Фермеров зеленкой не прижжешь

Впрочем, у протестующих фермеров нашлись и единомышленники: в частности, члены краснодарского отделения Объединения перевозчиков России (ОПР), а также Краснодарский крайком КПРФ, который возглавляет депутат Госдумы Николай Осадчий.

Первого мая дальнобойщики и фермеры Кубани собирались провести на площади перед Домом культуры в станице Должанская (Ейский район) протестный митинг при поддержке членов КПРФ и «Российской коммунистической рабочей партии» (РКРП). Однако провести митинг активистам не удалось: площадь перед ДК была заранее оцеплена сотрудниками полиции и казаками, которыми командовал лично атаман Кубанского войска, вице-губернатор Краснодарского края Николай Долуда.

Фермеры уже никому не верят

«Вежливых фермеров» на Кубани никто слушать не хочет, именно поэтому они так настойчиво и пытались докричаться до федеральных властей. И им удалось. 20 апреля специалисты аппарата Уполномоченного по правам человека приехали в Кропоткин на встречу с протестующими аграриями, которые уже дважды были на приеме у омбудсмена Татьяны Москальковой.

Фермеры передали помощникам омбудсмена документы о том, как в Краснодарском край бесчинствуют рейдеры, отбирая самые плодородные земли. После этой встречи Москалькова лично ходатайствовала перед прокуратурой и ГУ МВД края о том, чтобы была смягчена мера пресечения для Олега Петрова, который с 30 марта содержится в следственном изоляторе. У фермера маленький ребенок и большое хозяйство, свое уголовное дело (а вменяют ему мошенничество) он считает «политическим», и в знак протеста объявил в СИЗО голодовку.

Ручались за Петрова и самые известные правозащитники страны — председатель движения «За права человека» Лев Пономарев и председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева. Участие в судьбе арестованного фермера приняла даже сенатор от Республики Тыва Людмила Нарусова, которая обещала пригласить «Вежливых фермеров» на слушания в Совет Федерации.

Впрочем, кубанские фермеры уже никому не верят. 15 марта они были на приеме у председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина, и также рассказывали ему о своих проблемах. Был на этой встрече и Олег Петров (на тот момент он находился еще под подпиской о невыезде). Бастрыкин обещал взять расследование дела под личный контроль… а спустя две недели Петрова швырнули в СИЗО. Причем сделали это в разгар посевной компании.

«Реанимировали» дело пятилетней давности

2 мая Генеральная прокуратура организовала Всероссийский день приема предпринимателей. Как рассказал журналистам начальник управления взаимодействия со средствами массовой информации Генпрокуратуры Александр Куренной, подобная акция проходит второй раз: на прием к «надзорникам» пришли 600 представителей бизнеса, было подано 265 обращений.

В управлении Генпрокуратуры по ЮФО (Ростов-на-Дону) заместитель генерального прокурора Андрей Кикоть и прокурор Краснодарского края Сергей Табельский принимали «Вежливых фермеров». На встречу в Ростов приехало три десятка краснодарских фермеров, на прием попали лишь 11 человек, да и то среди них лишь четверо участвовали в «Тракторном марше». Это сам Алексей Волченко, Людмила Кушнарева, Андрей Овечкин и Нина Карпенко (она же член межведомственной рабочей группы при губернаторе Кубани Вениамине Кондратьеве по использованию сельхозземель и по правам фермеров).

Остальные семеро фермеров, которые пришли на встречу, как затем рассказал журналисту «СП» Волченко, изначально были настроены крайне критически по отношению к коллегам-протестантам. Сама беседа проходила за закрытыми дверями. Однако известно, что каждому из приехавших кубанский прокурор Сергей Табельский обещал личный прием уже в Краснодаре.

Андрей Кикоть тоже много обещал: взять на личный контроль каждое обращение по факту рейдерства, проверить ход расследования уголовных и административных дел в отношении участников «Тракторного марша». Заодно обещал и провести проверку департамента имущественных отношений Краснодарского края и краевого Министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности, на которые также жаловались «Вежливые фермеры».

