Германия подбирается к «горлу России»

— Я внимательно просмотрел все документы, которые были приняты на заседании «Большой семёрки» в Италии, — говорит руководитель Центра политических исследований Института экономики РАН, заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелёв. — Следил за ходом дискуссии. И я не увидел глубоких, системных противоречий.

Да, поведение и заявления Дональда Трампа несколько диссонировали с тем форматом, который был характерен для предыдущих президентов США по отношению к европейским союзникам.

На слуху тот факт, что Соединённые Штаты не хотят подписывать Парижские соглашения, направленные на борьбу с загрязнением атмосферы. Однако позиция США по этому вопросу была известна давно. Поскольку в Америке нацелились на политику реиндустриализации, дополнительные траты на экологию там совсем ни к чему. Вообще проблема изменения климата при всей своей важности не является ключевой для G7. И абсолютно никак не влияет на вопросы коллективной безопасности Запада.

В конце концов, это Китай сегодня лидирует по загрязнению атмосферы, и это там в первую очередь надо задуматься о том, чтобы внедрить в промышленность новые очистные системы.

Что касается таких вопросов, как, например, борьба с терроризмом, страны «Большой семёрки» вполне могут договариваться, поэтому подписали документы о координации своей деятельности. То же самое было сделано в ходе саммита НАТО. На последней встрече G7 были сделаны важные заявления по вопросам продовольственной безопасности и так далее.

«СП»: — Тем не менее, в вопросах безопасности, европейцы хотели бы побольше взвалить на США, но Трампа это как раз не устраивает.

— Да, Трамп считает, что ЕС, и в особенности наиболее развитые государства Старого Света — Германия и Франция — не хотят платить за содержание НАТО так, как это предусматривалось. Впрочем, до 2024 года, пока действует договорённость о финансировании НАТО, у европейцев есть время заплатить по счетам. Трамп их торопит. Но делать из этого далеко идущие выводы я бы не стал.

Признаков того, что «семёрка» себя изжила, вот-вот развалится, я не вижу. Я думаю, что Чижов преувеличивает степень проблем, вставших перед коллективным Западом.

С другой стороны, не стоит и преувеличивать роль G7. Когда-то у нас считали большим достижением участие России в этой организации. В российском МИДе, я помню, в 90-е годы говорили о том, что это новый институт, который стал выполнять едва ли не главную роль в глобальном управлении. Но посмотрите, Россия вышла из «восьмёрки» и это практически никак не повлияло как на саму Россию, так и на весь мир. Поскольку G7 принимает необязательные решения. Принимаемые коммюнике, декларации с международно-правовой точки зрения не носят обязательного характера.

Конечно, для нас в своё время вхождение в «Большую восьмёрку» было вопросом престижа, самоидентификации. Однако события в Крыму весной 2014 года показали, что для России важнее решение своих геополитических вызовов, чем этот во многом деланный престиж.

Мы тогда действовали, не считаясь с мнением своих коллег по G7, точно так же, как никто не спрашивал Россию, признавая независимость Косово и т. д.

Поэтому я лично не заметил каких-то серьёзных изменений роли «Большой семёрки» для мировой политики ни в положительном, ни в отрицательном отношении.

«СП»: — Чем тогда вызвано довольно эмоциональное заявление Ангелы Меркель о том, что отныне ЕС придётся рассчитывать лишь на себя?

— Я думаю, что в ходе переговоров Трамп дал чётко понять, что проблемы европейской безопасности это дело самих европейцев, прежде всего. Это тоже известная его позиция. Он считает, что раз Европа ввязалась в украинский кризис, мало того, она его по существу его спровоцировала, а значит она и должна брать на себя его урегулирование. Однако, как мы видим, Трамп не собирается совсем отстраняться от украинского кризиса. Он уже не раз заявлял, что готов и дальше поддерживать и даже усиливать санкции против России. Видимо, он тоже уверен, что только так этот кризис и можно решить.

Ясно, что для США сейчас куда важнее Юго-Восточная Азия, где постоянно накаляется ситуация вокруг Северной Кореи, Китай проявляет недовольство по поводу некоторых спорных островов и так далее. Американцы также озабочены ситуацией на так называемом Большом Ближнем Востоке. Поэтому Трамп вполне логично рассуждает, что Европа может сама решить проблемы, связанные с Украиной.

«СП»: — Переключение США внимания с Европы на другие регионы мира может привести к тому, что Германия окончательно оформится в нового гегемона Европы, станет играть в ЕС ещё более довлеющую роль? Плохо это будет для России или хорошо?

— То, что влияние Германии в общеевропейских делах постоянно усиливается, факт очевидный. Это страна с наиболее мощной экономикой в Европе, она платит по счетам в делах ЕС больше всех других стран союза. А, как известно, тот, кто платит, тот и заказывает музыку. На наших глазах Германия превращается в страну, традиционно стремящуюся контролировать всю Европу. Она становится фактически лидером Европы. И этот процесс неизбежно приводит к тому, что геополитические интересы Германии и геополитические России начинают понемногу пересекаться, сталкиваться. Как это было уже не раз в истории Россия и Германия становятся геополитическими соперниками. И договариваться о стратегическом партнёрстве в такой ситуации становится весьма сложно. Ещё в начале «нулевых» годов я наткнулся в одной немецкой газете на довольно любопытную статью. Она была озаглавлена примерно так: «Германия может быть либо у ног России, либо у её горла». Иными словами: либо Россия держит Германия под контролем, либо рано или поздно, Германия начинает угрожать национальным интересам России, «брать её за горло». Сейчас мы как раз скатываемся в ситуацию, когда наши геополитические интересы всё больше начинают сталкиваться. Думаю, чем дальше, тем больше это будет заметно. Уже сейчас это заметно по украинскому кризису. Но заметна также активизация политики ФРГ в Белоруссии, в Казахстане и т. д. Конечно, это несёт определённые вызовы для России. Это не плохо и не хорошо, это данность современной геополитики.

«СП»: — Вообще принято считать, что это США были главной стороной, заинтересованной в отрыве Украины от России, от Евразийского союза.

— Однако и Германия была заинтересована в этом ничуть не меньше. У нас часто цитировали слова Бзежинского о том, что без Украины Россия не может претендовать на статус мировой державы. Однако посмотрите, всё, что происходило на Украине было явно или скрыто связано с ЕС, где ФРГ играет первую скрипку. Когда буквально накануне свержения Януковича в феврале 2014 года он подписывал соглашение с оппозицией, со стороны Запада «гарантами» выступили как раз представители Германии и Франции. А американцы оставались как бы «за скобками». Мало того, именно мечта о «евроинтеграции» и стала той главной «морковкой», какой украинцев поманили в сторону Запада от России.

Поэтому мы здесь видим продолжение старой геополитической линии Германии в отношении Украины, которая была обозначена ещё в конце 19 века — по возможности, включить эту территорию в зону своего прямого влияния. Конечно, любые исторические параллели отчасти условны, но тем не менее, мы видим, что многое в истории повторяется уже в новых формах.

Добавлено: 30-05-2017, 07:59
65

Похожие публикации


Наверх