Регистрация
» » "Мощь США идет на спад"

"Мощь США идет на спад"

12-03-2014, 11:36
У меня есть два замечания по поводу связи между экономикой и внешней политикой. Первое состоит в том, что надо отличать внутриэкономические и внутриполитические ограничения власти. Второе - это довод в пользу нового концептуального подхода к интеграции политики и экономики.

Политические ограничения американской власти

Начнем с первого вопроса, касающегося различий между внутриэкономическими и внутриполитическими ограничениями власти. Внутриэкономические ограничения связаны с наличием экономических ресурсов у американского государства в соотношении с ресурсами других политических сил, с темпами экономического роста, а также с бюджетной устойчивостью лежащих в основе такого роста моделей. Второй вопрос связан с тем, в какой мере политическая система может превращать имеющиеся у нее ресурсы в эффективную внешнюю политику и политику безопасности. Последнее можно представить себе как некую учетную ставку, применяемую к первому. Эта учетная ставка может быть разной для разных политических образований. Во многих дискуссиях на тему американского «упадка» (или отсутствия такового) не проводится никакого различия между основополагающей экономической базой и политической учетной ставкой. Я считаю, что американское общество не находится в упадке, потому что общая ситуация в экономике сегодня довольно благоприятная. Но мне кажется, что политическая система страны подвергается значительному загниванию.

Сегодня из всех крупных политических игроков в мире самая высокая учетная ставка существует для Европейского Союза. ЕС в целом несколько больше по численности населения и по общему объему ВВП, чем Соединенные Штаты (но не по показателям в расчете на душу населения). Кроме того, он добился определенных успехов в превращении своей экономической силы в политические результаты (например, в вопросе экспорта в Африку своей политики по генетически модифицированным организмам). Однако в целом у ЕС отсутствует строго иерархическая структура принятия решений (что сделано намеренно), которая могла бы делегировать полномочия и ресурсы исполнительному органу. ЕС трудно быть сильным унитарным игроком. Это в наибольшей степени проявляется во внешней и оборонной политике, где неудачи ЕС в стабилизации обстановки на Балканах в 1990-е годы, а также его неспособность помешать США осуществить вторжение в Ирак в 2003 году признаются практически всеми. Но такой дефицит политической решительности распространяется и на экономическую политику, в рамках которой Европейский центробанк обладает гораздо меньшими полномочиями и автономией, нежели Федеральная резервная система США.

И напротив, китайская учетная ставка довольно низка, поскольку там правит весьма дисциплинированная коммунистическая партия, не допускающая никакого внутреннего инакомыслия. Да, возникают некоторые вопросы о контроле партии над Народно-освободительной армией Китая (НОАК), но нет никаких серьезных свидетельств того, что это является существенной проблемой. Основы экономической мощи Китая преувеличивают, но эта мощь быстро нарастает, стремительно превращаясь в политическое влияние в Восточной Азии.

Политическая учетная ставка для США традиционно выше, чем для ЕС, но ниже, чем для Китая. Я бы сказал, что в последние годы она возрастает, означая, что годная к использованию власть Америки ниже ее потенциала.

Не думаю, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе существуют какие-то фундаментальные экономические ограничения для возможности Америки оставаться главной господствующей державой в мире. Американская экономика, наконец, вернулась к росту, оседлав энергетическую революцию, произошедшую в стране, и в 2014 году темпы этого роста могут составить 3%. Отношение долга к ВВП в Америке достигло своего пика в 2009 году, составив 12% (это с учетом всех показателей - федеральных, а также на уровне штатов и на местном уровне). Но в прошлом году оно снизилось до 6%, а по данным Бюджетного управления конгресса, в будущем году этот показатель упадет до 4%. Впереди страну ждут проблемы реального дефицита, когда наше стареющее население станет очень большим, а расходы на здравоохранение возрастут и к началу 2020-х годов увеличат это соотношение. Долгосрочная проблема дефицита очень сложна и серьезна, но решить ее можно лишь за счет реформы в области прав на получение социальной помощи, а не путем сокращений расходов сверх жизненно необходимых (сюда относится и оборонный бюджет). Если мы не сумеем решить проблему с правами на получение социальной помощи, то да, в оборонной и внешней политике появятся серьезные ограничения. Но сокращать оборонный бюджет в упреждающем порядке для урегулирования возможной проблемы дефицита мне кажется глупостью, потому что это не решение самой проблемы.