Только сколько уже их было, этих обещаний… Едва Кикоть уехал, как 3 мая в Кропоткине состоялось очередное судебное заседание по уголовному делу фермера Николая Маслова — одного из организаторов мартовского «Тракторного марша». Следственный комитет пытается «реанимировать» дело пятилетней давности в отношении Маслова, которого тогда обвиняли в самовольном захвате земельного участка Минобороны. Фермер выплатил назначенный ему административный штраф, а спорную землю обрабатывать не стал… Но, видимо, для кубанских силовиков все равно, по какому поводу «прессовать» активистов.

«Власть должна решить проблемы фермеров»

Почему за последние месяцы произошла такая активизация протестного движения в Краснодарском крае? Этот вопрос «Свободная пресса» задала руководителю фонда «Прикладная политология» Сергею Смирнову.

— Федеральные власти уже не раз и не два убеждались, что если экономические протесты оставлять без ответа, а протестные акции просто запрещать, то они зачастую превращаются в политические. Тем более, что среди российских оппозиционных партий и движений всегда находятся желающие поспособствовать этому. К тому же некоторые проблемы настолько остры, что лечить их с помощью зеленки не просто бессмысленно, но и вредно.

С другой стороны, власть не может, да и не должна сразу же и безусловно выполнять все требования протестующих. Поэтому реакцию на протесты зачастую облекают в определенные формальные формы: «У вас есть требования? Запишитесь на прием и мы постараемся во всём разобраться!».

Примерно по такой схеме прошла и встреча нового заместителя Генерального прокурора по ЮФО Андрея Кикотя с кубанскими фермерами. 2 мая, в стандартный приемный день (первый вторник месяца) он принял их у себя.

«СП»: — Но ведь приняли далеко не всех «Вежливых фермеров», а только четверых? А остальным даже отказали в возможности зайти в кабинет и молча слушать.

— И тем не менее каждого из принятых Кикоть выслушал, пообещал разобраться, дал соответствующие поручения присутствующему при этом прокурору Краснодарского края (кстати, также недавно назначенному). Краевой прокурор в свою очередь раздал всем номера своего мобильного телефона и предложил звонить в любое время.

То есть власть показала себя властью, но при этом готовой разговаривать с протестующими и вникать в их проблемы. И это правильно. Надеюсь, что она сделает еще один шаг в правильном направлении и постарается реально решить эти проблемы.

«СП»: — Но почему такое внимание приковано именно к Кубани? Почему так же рьяно не протестует, скажем, Волгоградская или Ростовская области?

— По множеству причин. Сказывается и старое «наследие», причем времен губернаторства не только Ткачева, но и Кондратенко. Имеет место и скрытое противодействие нынешнему губернатору Кондратьеву. Есть, на мой взгляд, и просто набор чисто субъективных факторов.

«СП»: — Некоторые кубанские эксперты считают, будто за активизацией протестов стоит Ткачев, который таким образом хочет насолить своему преемнику Кондратьеву, а кто-то наоборот уверен, что копают под Ткачева, просто слишком много дел у него связано с Кубанью?

— Думаю, что протесты — это «сложносочиненный» процесс, в котором много чего перемешано. Исходно в Краснодарском крае были реальные конфликты (в некоторых из которых фермеры были не всегда безусловно правы), которые просто «подсветили» сильнее, чем раньше.

Между тем известно, что на Кубани проблемы с захватами участков бывают только у простых фермеров. «Земельные бароны» тракторных маршей не устраивают и встречи с президентом страны не добиваются. У них только радостные события — например, «агрокомплекс имени Ткачева» вошел в первую пятерку крупнейших землевладельцев страны, с шестого места перескочив на четвертое.

Только вряд ли стоит затягивать ситуацию. Для примера далеко ходить не надо, вспомнить хотя бы кроваво-знаменитую Кущевку, где упорно власти Кубани не хотели замечать отъема и земель и нападения на фермеров, а банда Цапков тогда слыла уважаемыми людьми…

Добавлено: 6-05-2017, 07:57
73

Похожие публикации


Наверх