Украсть Победу: Европе отказала память

Но еще дальше пошли нынешние власти Украины, причислив к борцам с нацизмом боевиков из УПА* - организации, лидеры которых, как известно, давали присягу на верность Адольфу Гитлеру в 1941 году. И сегодня весь город-герой Киев обклеен «примиренческими» плакатами, на которых офицер Красной армии, ветеран Великой Отечественной войны жмет руку бандеровцу.

Кстати, ко Дню памяти и примирения, который «незалежная», стремящаяся примкнуть к «европейскому цивилизованному братству», с 2015 года тоже отмечает 8 мая, в украинской столице готовятся открыть еще и выставку, которая должна рассказать киевлянам о том, как украинские националисты «доблестно боролись с нацизмом».

Вот только интересно, будут ли в экспозиции кадры военной кинохроники львовских парадов 41−43 гг. в честь дивизии СС «Галичина», на которых дивчины и хлопцы в ярких вышиванках, вскинув руки в нацистском приветствии, бодро маршируют под знаменами со свастикой перед высоким германским командованием?

Что можно противопоставить этой ползучей наглой мифологизации, цель которой вполне понятна — отнять у нас Великую Победу?

Этот и другие вопросы «СП» адресовала известному историку, академику Академии военных наук, члену Российской ассоциации историков Второй мировой войны Юрию Рубцову.

— Поскольку мы все-таки были воспитаны в координатах правды, то считали всегда, что сама по себе жизнеутверждающая, конструктивная сила правды неизбежно побеждает ложь. И очень долго были искренне убеждены, что на Западе роль Красной армии во Второй мировой войне неправильно оценивают, потому что просто не знают всех деталей. Не из злого умысла, а из-за нехватки точной информации. Пытались рассказать им, как было на самом деле.

Но выясняется, что очень хорошо они все знают. И именно поэтому искажают.

К тому же, надо признать, что сама по себе историческая правда конструктивна и носит позитивный характер только в том случае, если человек, воспринимающий эту информацию, настроен благожелательно и действительно хочет знать, как оно было на самом деле. Если же то, что ему сообщают, не соответствует его убеждениям, он корректирует сведения, подбирая для этого подходящую аргументацию.

Но сначала идеологическая борьба, а сейчас информационно-психологическая война показывают, что задействованы совсем другие технологии.

Если сегодня больше половины европейцев считают, что это американцы, образно говоря, водрузили Знамя Победы, над Рейхстагом, это уже не от незнания. Оно присутствует, но в меньшей степени. Это следствие той информационно-психологической борьбы, которая ведется сознательно с той стороны, чтобы как раз правду не пропустить — ни к сознанию, ни к уху, ни к сердцу, ни к глазу слушателя или зрителя.

«СП»: — Что же нужно делать?

— У нас только одно оружие — может быть, не очень действенное, но иного нет — нести правду. Всеми возможными путями доносить, в том числе и до западного (а теперь уже до восточноевропейского и центральноевропейского) слушателя, зрителя, потребителя интернет-информации наше представление об этих событиях. Сумму фактов и аргументацию какую-то выстраивать.

Это то, что для профессиональных историков возможно. Другими технологиями мы не владеем. И понимать, что передовая проходит через сознание людей.

«СП»: — А что произойдет, если, допустим, сто процентов англичан, немцев или американцев будут уверены, что это они победили, а не мы? Сильно ли изменится ситуация, в том числе международная. Сильно ли изменится отношение в России?

— Думаю, что уже не очень сильно. Здесь мы, вероятно, сталкиваемся со свойством, которое присуще массовому сознанию — быстро забывать о событиях, которые отделены от нас даже не столь далеко. Это — первое.

И второе. Массовое сознание, конечно, очень пластично и очень легко поддается любому воздействию.

«СП»: — А до каких пор будут помнить о Великой Отечественной войне? Для нас это свято. Это то, что нас объединяет — память об этих людях и их подвиге.

— На мой взгляд, память об этих событиях жива будет ровно столько, сколько будет жить человечество. Другое дело, о чем будут помнить, и кто будет помнить? В этом вопрос.

И здесь я настроен весьма скептически. Даже, можно сказать, минорно.

Видимо, какой-то круг исторического развития завершается. К сожалению, память о событиях Второй мировой войны, уже не носит для человечества такого значения, как раньше. И чтобы человечество вспомнило о главных уроках Второй мировой и встряхнулось, нужны, боюсь, уже очень серьезные события.

Совершенно очевидно, что один из главных уроков той войны — нацизм надо давить в зародыше, иначе он приводит к мировым катаклизмам.

Однако пример той же Украины с ее нацистско-олигархическим режимом показывает, что западное общество, в принципе, совершенно уже не готово к восприятию нацизма в этом виде — самом прямом. Мы можем говорить о каких-то деталях, о своеобразии укронацизма. Но ведь Бандера и Шухевич — это коллаборационисты прямого толка.

Можно и бандитов УПА назвать «борцами с нацизмом». Хотя, конечно, УПА с немцами не воевала. А отдельные стычки не могут закрыть главного — что существовало соглашение между ОУН-УПА и командованием Вермахта о взаимной поддержке. То есть они были союзниками.

Так вот, западное общество уже не воспринимает нынешний нацистский режим на Украине как прямое наследие коллаборационистов. Вот о чем речь.

«СП»: — А возможно, там как раз все прекрасно понимают, просто им это выгодно сегодня?

— Не исключаю, что люди, которые занимаются пропагандой войны на Украине, это понимают. Но массовое сознание воспринимает тот же самый переворот февраля 2014 года как «народною революцию». Как свержение «антинародного режима Януковича».

«СП»: — Как им преподнесли все это СМИ, так они и воспринимаютА европейские лидеры, естественно, переубеждать никого не будут, потому что без их участия здесь не обошлось…

— Безусловно. Но обратите внимание, ведь тут еще идет подмена образов и смыслов. В той же Молдавии День Победы, как известно, не отменен. Но недавно парламент проголосовал за инициативу праздновать 9 мая еще и День Европы. А на Украине, где официально с 2015 года празднуют победу по-европейски 8 мая, 9 Мая вообще хотят с будущего года вычеркнуть из списка праздничных дней.

То есть, любой ценой стараются сделать так, чтобы не было ассоциации с общим прошлым.

«СП»: — Более того, сейчас на Западе очень активно формируют мнение, что сталинский СССР и гитлеровская Германия — это «одинаково тоталитарные, человеконенавистнические режимы, которые угрожали всему человечеству». Зачем пытаются поставить знак равенства между агрессором и освободителем?

— А чему удивляться? На Западе уже есть даже новая концепция Холокоста. Суть ее в том, что за истребление евреев в годы Второй мировой войны, оказывается, была ответственна не только фашистская Германия, но и Советский Союз. Буквально на днях какой-то американский политолог-русофоб на этот счет пытался философствовать.

Но это же дикость какая-то! Откровенная циничная ложь!

Это как раз и есть элементы той информационно-психологической войны, о которой мы говорим. И мы, конечно, должны защитить свою историю. Пусть в целом перспективы довольно грустные, но молчать нельзя. И действовать надо через любые каналы — дипломатические, через общества дружбы и солидарности с антифашистскими силами… И нам, я считаю, надо больше в этом отношении с Израилем сотрудничать. Потому что в том, что касается духа антифашизма, там совершенно бескомпромиссны.


*17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры», организации «Братство». Их деятельность на территории России запрещена.

Добавлено: 8-05-2017, 07:56
91

Похожие публикации


Наверх