Польша открывает репарационный ящик Пандоры

С чего вдруг такой разлад между Варшавой и Берлином? С одной стороны, Польша могла «вспомнить» о репарациях на фоне обострения отношений с Европейским Союзом и прежде всего — с Германией, критикующих ее за ряд шагов во внутренней политике. В частности, за судебную реформу, которую в Брюсселе называют недемократичной. С другой, вопрос компенсаций со стороны Германии всплывает в международной политике не впервые.

Например, эту тему регулярно поднимает Греция (особенно на фоне собственных экономических трудностей). Так, правительство во главе с Антонисом Самарасом в 2013 году внезапно вспомнило о репарациях по итогам Второй мировой войны. Экспертная комиссия подсчитала, что общая сумма, причитающаяся в случае успеха Афинам, могла бы составить около 162 миллиардов евро. В 2015 дискуссию оживило новое правительство во главе с Алексисом Ципрасом. Сумма компенсаций была пересчитана и достигла уже 279 миллиардов евро.

В 2016 представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт заявил, что Германия не видит оснований для рассмотрения вопроса о выплатах грекам. «Вопрос с выплатой репараций Греции был окончательно решен — как с юридической, так и с политической точки зрения», — заявил он.

Но если с западными союзниками Германия хоть как-то расплатилась, то со странами Восточного блока и, прежде всего, с Советским Союзом, все не так однозначно. На Потсдамской конференции 1945 было достигнуто следующее соглашение: репарационные претензии СССР будут удовлетворены путем изъятий из восточной зоны Германии и за счет германских активов, находящихся в Болгарии, Финляндии, Венгрии, Румынии и Восточной Австрии. Репарационные претензии Польши СССР удовлетворит из своей доли.

Москва вскоре после войны великодушно освободила от репараций сначала Румынию, Болгарию и Венгрию, а потом и ГДР. Для сравнения: репарации странам Антанты после Первой мировой войны Германия закончила выплачивать только в 2010 году.

По оценкам Федерального министерства внутринемецких отношений, стоимость изъятий из советской оккупационной зоны и ГДР в те годы составила примерно 15,8 млрд долл. В то же время, прямой материальный ущерб СССР, по оценкам Чрезвычайной государственной комиссии, в валютном эквиваленте был оценен в 128 миллиардов долларов. А общий ущерб нашей стране — 357 миллиардов долларов.

В 2015 году депутаты Госдумы выдвинули инициативу по созданию рабочей группы по подсчету ущерба, который нанесла Германия, напав на Советский Союз в 1941 году.

«Германия выплатила компенсации 6 млн жертв холокоста, но при этом проигнорировала 27 млн убитых советских людей, из которых более 16 млн были мирными жителями. Думаю, что итоговая сумма репараций в текущих ценах должна быть не менее 3−4 триллионов евро, которые Германия должна заплатить правопреемнику СССР — России. Мы надеемся, что в нашу рабочую группу войдут представители Белоруссии, Украины и других республик бывшего СССР, которые также имеют право претендовать на репарации от объединенной Германии», — заявил тогда один из инициаторов идеи депутат Михаил Дегтярев.

Тогдашний председатель комитета Госдумы по обороне адмирал Владимир Комоедов приветствовал инициативу. Однако выразил сомнение в том, что удастся взыскать репарации. «Выплата репараций возможна только по межгосударственному договору, и с учетом того, что война закончилась несколько десятилетий назад, вероятность заключения такого договора крайне мала», — сказал он.

А что сегодня с этой идеей? В комментарии «Свободной прессе» депутат Михаил Дегтярев рассказал, что в Государственной Думе нынешнего созыва вопрос репараций не рассматривается, но он по-прежнему остается актуальным.

— Рабочая группа создавалась в прошлом созыве Госдумы при Комитете по науке и технологиям. В нее вошло несколько ученых, в том числе доктор экономических наук, профессор Валентин Катасонов. Мы планировали по архивным документам с применением современных экономических методик подсчитать возможные репарационные требования к Германии.

