Америка заходится в страхе от "российской угрозы"

Вице-президент США Майк Пенс в очередной раз назвал Россию одной из главных угроз для мира. Помимо нашей страны международной безопасности, по мнению Пенса, угрожают также Иран и терроризм. Такое заявление американский вице-президент сделал, выступая на заседании Североатлантического совета.

За последние годы представители США далеко не в первый раз помещают Россию в списки главных мировых угроз, причем остальные пункты могут варьироваться, и лишь российское присутствие остается неизменным. Так, прошлый президент США Барак Обама ставил РФ на одну планку с терроризмом, вирусом Эбола и глобальным потеплением. Новая администрация, несмотря на сдержанные надежды на улучшение отношений, кажется, переняла эстафетную палочку. Президент Дональд Трамп на прошедшем недавно саммите НАТО назвал глобальными проблемами терроризм, миграцию и угрозы из России. Теперь Пенс добавил в этот перечень еще и Иран.

«От попыток России перекроить международные границы силой до попыток Ирана дестабилизировать Ближний Восток, до глобальной угрозы терроризма, который может нанести удар в любое время в любом месте, — кажется, в мире опаснее сегодня, чем когда-либо после падения коммунизма четверть века назад», — заявил Пенс.

Он также подчеркнул, что США продолжат выполнять свои союзнические обязательства в рамках Североатлантического альянса и придерживаться принципа «нападение на одного — это нападение на всех», то есть пятой статьи Устава НАТО.

«С появлением противников, новых и старых, наш альянс должен продолжать развиваться, чтобы противостоять угрозам сегодняшнего и завтрашнего дня, особенно противостоянию угрозе терроризма», — сказал Пенс.

В России слова Майка Пенса предсказуемо вызвали разочарование. Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев даже высказал предположение, что администрация президента Трампа просто некомпетентна.

«Заявления вице-президента США Майка Пенса о том, что РФ, Иран и терроризм относятся к числу главных угроз в мире, ничего, кроме сожаления и разочарования, вызвать не могут. Они показывают, что администрация Дональда Трампа либо откровенно некомпетентна, либо в очередной раз идет путем, проторенным предшественниками. А скорее всего — и первое, и второе», — написал Косачев на своей странице в Facebook.

Политик добавил, что новая администрация должна была извлечь урок из ошибок предшественников, чей подход оказался провальным, но этого не произошло. «Когда вы в одном ряду угроз называете терроризм и тех, кто с ним реально, а не номинально сражается — это апофеоз абсурда, который лишает высказывания любого смысла, кроме чисто пропагандистского», — добавил Константин Косачев.

В комментарии СМИ Косачев также добавил, что американцы продолжают «цинично использовать образ России для того, чтобы нагонять ужас на своих союзников и за счет этого цементировать трансатлантическую солидарность».

Член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш отметил, что у высказывания Пенса может быть и еще одна подоплека, а именно, события вокруг Катара, который уже восемь арабских стран обвинили в поддержке терроризма.

«Сейчас главный вопрос — сказать, кто виноват и кто ответственный. Ведь Штаты находятся в очень странной позиции: в Катаре находится американская военная база, и они сейчас попали в очень двоякую ситуацию — если Катар „спонсор терроризма“, то, что делают в этом „логове“ США? В этой ситуации очень важно показать пальцем на кого-то и сказать: „Держи вора!“. И Пенс реализует первую такую рефлексивную стратегию. Главное — отвести удар от себя и подменить одну повестку дня другой», — считает Коктыш.

Интересно, что почти одновременно с высказыванием Майка Пенса госсекретарь США Рекс Тиллерсон сделал совсем другое заявление. Во время визита в Новую Зеландию он сообщил, что президент Трамп поручил ему налаживать отношения с Россией, и расследование «российского вмешательства» в американские выборы не должно этому помешать.

«Президент дал мне четко понять: не позволяйте тому, что происходит в политической сфере, препятствовать работе над улучшением отношений», — сказал Тиллерсон после встречи с премьер-министром Новой Зеландии.

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер считает, что в будущем противоречия между Трампом и членами его администрации могут усилиться.

— Мы слышим достаточно разные высказывания и от Пенса, и от Тиллерсона, и частично от самого Трампа. В частности, ряд СМИ сообщает, что, несмотря на настойчивые просьбы, в своем выступлении на саммите НАТО Трамп на пятую статью Устава альянса не ссылался. Это даже ставят ему в вину.

