ФБР: "Российская угроза где-то рядом"

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков не стал комментировать доклад Джеймса Коми. «Мой коллега в Белом доме уже это прокомментировал. Мне нечего добавить», — заявил он.

Вашингтонский истеблишмент не ограничился антироссийской риторикой и перешел к конкретным действиям. 3 мая Палата представителей одобрила законопроект, предполагающий создание межведомственного комитета для противодействия вмешательству России в политический процесс США и других стран. Структура призвана бороться как с «тайным вещанием», «дезинформацией» и «манипулированием СМИ», так и с «финансированием агентов влияния, побуждением и контрразведкой наступательного характера, убийствами и террористическими актами».

Создание комитета по борьбе с российским влиянием является частью законопроекта, определяющего политику в области разведки. В соответствии с ним также будут финансироваться усилия по пресечению террористических атак и лишению радикалов убежищ в Ираке, Сирии и странах Северной Африки. Документ включает в себя секретное приложение, содержание которого не подлежит огласке.

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер считает, что за громкими заявлениями стоит желание построить карьеру на антироссийской риторике.

— Прежде всего, это заявление продиктовано желанием Джеймса Коми стать более важной фигурой в таких играх, поднять значимость своего ведомства и свою собственную и попасть в тренд. Он считает, что несколько раз ему это удавалось, и он хочет повторить этот успех и продвинуть свою политическую карьеру.

«СП»: — То есть администрация Дональда Трампа не разделяет мнение о том, что Россия — «самая большая угроза в мире»?

— Судя по заявлениям Тиллерсона, и по беседе Трампа с Владимиром Путиным, администрация пока деликатно относится к этому вопросу. Более того, скорее и сам Коми не думает того, о чем говорит.

Вообще, вопрос о том, кто и какие убеждения разделяет, очень спорный. Можно вспомнить о том, что после встречи с Сергеем Лавровым Рекс Тиллерсон сказал, что она была удачной, приехав в Америку он назвал ее неудачной, после телефонной беседы Путина с Трампом оценил ее, как конструктивную. Кто знает, что они скажут в следующий раз? Это предмет не анализа, а их глубокого внутреннего мира, из которого можно вытащить что угодно. Поэтому не стоит комментировать политические заявления, не подкрепленные конкретными действиями.

Слова о «самой большой угрозе» — это просто сотрясание воздуха. Совершенно понятно, что Россия не является угрозой для США. И там об этом знают лучше, чем в самой России. Да, это соперник или даже противник, но не угроза.

«СП»: — А как насчет конкретных действий в виде создания комитета по противодействию России. Он представляет для нас угрозу?

— Соединенные Штаты вообще представляют для России угрозу, потому что их экономическая и военная мощь выше, чем у нас. Но что касается комитета, заявления Коми как раз и нужны для того, чтобы конгрессмены создавали такие структуры, а он сам повысил значение своего ведомства и его финансирование. Если посмотреть американскую аналитику по поводу усиления восточного фланга НАТО, она насквозь пропитана попытками вытащить из Конгресса дополнительное финансирование. Да этого никто и не скрывает. Это обычная для Вашингтона практика, когда конгрессменов пытаются убедить выделить средства под какую-то повестку.

«СП»: — Но ведь такие попытки использовать антироссийскую риторику в своих целях приводят к ухудшению российско-американских отношений. К чему может привести ее усиление?

— Это как в анекдоте, когда мы считали, что достигли дна, но тут снизу кто-то постучал. Сейчас вопрос России в США — это элемент внутриполитической борьбы. Их не слишком интересует российская компонента сама по себе, а отношения с нашей страной для них не являются таким уж приоритетом, как для нас. Для них это лишь один из многих элементов международной политики.

Если стороны будут менее сдержанны, это приведет к тому, что отношения будут носить характер устойчивой «холодной войны» с элементами нестабильности. Если стороны будут придерживаться определенных норм и пытаться договариваться по конкретным вопросам, отношения останутся такими, как сейчас.

Надеюсь, ядерной войны не будет. Но ухудшиться отношения могут, и очень трудно предсказать, как именно это произойдет. Как говорил классик, все несчастливые семьи несчастливы по-своему. То же и с плохими отношениями. Есть надежда, что они все же стабилизируются, и на примере Сирии мы видим, что Россия прилагает для этого серьезные усилия.

Профессор МГУ, доктор политических наук, член Научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло полагает, что недооценивать новый комитет не стоит, как, впрочем, и переоценивать.

— Нападки на Россию, которые имели место во время заседания комитета, с точки зрения риторики и информационных ходов ничего нового не несут. Складывается впечатление, что все идет по кругу и переливается из пустого в порожнее. Россия вмешивается в наши дела, потому что плохая, а плохая — потому что вмешивается. Получается замкнутый круг.

По всей видимости, эта тема настолько заезжена, что воспринимается в Конгрессе, как белый шум. Даже официальный представитель Белого дома не считает каким-то образом парировать или реагировать на эти заявления.

Тем не менее, на этой теме «допиариваются» все конгрессмены и чиновники, которые не успели сделать это в первой обойме, когда эти обвинения были на пике информационной популярности. Лично я в словах Коми никакой угрозы не вижу, это обычная болтовня. И такая болтовня будет продолжаться до того момента, пока Трамп четко не обозначит свою позицию в отношении России.

Пока такой позиции нет, она очень расплывчата, потому и происходят такого рода вещи. Как только Трамп скажет, что с Россией нужно дружить, все повторят за ним. Мол, были разногласия, но они остались в прошлом, начинаем с чистого листа.

«СП»: — Пока что не похоже, что он скажет нечто подобное…

— Тем не менее, шансы есть. Трамп — игрок. Если он останется у власти, и все его усилия не будут канализироваться исключительно на ее удержание (а подготовка к импичменту идет системно), то он займется российско-американскими отношениями. Но у Трампа к политике четкий бизнес-подход. Ему все равно, каким образом извлекать прибыль из этих отношений — играть на повышение ставок, то есть на дружбе, или на понижение, то есть на обострении отношений. Трамп — фактически трейдер.

Сейчас конъюнктура сложилась так, что выгоднее играть на обострение. Когда эта тема будет исчерпана окончательно и тренд сменится, будет выгодно играть на нормализацию отношений, Трамп может совершенно измениться, и мы его не узнаем.

«СП»: — Тем временем, насколько опасны для нас такие уже реализуемые инициативы, как комитет для противодействия России?

— Это не столько комитет, сколько клуб по интересам. Сейчас тема российских хакеров очень популярна, и под нее легко выбить деньги. Разного рода исследования, соцопросы, киберзащита — все это привлекает большие деньги и, соответственно, их легко распилить.

Но важно понимать, что комитеты возникают в Конгрессе не просто так, и к нему следует отнестись серьезно, несмотря на всю одиозность. Как бы он ни назывался, он может протолкнуть какой-то законопроект, который пройдет в Конгрессе и превратится в очередные санкции против России.

Не нужно переоценивать угрозу этого комитета — противодействием «кремлевской пропаганде» сейчас занимаются все, кому ни лень. Но и недооценивать его не стоит. Даже самые фейковые инициативы неожиданно могут получить реальную жизнь в политике.

Добавлено: 5-05-2017, 13:57
74

Похожие публикации


Наверх