Эту работу приостановили в связи с тем, что большого интереса политической элиты она, к сожалению, не вызвала. В нынешнем созыве такой работы мы не ведем.

«СП»: — Рабочая группа должна была сформулировать конкретные требования к Германии?

— Мы не можем выдвигать требования, международную политику определяет президент. Однако задачу рабочей группы мы видели в создании дополнительного инструментария в помощь нашим дипломатам при проведении переговоров с другими странами, в том числе с Германией. Использовать или нет подобные аргументы в политике — решать дипломатам. Но вопрос справедливого возмещения ущерба Советскому Союзу и России, как его правопреемнице, на наш взгляд, до сих пор остается актуальным. И требования Польши лишний раз это подтверждают.

То, что после Великой Отечественной войны Советскому Союзу передавались морские суда, станки и прочее имущество, а пленные работали на восстановительных стройках, по предварительным оценкам нашей рабочей группы, не перекрыло и пяти процентов нанесенного ущерба. На наш взгляд, в перспективе к требованиям в адрес Германии могли бы присоединиться и бывшие союзные республики, которые также понесли большой ущерб в результате пронесшейся по их нынешней территории войны.

Важно также помнить, что Германия закончила выплату репараций за Первую мировую войну Франции и Британии только в 2010 году. Как видим, к своим деньгам партнеры по НАТО относятся по хозяйски, а вот советское руководство перевернуло страницу истории очень поспешно и бесхозяйственно.

Профессор МГИМО, доктор экономических наук Валентин Катасонов убежден, что если кто-то и должен поднимать вопрос германских репараций, то это именно Россия, как наиболее пострадавшая во Второй мировой войне страна.

— Несколько лет назад я написал книгу «Россия в мире репараций» об этой проблеме. На самом деле, Польша в этой истории находится на десятом, если не на сотом месте. Основная часть материальных потерь и человеческих жизней были положены на алтарь победы именно СССР.

Еще на Ялтинской конференции в 1945 году были сформулированы основные принципы взимания репараций с Германии и стран фашистского блока. Тогда президент США Франклин Рузвельт согласился со Сталиным, что если облагать Германию репарациями, то, как минимум, половина этой суммы должна приходиться на долю Советского Союза.

Поэтому если и поднимать эту тему, начинать нужно не с Польши. Польша — это лишь информационный повод для обсуждения серьезного и глобального вопроса, касающегося обязательств Германии перед СССР и Российской Федерацией, как его правопреемницей.

Окончательно репарации нам перестали платить в 1954−55 годах. Сначала от выплат отказалась Федеративная республика Германия. Кстати, создание ФРГ не было согласовано с Советским Союзом, как победителем во Второй мировой войне. Именно Запад принял одностороннее решение о расчленении Германии на две части. Сталин был против этого.

Я сделал собственные расчеты, опираясь на западных и советских экономистов. Могу сказать, что Германия выполнила свои обязательства по репарациям лишь на 5−6%. Не берусь сказать, каковы те выплаты в текущих ценах, но они измеряются сотнями миллиардов долларов.

«СП»: — Почему же в нашей стране этот вопрос не обсуждается?

— Несколько лет назад депутат Госдумы Михаил Дегтярев проблему затронул. Ему удалось создать рабочую группу по вопросу репараций. Масла в огонь тогда подливали и греки, которые вспомнили о том, что фашисты их обокрали, вывезя из страны запасы валюты и золота. Этот вопрос поднимал тогда даже Манолис Глезос, знаменитый антифашист, который в 1941 году сорвал нацистский флаг с Акрополя. Хотя, повторю, на фоне Советского Союза требования Греции или Польши невелики по своим абсолютным масштабам.

