасности беспрецедентен» за всю историю страны?

— Что такое продовольственная безопасность? Это, если завтра введут эмбарго на ввоз продуктов в Россию, то мы этого не заметим. Хотя бы в отношении самых важных продуктов. Но со времён царской России, да отдельных периодов в жизни СССР, у нас этого не было. Впрочем, и уровень потребления сейчас иной, чем сто лет назад. Сегодня сложно всю страну посадить на краснодарский чай так, чтобы этого никто не заметил. К тому же чай этот будет более дорогой и менее вкусный в силу известных различий в климате.

«СП»: — Медведев признал «перегиб» с системой «Платон», однако отменять её, видимо, никто не собирается.

— Я считаю, что введение этой системы было именно политической ошибкой. И дело даже не в протестах дальнобойщиков. Хотя и это важный момент… Если послушать мнение об этой системе у моего соседа-дальнобойщика, которое он мне периодически в непечатном виде высказывает на лестничной площадке, то число людей, не одобряющих работу правительства из-за одного этого решения, увеличилось на десятки тысяч человек. Но кроме этого, правительство таким образом сделало менее рентабельными грузоперевозки в самой большой в мире стране. Это в итоге будет способствовать тому, что экономика регионов будет замыкать внутри себя. На мой взгляд, проблему влияния большегрузных машин на асфальтовое покрытие дорог надо решать не дополнительными сборами, а улучшением качества этого самого покрытия.

«СП»: — При всех обещаниях премьер-министра «повысить, индексировать» и т. д., он заявляет, что считает правильной финансовую политику правительства. Как-то это не очень вяжется одно с другим.

— Это традиционное противоречие, которое передаётся у нас от правительства к правительству. С одной стороны, говорят о необходимости экономить и урезать, с другой — заявляется о необходимости повышения уровня жизни населения. Однако жёсткая финансовая политика всегда означает, что денег в обращении будет меньше. Может быть, у нас в правительстве думают, что доходы граждан будет повышать исключительно бизнес? Но там свои законы развития. Работодатель только от того, что его попросили в правительстве позаботиться о работнике, не поднимет зарплату сотрудникам на 50 процентов по доброте душевной. Поскольку ему-то государство не создаёт никаких новых льготных условий для ведения бизнеса, а благотворительностью заниматься любят далеко не все. И вот эта двойственность позиции правительства даже хуже, чем если бы там гнули одну линию. Нельзя быть частично беременной.

— По сути, Медведев в очередной раз ушёл от ответа на вопрос о сути обвинений Навального, — говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. — Он выбрал позицию, которая, по мнению Кремля, нанесёт ему наименьший ущерб. После 26 марта, когда на несанкционированные акции вышли тысячи человек в десятках городов, совсем тему фильма с обвинениями премьер-министра в коррупции замять не удастся. Поэтому Медведев предпочитает называть своего оппонента «проходимцем, не стоящим внимания», не вдаваясь при этом в развёрнутый диалог.

«СП»: — Как в этой связи вы расцениваете перспективы Дмитрия Медведева в качестве премьер-министра?

— После того, как Медведев вместе с Путиным посетили Арктический форум, стало ясно, что позиции нынешнего премьер-министра довольно прочные и его «не сдадут» в обозримом будущем. А дальше всё зависит от того, какой вариант проведения предвыборной кампании будет выбран приоритетным.

Добавлено: 20-04-2017, 05:58
109

Похожие публикации


Наверх