Евросоюз вогнал латышей в депрессию

«СП»: — Так почему?

— Тут несколько факторов. Первый, конечно, экономика. Еще в конце прошлого года исследование, проведенное в рамках так называемого «Латвийского барометра Baltic International Bank» — это ежемесячное исследование настроения и отношения жителей Латвии с учетом мнения известных местных экспертов, — показало резкое снижение оптимизма населения, в первую очередь, в отношении экономики. Не сбываются ожидания населения, связанные с вступлением в ЕС. Напомню: в период экономического кризиса Латвия была на грани дефолта. Высок уровень безработицы на фоне активной эмиграции. Если в среднем по ЕС он составляет 8%, то в Латвии — 9%. Реальную безработицу подсчитать трудно, так как многие эмигранты не декларируют отъезд, а за последние 16 лет страна с населением около двух миллионов человек потеряла, по официальным данным, больше 400 тысяч.

«СП»: — Но Еврокомиссия назвала Литву лидером по масштабам эмиграции. Называют скорость сокращения числа населения в этой республике — 100 человек в день. Сейчас в Литве 2,8 миллионов жителей, а в момент выхода из состава СССР было 3,7 миллиона…

— Тем не менее в Литве уровень безработицы ниже чем в Латвии — 8,1%. Второй фактор латвийского пессимизма, полагаю, - морально-политический. Тут настоящее переплетением проблем. Жители страны дают низкую оценку правительству. Что же давать ему высокую, если люди видят сплошную интригу вместо тщательной работы за их интересы. Например, из-за борьбы за место премьера лидер тогда еще правящей партии «Единство» Солвита Аболтиня пожертвовала стабильностью страны и завела такую интригу против своего же выдвиженца, главы правительства Лаймдоты Страуюмы, что в результате развалилась правящая коалиция, а «Единство» вообще потеряло пост премьера. Не надо считать людей быдлом: они понимают, что это — борьба элиты не за их чаяния, а за финансовые потоки, за реализацию интересов разных групп.

Обращу ваше внимание на то, что социологическое опросы не раз показывали: респонденты хотели видеть премьером двух политиков, которые декларировали добрососедские отношения с Россией, — мэра Риги Нила Ушакова и мэра Вентспилса Айвара Лембергса. Но несмотря на удачные для партии Ушакова «Согласие» парламентские выборы, несмотря на победу, его политическую организацию не впускают в правящую коалицию, а из него лепят образ «прокремлевского агента». А против Лембергса не раз пытались затеять уголовные дела. Люди же все видят, понимают. Хорошие отношения с Россией улучшили бы и положение экономике. Но правящему классу политически выгоднее нагнетать ситуацию. Санкционная война подрубает ведь позиции не чиновников, ведущих политиков, а фермеров, работников рыбной промышленности, транзитной сферы, молочной и мясной отраслей.

И вот третьим фактором я назвал бы русофобию латвийской элиты и ее антироссийские настроения, что связано между собой и тоже отравляет атмосферу в стране. Конечно, представители элиты говорят, будто плохо относятся не к русским людям, а к властям России. Но что показывает практика? До сих пор в республике больше 240 тысяч постоянных жителей являются так называемыми «негражданами» со специальным «паспортом негражданина». Русский язык выдавливают из сферы обучения, хотя русских в стране около 30%. Языковая инспекция, именуемая в прессе «языковой инквизицией», тотально штрафует за недостаточное знание латышского языка в сфере обслуживания, в школах. Нила Ушакова решили оштрафовать даже за устное общение на русском языке с русскими школьниками.

«СП»: — Ну так и в Литве русский язык выдавливают из сферы образования…

— Да, есть такая проблема, но все же в Литве, как мне кажется, не столь тяжелая атмосфера. Я вот был на базаре в Вильнюсе, увидел: некоторые продавцы не говорят по-литовски. И ничего. Спросил, терзает ли их местная инспекция по госъязыку? Говорят — нет, есть лишь редкие покупатели, которые общаются только по-литовски, но таких мало, и все равно удается договориться. В Латвии быстро нарвешься на принципиального гражданина, который пожалуется в «языковую инквизицию». При всех издержках, трудностях строительства отношений после распада СССР, на мой взгляд, литовцы все же в целом заметно толерантнее латышей. А в Латвии атмосфера отравлена демонстративно культивируемой русофобией, разделением общества на чужих и своих. Это особенно хорошо видно во время мероприятий ветеранов СС каждый год 16 марта, а также 9 мая в День Победы. Общество расколото, ценности у сторон разные. 9 мая в Парке Победы в Риге будут снова праздновать десятки тысяч рижан, и их уже заранее поливают грязью местные националисты, собирающиеся устроить «альтернативное действо».

Сюда же, в русофобские настроения латышской элиты, я бы добавил военную пропаганду, тоже отравляющую настроение. Мол, надо накапливать силы, чтобы Россия не напала.

«СП»: — А что, разве в Литве меньше такой пропаганды?

— Нет, не меньше, но я бы не сказал, что Латвия отстает, хотя некоторым СМИ так кажется. По факту Латвия также как и Литва в следующем году планирует добиться военных трат в размере пресловутых натовских 2% ВВП. Добровольная вооруженная организация «Земессардзе» («Стража Земли»), являющаяся частью Национальных вооруженных сил Латвии, серьезнее, чем литовский «Союз стрелков». «Земессардзе» — это уже фактически реальная армия численностью более 10 тысяч человек — округа, батальоны с армейским же вооружением, постоянные учения.

Кстати, о вооружениях. Литва покупает западную технику, это общеизвестно. Ну так и Латвия тоже. Недавно Рига получила 47 из 123 купленных в Великобритании старых бронемашин с капремонтом и противотанковыми ракетными системами Spike. На все про все — больше 209 миллионов евро.

Как вы думаете, прибавляют ли такие траты оптимизма и любви к Евросоюзу жителям Латвии, особенно безработным?

Добавлено: 3-05-2017, 13:57
49

Похожие публикации


Наверх