Керченский мост отбуксируют в суд

Между тем, глава Минтранса РФ Максим Соколов еще в середине июля публично огласил параметры ограничения судоходства на период монтажа арок. Всего на работы отведено 23 суток. Однако технологические операции будут проходить только в отведенные для этого календарные «окна». Единовременная приостановка движения по фарватеру не превысит 72 часа, пообещал Соколов.

Забота России о свободе судоходства в Керченском проливе объясняется обязательствами, взятыми на себя в рамках договора с Украиной об использовании акватории Азовского моря. Соглашение от 2003 года предусматривает свободу торгового судоходства, однако запрещает впускать в акваторию иностранные военные суда третьих стран без согласования с партнером. В 2015 году тогдашний первый вице-спикер Верховной Рады Андрей Парубий предлагал денонсировать договор, но этого не случилось.

Украина не впервые предъявляет претензии России в связи со строительством знаменитого на весь мир моста. До этого уже было обращение в Международный трибунал ООН по морскому праву по поводу «хищения со стороны РФ морских ресурсов, загрязнения и негативного влияния на экологию Черного моря». В этом своем безнадежном деле Киев рассчитывал на поддержку даже американской НАСА. Потом власти Украины попытались затеять дележ археологических артефактов, найденных во время строительства.

Теперь вот новая юридическая затея. С чего вдруг именно сегодня? Ведь мост возводится достаточно давно? Возможно, эта новая волна критики связана с неожиданными для Киева опережающими график темпами строительства моста в Крым. Общий объем работ, как заявляют в Москве, выполнен на 55%. Сборка автомобильной арки закончена 31 августа. Железнодорожную собрали еще 16 июля. Это самые габаритные элементы конструкции. Длина каждого — 227 метров, высота свода — 45 метров. Обе арки будут установлены на штатные опоры до начала штормов.

Заведующий кафедрой международного права МГЮУ, профессор Камиль Бекяшев не видит никаких нарушений Россией морского права.

— Международное право разрешает государствам такое в случае чрезвычайных ситуаций. Это может быть подъем затонувшего имущества или какие-то форс-мажорные обстоятельства вроде наводнений и т. п. Наш случай здесь подходит, поскольку речь идет о продолжении строительства моста. Россия имеет полное право на весьма ограниченный срок перекрыть проход для всех судов в порты Азовского моря. Тут никаких нарушений нет.

Единственное, что должны сделать российские власти, в данном случае Минтранс, это минимум за три дня распространить так называемый «нотис», где должны быть описаны ограничения допуска судов в порты Азовского моря и обратно. Есть такое издание Минобороны — «Извещения мореплавателям». Вот там это обычно публикуется. Если это сделано вовремя — РФ действует легитимно.

Если глава Минтранса высказался по доступным для других государств каналам публично, то это тоже приравнивается к официальному заявлению.

Что касается Украины, то ей следует успокоиться, поскольку мост соединит одну часть России с другой. И никак не ущемляет международное судоходство.

«СП»: В 2015 году Киев вообще хотел денонсировать соглашение с Москвой об использовании Азовского моря и Керченского пролива…

— Киев хотел денонсировать договор для того, чтобы сломать достигнутый с Россией компромисс и заполучить все морское пространство Азовского бассейна. Хотя это внутреннее море. Россия же его присваивать не собирается. Существует воображаемая линия разграничения пространства между странами. Мы не занимаемся промыслом водных ресурсов и не добываем минеральные ресурсы на украинской территории.

Предложения Киева признать Азовское море международными водами, о которых мы слышали ранее, говорит о том, что они хотят видеть там военные корабли США. Сейчас по действующему договору это невозможно.

По мнению руководителя направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никиты Масленникова, Россия не стремится нанести экономический ущерб портам Украины.

— В точно такой же ситуации оказались международный грузовой порт в российском Ейске, а также порт «Кавказ» — пятый по грузообороту порт РФ и второй по грузообороту в Черноморско-Азовском бассейне после Новороссийска. Это значит, Киеву будет крайне трудно доказать, что Москва строительством моста нанесла «незалежной» односторонний ущерб.

Политолог Александр Асафов считает предполагаемый киевский иск в суд очередной попыткой доставить России неприятности.

— Украина пытается атаковать Россию во всех направлениях. Мы помним, что были претензии по морскому праву, связанные с Крымом. То есть они будут подавать в международные суды по любому поводу в надежде хоть на какой-то результат. Что касается Керченского моста, то это самая больная тема для Киева.

Вспомним: долгое время была медийная истерика, мол, никакого моста вообще никогда не будет! Что, дескать, стройка не идет, что это все картинки в фотошопе! Также говорили, что в Крыму отныне не будет пресной воды, электричества, интернета. И что все успехи на полуострове - это работа российской пропаганды.

Теперь, когда арки завершили монтировать, они перешли к следующему этапу — к признанию, что мост в Крым все же успешно строится. Но решили атаковать стройку в правовом поле.

Все эти иски, конечно, притянуты за уши. Конкретные претензии России предъявить сложно, поскольку у самой Украины нет точных данных, как это повлияет, например, на работу порта Мариуполь. Это все предположения. Ведь на самом деле в Киеве даже толком не знают, что в действительности происходит в Мариупольском или, например, в Одесском порту? Последний находится под очередной атакой, его делят — в который уже раз. Готовится повторная приватизация и проч.

«СП»: — Зачем тогда режиму Порошенко вообще возиться с безнадежным иском?

— Для Киева важен сам факт регулярного обращения в международные правовые институты. Эта активность, возможно, с точки зрения украинской политической элиты, компенсирует ее проигрыш в лондонском суде дела о трех миллиардах долларов. Тех, которые были взяты у России в долг во времена Януковича, а теперь должны быть нам возвращены.

Затевая тяжбу с Керченским мостом, власти Украины и в собственных глазах, и в глазах своих граждан, которым это можно преподнести как правовую победу над «агрессором», полагаю, рассчитывают на хоть какой-то реванш.

Но я не думаю, что у этого иска есть перспектива, кроме шума в медиапространстве. В том числе, и потому что все подобные иски Киев готовит плохо. Там считают, что политическая патетика компенсирует юридические аргументы. Но это не работает ни в ООН, ни в Лондоне.

«СП»: — Экономическим требованиям в связи с Керченским мостом предшествовали экологические, а также требование делить археологические находки…

— После ситуации с вывезенными из Крыма в Европу скифскими экспонатами, которые вернулись вовсе не в крымские музеи, говорить о справедливом разделе археологического наследия невозможно.

А вообще, той стороне подходит любая претензия, которую можно предъявить России. Экологическая, археологическая. Или выдуманные нарушение прав якобы коренного населения на полуострове, которым почему-то считаются исключительно крымские татары.

«СП»: — Вспоминается старый неполиткорректный анекдот про «что ни зъим, то понадкусываю»…

— Да и это говорит о некотором бессилии.

Добавлено: 4-08-2017, 12:17
177

Похожие публикации


Наверх