Однако наша власть почему-то как воды в рот набрала. Свою негативную роль в этом сыграл Михаил Горбачев. Когда происходило объединение Германии, в обсуждениях был совершенно проигнорирован аспект, связанный с репарациями. В документах он отсутствовал начисто.

Я пытался несколько лет привлечь внимание к этой проблеме, но безуспешно. Мы все время оправдываемся, все время мы кому-то что-то должны, списываем долги, выслушиваем новые требования. А то, что Германия задолжала нам сотни миллиардов, если не триллионы долларов, даже не вспоминают.

«СП»: — Значит, мы вслед за Польшей тоже должны поднять этот вопрос в переговорах с Германией?

— Политика — вещь сложная. Мы не обязательно должны поднимать этот вопрос только в одном контексте. Его можно обсуждать пакетно. Когда серьезные дипломаты идут на переговоры, у них всегда должны быть козырные карты. Например, в вопросе выполнения Украиной Минских соглашений одну из ключевых ролей играет Германия. Мы можем и даже обязаны увязать этот вопрос с вопросом репараций.

Сегодня мир выстраивается таким образом, что все политические отношения коммерциализируются. И в этой коммерциализации велика компонента репарационных требований.

Посмотрите, что творят прибалтийские республики. В той же Литве создано специальное правительственное ведомство, которое занимается одним вопросом: исчислением требований к Российской Федерации, как правопреемнице СССР. Якобы, мы что-то им должны и мы вроде как выступаем ответчиками. Хотя я в своей книге привожу расчеты, что если они хотят выстраивать отношения на такой основе, мы вправе выкатить встречные требования, которые намного перекроют все их претензии.

Несмотря на это, политолог, директор Российско-польского центра диалога и согласия Юрий Бондаренко не сомневается, что вслед за Германией Польша предъявит претензии и России за «советскую оккупацию».

— Как вы думаете, для чего сейчас сносят наши памятники? Для того чтобы сказать, что 50 лет Польша была под оккупацией — сначала немецкой, а потом советской. Они хотят предстать перед всем миром в роли жертвы, а затем монетизировать трагедию. Не сомневаюсь, что после Германии Варшава выкатит счет нам. Да такой, что прибалты позавидуют.

Что касается Германии, с одной стороны — это угроза Варшавы в ответ на претензии Берлина к ее внутренней политике. Но Варшава потребовала бы свое в любом случае. Они хотят получать деньги от Евросоюза. При этом ни за что не отвечать, не принимать мигрантов и проводить собственную политику.

«СП»: — Думаете, подобные претензии Варшава предъявит и России?

— Не сомневаюсь. Сейчас они закладывают для этого фундамент. Но пройдет какое-то время, несколько месяцев или несколько лет, фундамент схватится, и они приступят к активным действиям. Советские памятники будут убраны с польской земли, учебники — переписаны, и Польшу представят жертвой. После этого они начнут считать «ущерб» и потребуют компенсации. Это следующий шаг.

Конечно, никто платить Польше не будет. Но тем больше у них будет возможностей представить себя жертвой. А если немцы что-то им выплатят — пиши пропало. Все пойдет по нарастающей.

«СП»: — Почему вы в этом так уверены?

— Начиная с появления современной России на карте мира, наша страна не сделала Польше ничего плохого. Мы покаялись за грехи прошлых властей, Советского Союза, вывели оставшиеся войска и так далее. И что? Отношение к нам становится хуже год от года. Это просто нелогично, но такие тенденции будут только нарастать. Появятся и «миллионы изнасилованных полек», и все прочее. И отношение к нашей стране среди рядовых поляков, особенно молодежи, будет ухудшаться. Пока же идет формирование контента.

С другой стороны, вся польская русофобия прекратится, как только и если в Соединенных Штатах Америки начнутся экономические проблемы. Потому что эти явления подпитываются из США. А остальные — только массовка.

Добавлено: 4-08-2017, 12:11
55

Похожие публикации


Наверх