Тем не менее, я полагаю, что политическая учетная ставка, которая превращает экономическую мощь в пригодную для использования на международной арене силу, для Соединенных Штатов увеличивается в результате политической поляризации в Вашингтоне. Это в большей степени проблема политической элиты, нежели общества. Я не уверен, что в американском обществе по внутриэкономическим и культурным проблемам существует более глубокая поляризация, нежели та, что прежде существовала по вопросам внешней политики. После двух дорогостоящих войн на Ближнем Востоке обе партии стали гораздо осторожнее в своей поддержке интервенций и силовой внешней политики. В Республиканской партии впервые за жизнь двух поколений появилось значительное изоляционистское крыло под руководством таких политиков как сенатор Рэнд Пол (Rand Paul). Даже в болезненном вопросе электронной слежки АНБ нет раскола на республиканцев и демократов; скорее, раскол образуется в обеих партиях.

Сегодняшнее отличие - это гораздо более губительная межпартийная атмосфера в Вашингтоне, где практически любая политическая проблема становится поводом для баталий политиков и набирания очков. Это значит, что у конгресса гораздо меньше желания делегировать исполнительной власти вопросы внешней политики на ее усмотрение. От этого и президент старается реже использовать свои властные полномочия в упреждающем порядке.

Доказательств тому за последние годы два: убийство посла Стивенса в Бенгази и текущие переговоры по ядерной проблеме с Ираном. Как отмечается в недавнем сенатском докладе, администрация Обамы допустила множество ошибок в действиях, приведших к смерти посла Стивенса, однако в основном это были ошибки и неправильные оценки управленцев среднего звена (возможно, включая самого посла), но не Хиллари Клинтон и не президента Обамы. Вина администрации - не в попытке укрывательства, а в попытке умалить значение данного инцидента в ходе предвыборной кампании. Тем не менее, политизация этого случая доставляла беспокойство Вашингтону на протяжении полугода. Из-за него он отказался от всяких рискованных действий в своей ближневосточной политике, и сегодня придает повышенное значение (которое и без того кажется чрезмерным) самозащите и безопасности дипломатов, называя это первоочередными приоритетами в региональной политике США.

Точно так же недавно в сенат был представлен законопроект, где подробно излагаются условия окончательного ядерного соглашения с Ираном. Это является бесполезным посягательством на дискреционные полномочия исполнительной власти. Трудно понять, как можно довести до конца столь сложные переговоры, если конгресс заранее ставит очень жесткие условия и задачи. Конечно, это ни в коем случае не означает, что администрации надо дать карт-бланш; рассматривать и утверждать соглашение, которое появится в результате переговорного процесса, придется конгрессу, поскольку многие из действующих санкций введены законодательно. Но это далеко не лучший способ ведения переговоров.

Итоговый результат политической поляризации состоит в том, что контроль над внешней политикой перешел от президента к конгрессу - точно так же, как во время споров по поводу Вьетнама в 1970-е годы и Центральной Америки в 1980-е.

Новые подходы к интеграции экономики и политики

Второй вопрос - концептуальный, и касается он наших взглядов на соотношение экономической политики и политического курса.

Начиная со времен Рейгана, Соединенные Штаты самым активным образом выступают как за экономический либерализм (его еще часто называют «неолиберализмом») в мировой экономике, так и за демократию в политической сфере. Считается, что эти вещи неразрывно связаны, являясь изначально благими целями, оказывающими друг другу взаимную поддержку.

Экономическая часть этой концепции приобрела форму «вашингтонского консенсуса» (тип макроэкономической политики, который в конце XX века был рекомендован руководством МВФ и Всемирного банка к применению в странах, испытывающих финансовый и экономический кризис - прим. перев.). Эта серия мер по либерализации была направлена на снижение тарифных барьеров, на создание глобальной системы свободной торговли, на приватизацию, дерегулирование и общее сокращение государственных секторов. Экономическую либерализацию по англо-американской, а не по европейской континентальной модели посчитали способствующей продвижению либеральной демократии во всем мире. Либерализация должна была привести к экономическому росту, а тот, в свою очередь, увеличил бы численность среднего класса, который критически стал бы относиться к авторитарным режимам. Экономическую свободу считали частью пакета либеральных политических прав.

