Что происходит на московских выборах

Что происходит на московских выборах
Профессор МГИМО, политолог Валерий Соловей дает ответ на вопрос, кому выгодны "свободные выборы мэра Москвы" и чем это может обернуться в самой ближайшей перспективе.

Последние дни друзья и знакомые – близкие и дальние – с нарастающей частотой спрашивают меня об идущей сейчас в Москве избирательной кампании. Ими движет не праздное любопытство, а желание разобраться в происходящем и понять, за кого же голосовать. От рекомендаций на сей счет я обычно воздерживаюсь, ибо подобный выбор, на мой взгляд, любой человек должен делать сам, не опираясь на советчиков. Но наиболее часто задаваемые вопросы и мои ответы на них представляют некоторый общественный интерес.

Первое, что надо отметить: в Москве лишь формально идет мэрская кампания, де-факто Алексей Навальный небезуспешно попытался придать ей характер президентской. В мэрской кампании выбирают, прежде всего, менеджера, главу огромного городского хозяйства, и политика здесь ни при чем. Навальный же ведет кампанию не столько за пост мэра, сколько против политического режима, рассматривая московские выборы как первый важный шаг по его свержению.

Эта радикальная стратегия застала врасплох всех остальных кандидатов, включая Собянина, и привела к дезорганизации их кампаний, которые выглядят неубедительными и вялыми на фоне стратегии Навального. Но точно так же радикальная повестка Навального дезорганизовала и московскую публику. Мобилизовано ее политически активное меньшинство, которое, поддерживая Навального, голосует не за мэра, а бросает вызов Путину и «кровавой гебне».

Однако московское большинство просто не понимает этой радикальной повестки. Путин в российской столице все еще довольно популярен, Собянин не вызывает активного отторжения, но, главное, люди хотят выбирать лучшего менеджера для собственного города, а не лучшего оппонента Путину.

Налицо кардинальная нестыковка между политически активным меньшинством и миролюбиво настроенным большинством. Первых достаточно, чтобы попытаться начать революцию, но недостаточно для победы на выборах.

Второе обстоятельство, настоятельно нуждающееся в прояснении, это окружающая Навального обширная и изощренная конспирология. Вчерашний «наймит Госдепа» в воспаленных фантазиях превратился в «проект Кремля».

Да, освобождение Навального и участие его в выборах санкционированы верховной властью, которая при этом преследует свои собственные цели. Какие именно? Уникальность ситуации в том, что в настоящее время Навальный оказался фигурой, с которой в той или иной степени связаны интересы практически всех властных группировок.

Для Володина участие Навального в выборах и его «достойное поражение» стали бы доказательством в пользу более гибкой организации российской политики, которую Володин пытается выстроить. Собянину победа над лидером российской оппозиции в «честной конкуренции» позволяет рассчитывать на место премьер-министра, а там, кто знает…

Недоброжелатели Собянина, наоборот, рассчитывают, что кампания Навального подорвет политические позиции московского мэра. Враги Володина уже заключают пари, кто первым покинет администрацию в случае обострения ситуации: Володин или Морозов. Успеха Навальному парадоксально желают силовики, ведь тогда уж точно обратятся к ним как к последнему аргументу.

А за всем этим саркастически наблюдает Путин, которому угроза «навальнизации» выгодна для сплочения распоясавшейся элиты.

Переплетение такого разнообразия конкурирующих интересов значительно расширяет пространство свободы, чем Навальный в полной мере воспользовался. Кто бы и как бы ни относился к нему, надо признать, что Алексей ведет целеустремленную, самоотверженную и технологически грамотную кампанию, причем ведет ее безо всяких оглядок и встроенных ограничений. Способность Навального вызывать энтузиазм и приверженность самых разных людей восхищает. Подобного всплеска политического энтузиазма, такого количества волонтеров России не видела уже лет двадцать.

И все это оказалось крайне неприятной неожиданностью для кремлевских мудрецов. Их расчеты поколеблены, ситуация оказалась на грани выхода из-под контроля. Отсюда – множество угрожающих, но пока довольно нелепых жестов в адрес Навального.

И вот здесь встает третий и самый важный вопрос: что произойдет 8 сентября и после? Обычно в таких случаях вспоминают сакраментальную фразу «не важно, как голосуют, важно – как подсчитывают».

Однако сейчас все выглядит с точностью наоборот: не важно, как подсчитают, важно, как настроено политически активное меньшинство и его вождь. Если они готовы признать поражение, то второго тура не будет, каковы бы ни были результаты голосования. Если они настроены бороться до конца, то результаты голосования также не имеют значения.

Можно ли добиться второго тура и каким образом? За последние десять-пятнадцать лет мир, в том числе сопредельный России, даровал немало примеров - успешных и не очень, - того, как добивались честных выборов. Сценарий везде и всегда был одинаков, и вряд ли Россия в этом смысле окажется исключением.

Важнее другое: готов ли Навальный сделать свой выбор и нести за него ответственность. А это поистине драматический выбор с непредсказуемыми последствиями. И понимают ли люди, готовые отдать ему голоса, что их голосование может стать не финальной точкой, а первым шагом в пугающую неизвестность.

Валерий Соловей
Добавлено: 31-08-2013, 20:20
200

Похожие публикации


Наверх