Я исхожу из предположения, что Трамп и Пенс — вовсе не единомышленники. Майк Пенс стал вице-президентом потому, что в той или иной степени устраивает большинство республиканского истеблишмента и находится на близких к нему позициях. До сих пор было незаметно, чтобы Пенс оказывал особое влияние на позицию Трампа, на его высказывания или практические действия.

С другой стороны, заметно, что в отличие от Трампа, которого либеральная пресса в США всячески критикует и упрекает, Пенса СМИ не задевают.

На мой взгляд, постоянные разногласия между Пенсом и Трампом будут иметь место и в будущем. Но такой вице-президент нужен Трампу, чтобы смягчать отношения между ним и значительной частью американской политической элиты. Можно ли такое сотрудничество реализовать на практике, пока неясно. Возможно, оно будет сопряжено со значительными трудностями. Но возможно и то, что они как-то справятся благодаря личному контакту. Пока ответа на этот вопрос нет, хотя бы потому, что ничего серьезного сам Трамп не предлагал.

Но сами по себе высказывания Пенса к этому факту имеют очень слабое отношение. Вполне возможно, что они вообще не будут мешать Трампу проводить его политику, и он сможет реализовать часть своей программы. Возможен и противоположный сценарий, когда между президентом и вице-президентом разгорится конфликт. В любом случае, сейчас говорить об этом преждевременно. Пока Пенс делает то, для чего его и пригласили на эту должность. А что будет дальше — покажет время.

«СП»: — А почему в списке угроз оказался еще и Иран?

— Иран — та сила, которая всегда будет рассматриваться в США, как враждебная. Во-первых, потому, что она не признает гегемонию США в мире. Сам по себе Иран — это антиамериканская демократия. А такие страны в Вашингтоне по определению не любят. Если понятно, как записать в условную «ось зла» Северную Корею, то Иран туда записать сложно.

Во-вторых, Иран очень критично настроен в отношении Израиля. Это само по себе не приветствуется в Вашингтоне, а в нынешней администрации не приветствуется вдвойне. Кроме того Обама подписал с Ираном достаточно обязывающее соглашение, а поскольку Обаму новая администрация тоже не любит, все, что он делал, будет восприниматься довольно критично. Поэтому Иран всегда будет одной из главных целей нынешней администрации.

Политолог, американист Павел Святенков считает, что принципиальных противоречий в заявлениях Тиллерсона и Пенса все же нет.

— Заявления Пенса и Тиллерсона были сделаны для разной аудитории. Пенс выступал в Атлантическом совете — это структура, которая занимается налаживанием отношений между США и НАТО. Естественно, там Пенс должен был продемонстрировать, что блок НАТО по-прежнему актуален, и что существует список угроз, которые можно победить только вместе с альянсом. Нашу страну он тоже включил в список таких угроз.

Несмотря на это, заявления Пенса и Тиллерсона не противоречат друг другу. Да, Россия представляет угрозу, отношения с ней плохие, но их нужно налаживать, и тут уже в дело вступает Тиллерсон и Госдеп.

Это не исключает того, что есть очевидные противоречия между консервативными элементами администрации США и более расположенными в отношении России деятелями. Пенс считается классическим республиканцем, который выступает за более жесткую линию поведения на международной арене и в частности в отношениях с Москвой. Тиллерсона же называют более умеренным, часто вспоминают о том, что он был удостоен Ордена дружбы в свою бытность главой компании Exxon Mobil.

Так что идеологические разногласия между разными силами в администрации Трампа действительно есть. Госдеп считается более миролюбивой структурой, чем, скажем, военное ведомство. Но в данном конкретном случае, хотя заявления сделаны для разной аудитории и отражают разные течения в администрации США, принципиальных противоречий в них нет. Отношения плохие, но налаживать их надо.

«СП»: — Но раз уж говорят о том, что отношения все же нужно налаживать, при каких обстоятельствах американская администрация перестанет включать Россию в свои списки главных угроз?

— Россия может покинуть этот список только в том случае, если будет достигнута масштабная договоренность с Западом о том, что интересы нашей страны будут учитываться в Европе и мире, и Москва будет иметь право голоса по тем проблемам, которые непосредственно затрагивают ее национальные интересы. Пока возможность такого соглашения только прощупывается и совсем не ясно, будет ли оно достигнуто. Если будет, конечно, отношения между нашими странами улучшатся. Если же нет, вполне возможно, Россия, как и Иран, останется под санкциями на долгие годы.

Добавлено: 6-06-2017, 15:59
88

Похожие публикации


Наверх