Политика продвижения экономической либерализации и демократии во многом преуспела. Прежде закрытые экономики бывших коммунистических стран Восточной Европы, Китая, Индии, а также многих развивающихся государств открылись навстречу глобальной экономике. В период с 1970 года и до финансового кризиса 2008 года объем мирового производства увеличился в четыре раза - в основном в результате либерализации. Хотя демократия сегодня действует не во всех крупных экономиках мира, число выборных демократий увеличилось с 35-40 до 100 с лишним на сегодняшний день.

Но у этого преимущественно американского подхода к интеграции экономики и политики есть вполне реальные ограничения, и с момента появления первых признаков азиатского финансового кризиса в 1997 году эта модель сталкивается со все большим количеством проблем. В экономической либерализации есть два очень важных недостатка.

Первый состоит в том, что либерализация работает намного лучше в реальной экономике, нежели в финансовом секторе. В конце 1990-х годов среди экономистов существовало практически повсеместное единодушие по поводу того, что более свободные и интегрированные в мировых масштабах финансовые рынки создадут более эффективную систему размещения капитала, а следовательно, более мощный рост. Но оказалось, что глобальные финансовые рынки не всегда эффективны; там возникают разного рода пузыри, мании и иррациональное богатство. А издержки в конечном итоге несут налогоплательщики. Казавшийся несомненным рост начала 2000-х годов был иллюзорным, основанным на чрезмерно рискованных банковских операциях. Такие страны, как Мексика, Таиланд и Южная Корея, быстро попали в беду, последовав американских советам и открыв в 1990-е годы свои счета капитальных активов. Те страны, что отказались от либерализации, например, Китай, защитили себя от разрушительного воздействия волатильного спекулятивного капитала. Соединенные Штаты напоролись на собственную мину, когда в конце 1990-х отказались от регуляторного режима закона Гласса-Стиголла и открыли свои двери для наплыва ликвидности из Китая и с других формирующихся рынков. Все это способствовало началу финансового кризиса 2008 года и привело к самому серьезному спаду со времен Великой депрессии.

Второй недостаток связан с распределением. Как указывается в статье Майкла Спенса (Michael Spence), глобализация и ничем не сдерживаемый научно-технический прогресс породили ряд весьма неблагополучных последствий в вопросах распределения. Америка и прочие развитые демократии прошли длительный период деиндустриализации, когда начался застой в промышленном производстве, породивший кризис занятости и снижение доходов многих американцев из рабочего класса. Между тем, у высокообразованных американцев налицо существенное увеличение доходов, как и у такой же космополитичной мировой элиты.

В 1990-е и 2000-е годы Соединенные Штаты утратили значительную часть своей производственной базы и цепочек поставок в Китай и прочие азиатские страны. Отчасти это был неизбежный результат погони капитала за более высокой нормой прибыли; но он мог и не принять такие крайние формы, как произошло в действительности. Стоя под лозунгом борьбы с протекционизмом, Соединенные Штаты пассивно наблюдали за тем, как Китай обесценивал свою валюту и перемещал к себе американские рабочие места. Экономисты настаивали на том, что мы не должны смешивать политические цели и соображения экономической эффективности, а в это время наши конкуренты поступали как раз наоборот.

Первые фазы этого периода либерализации были полезны для глобальной демократии, поскольку средний класс распространялся по всему миру. Пожалуй, когда-нибудь это вызовет демократизацию в Китае. Но этот период оказал негативное воздействие на демократию в развитом мире и в США. Вместе с растущим признанием факта неравномерного развития появилась популистская реакция отторжения той элиты, которой выгодна глобализация. В данный момент этот популизм не ослабляет устойчивость демократии в развитом мире. Однако в конечном счете неравное распределение плодов экономического роста способно ослабить легитимность демократических систем.

