Россия-Грузия: Гиви все еще боится русского Ивана

С момента конфликта 2008 года между Грузией и Россией практически отсутствуют официальные дипломатические связи. Тем не менее, экономика, туризм и культурный обмен между странами постепенно восстанавливаются. К примеру, в 2016 году Грузию посетили более миллиона россиян, что на 12% больше, чем годом ранее. А всего в стране побывали 6,35 миллиона туристов. Таким образом, гости из России составили шестую часть всего турпотока республики.

В начале 2016 года министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что отношения между Грузией и Россией «выходят из глубокой заморозки». 7 февраля 2017 года в Праге состоялась встреча заместителя главы МИД РФ Григория Карасина и спецпредставителя правительства Грузии по связям с Россий Зураба Абашидзе, на которой было решено вернуться к реализации подписанного в ноябре 2011 года, но не действующего договора «О торговых коридорах». Он позволит развивать транспортное сообщение между двумя странами, не касаясь вопроса о политико-правовом статусе Южной Осетии и Абхазии.

По словам Карасина, итоги 2016 года «вселяют определенную надежду на то, что наши отношения будут развиваться и дальше». Взаимная торговля между странами выросла на 17%, достигнув 800 млн долл.

Директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов считает, что опрос NDI политически заангажирован.

— Это откровенно сфальсифицированные данные. Не думаю, что 60% населения Грузии видят в России главного врага. Да, у 20−30% граждан, может быть, присутствует так называемая историческая обида за Абхазию и Южную Осетию. Но сейчас между нашими странами развиваются торгово-экономические связи, успешно идет Женевский процесс, проводятся консультации, ведутся переговоры в треугольнике Москва-Тбилиси-Ереван и так далее.

Другой вопрос, что Грузия традиционно находится в очень зависимом положении от Азербайджана. Баку использует ее транзитные возможности, как единственный коридор для выхода своих энергоресурсов на мировой рынок, в частности, в Турцию. Поэтому Азербайджан пытается удержать Грузию в своей связке, привязывать ее к Турции.

Кроме того, где-то на горизонте маячит пакт НАТО, в Грузии есть учебный центр альянса. Но я не думаю, что Грузия вступит в НАТО. Администрация Обамы отказалась решать кавказские проблемы, а Трампу тем более не до этого. Он преследует более глобальные задачи.

Поэтому раз уж появился такой опрос, мне кажется, он вызван запросом внутриполитических сил, которые преследуют свои цели. То ли это связано с возможным принятием поправок в Конституцию, то ли со сведением политических счетов. Действительность результаты этого опроса не отражают, и для того, чтобы это утверждать, не нужно быть экстрасенсом.

Научный сотрудник РИСИ Константин Тасиц полагает, что после событий 2008 года население Грузии действительно продолжает воспринимать Россию с настороженностью.

— С одной стороны, мы не вполне можем доверять этому опросу. Соцопросы двух этих институтов, NDI и IRI (Международный республиканский институт), которые проводятся в Грузии, регулярно подвергаются существенной критике за то, что не всегда отражают реальность. Особенно неточны их поллы в предвыборный период. Так, в 2012 году они уверенно отдавали победу Единому национальному движению, которое в итоге проиграло. В 2016 году перед парламентскими выборами они точно так же завышали проценты прозападных партий, что не оправдалось в реальности.

Но с другой стороны, мы должны констатировать, что грузинское общество в целом считает Россию угрозой для своей страны, так как с их точки зрения РФ оккупирует часть их территории. Наши отношения в последние годы носили крайне конфликтный характер. Грузинский политический класс и экспертное сообщество видят источник своих проблем не в том, что они сами не смогли договориться с Абхазией и Осетией о построении совместного государства, что привело к конфликту, который тянется больше 25 лет, а во внешнем факторе. Они убеждены, что именно Россия сыграла ключевую негативную роль в том, что сложилась такая ситуация.

«СП»: — Но это политический класс, а если говорить о простом населении страны — оно тоже разделяет такие настроения? Ведь экономические отношения постепенно развиваются…

— Население воспринимает то, что ему транслируют СМИ и лидеры мнений. Экономика — это не политизированная сфера, да, у нас получается выстраивать достаточно прагматичные отношения в экономической сфере, развивать торговлю и туризм, но в политической сфере особых подвижек не происходит. И на данном этапе мало кто в Грузии согласен принять сложившиеся реалии, а именно — независимость Южной Осетии и Абхазии, которые признаны Россией.

Но это не мешает на человеческом уровне поддерживать нормальные контакты, тем более что есть общая история и опыт проживания в одном государстве.

«СП»: — То есть на бытовом уровне к России относятся нормально, а на государственном — воспринимают, как угрозу?

— В общих чертах это так. На человеческом уровне очень тяжело было после 2008 года, когда еще свежи были раны после конфликта. Сейчас это ушло на второй план, и даже по опросам социологических служб проблема территориальной целостности находится для граждан Грузии только на четвертом месте. А на первых местах — высокая безработица, низкий социально-экономический уровень, бедность. Страна больше замучена внутренними проблемами.

«СП»: — Что должно произойти, чтобы население Грузии не воспринимало Россию, как угрозу?

— Во-первых, должно пройти время. Такие конфликты не решаются за короткий срок. Общество должно успокоиться. А во-вторых, нужна политическая воля и желание с обеих сторон для того, чтобы нормализовать эти отношения.

Добавлено: 12-05-2017, 19:56
83

Похожие публикации


Наверх