На мой взгляд, проблема заключается в том, чтобы найти иной путь для интеграции экономики и политики, в котором не будет места кипучему неолиберализму 1990-х годов, и в то же время, не будет возврата к подрывающей рост политике популизма и перераспределения. На сегодняшний день никто в США и Европе не дал четкого описания того, как будет выглядеть эта модель. Придется развенчать рост как единственный показатель экономики и повысить приоритетность занятости и даже распределения. Надо будет определить новую, более обширную роль для государства, в частности, в сфере регулирования финансовых рынков. Надо будет сосредоточить внимание на занятости среднего класса и подумать над тем, как направить инновации в сферы, где используется ручной труд. Это явно поможет сохранить производственную базу и цепочки поставок, географически близкие к США.

В международном плане выработка такой модели будет очень важна для поддержания американского лидерства и «мягкой силы». Из-за провалов Уолл-стрит неолиберальная модель в нашем мире дискредитирована, и такие государства как Бразилия и Аргентина возвращаются к своим дурным привычкам в вопросах промышленной политики и субсидирования. США следует задуматься над тем, как видоизменить неолиберальную модель, признав свою былую неумеренность, но сохранив сердцевину открытого международного порядка. Свободная торговля и отмена государственного регулирования не должны быть нашими единственными целями. На самом деле, установление новых стандартов и правил в международном банковском секторе является крайне важным требованием, если мы хотим избежать очередного финансового кризиса, от которого пострадали пять лет назад. Но внутренняя стабильность и использование «мягкой силы» за границей невозможны без иных подходов к экономической политике.

Источник:inosmi.ru

Автор: Shef
Прочитали - 185
Распечатать
Похожие новости:
США и АТР:

США и АТР: "разворот-сдвиг" в американской внешней политике

Политика
EY: по уровню доходов населения Китай обгонит Японию

EY: по уровню доходов населения Китай обгонит Японию

Экономика
Погода мешает восстановиться рынку труда США

Погода мешает восстановиться рынку труда США

Экономика
В 2015 году страна может вступить в кризис

В 2015 году страна может вступить в кризис

Экономика
Мариано Рахой у власти: два года спустя

Мариано Рахой у власти: два года спустя

Политика
Навстречу Давосу: какие вызовы стоят перед глобальной экономикой

Навстречу Давосу: какие вызовы стоят перед глобальной экономикой

Экономика
Всемирный банк опасается нормализации мировой экономики

Всемирный банк опасается нормализации мировой экономики

Экономика
Всемирный банк прогнозирует ускорение роста мировой экономики

Всемирный банк прогнозирует ускорение роста мировой экономики

Экономика
Темпы роста мирового ВВП увеличатся до 3,2% в 2014 году

Темпы роста мирового ВВП увеличатся до 3,2% в 2014 году

Экономика
США и России пора посмотреть в лицо реальности

США и России пора посмотреть в лицо реальности

Политика
США: сигналы скорого упадка

США: сигналы скорого упадка

Новости мира / Политика
Китай: другая диктатура

Китай: другая диктатура

Экономика
Мировой торговле грозит многолетний упадок

Мировой торговле грозит многолетний упадок

Экономика
США — экспортёр проблем

США — экспортёр проблем

Новости мира
Василий Колташов: осень гегемона

Василий Колташов: осень гегемона

Политика
Вползание России в рецессию:

Вползание России в рецессию: "запаса" роста больше нет

Экономика
Китая на всех не хватит

Китая на всех не хватит

Экономика
Реформы ускоряют экономический рост

Реформы ускоряют экономический рост

Экономика
Мы должны каким-то образом создать автономную от США систему

Мы должны каким-то образом создать автономную от США систему

Новости мира
Китай готов положить США на лопатки

Китай готов положить США на лопатки

Новости мира
Комментарии к новости0
Комментировать
О нашем сайте

На нашем новостном портале вы можете узнать самые свежие новости, происшествиями в мире, политике стран, самые разнообразные мировые новости ждут Вас на нашем сайте, вы можете дискутировать с другими посетителями нашего портала novostimira.net обсуждать самые насущные горячие новости как вашей страны, так и новости всего мира, проставляя рейтинг новостям, вы делаете их более популярными во всём мировом интернет сообществе. Будь в курсе всех событий мировых новостей, делись всей информацией на нашем сайте в социальных сетях. Новости мира - твой новостной портал в мировые новости !

Copyright © 2014 - 2018 NovostiMira.net

  • Яндекс.Метрика