Мифология "Несокрушимой скалы"

Почему длительный конфликт с палестинцами выгоден Тель-Авиву.

Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху заявил, что Израиль даст решительный ответ, если палестинские ракеты вновь полетят из сектора Газа после истечения срока перемирия.

Настрой «неистового Биби» вполне понятен. Израиль исчерпал военный, политический и экономический лимит на проведение очередной карательной акции против палестинцев, вошедшей в историю как операция «Несокрушимая скала». Наступило время демонстративного «стремления к миру», которое, вместе с тем, оставляло бы Тель-Авиву возможность вновь нанести удар по палестинцам. А заодно - последующей шумихой вокруг «мирного урегулирования палестинского вопроса» прикрыть странности как самой «Несокрушимой скалы», так и всей израильской политики в отношении оккупированных арабских территорий.

Официальным предлогом для карательной акции было названо похищение трех израильских поселенцев, в котором по-прежнему остается много неясностей. Согласно показаниям свидетелей, они сели в машину с израильскими номерами, а менее часа спустя один из них позвонил в полицию и сообщил, что их похитили. В процессе разговора, зафиксированного записывающим устройством в полицейском участке, после этих слов прозвучали выстрелы и возгласы на арабском.

Реакция полицейских была более чем странной: они не только не отреагировали, но на несколько часов словно забыли о данном звонке. Лишь позже о нем «вспомнили», и сразу же начала раскручиваться общественная истерия - от массовых молебнов до непрерывного телевизионного освещения хода поисков. ХАМАС в случившемся обвинили сразу же, еще до первых результатов расследования прошли массовые аресты активистов движения и нескольких парламентариев из Палестинской автономии.

К исходу второй недели, когда тела похищенных, наконец, были найдены, в виновности ХАМАС общественное мнение уже не сомневалось. Хотя никаких убедительных доказательств тому представлено так и не было, все на уровне «Конечно, они, больше ведь некому».

Международный момент для проведения карательной операции был выбран более чем удачно. «Цивилизованный мир» заходился в антироссийской и антипутинской истерии, западные журналисты плясали на костях погибших пассажиров малазийского «Боинга», и эти «жертвы кровавого российского диктатора» при циничной прикидке на «политических весах» явно перевешивали бы полторы-две тысячи погибших палестинцев.

В процессе планирования карательной операции в секторе Газа перед Нетаньяху и его командой встал выбор конечной цели: либо ограничиться «устрашением», либо полностью уничтожить ХАМАС и привести к власти подконтрольную Тель-Авиву администрацию.

Второй вариант был чреват целым рядом негативных последствий. Во-первых, он крайне затратен, поскольку израильской армии пришлось бы при таком развитии событий несколько месяцев, а то и лет оставаться в Газе и бороться с партизанскими действиями, которые развернули бы ХАМАС и другие палестинские группировки.

Во-вторых, Израилю пришлось бы взять на себя ответственность за жизнеобеспечение одного миллиона восьмисот тысяч человек населения сектора. В-третьих, оккупация привела бы к тому, что борьба с Израилем стала бы приоритетной целью всех радикальных исламистских группировок. «Всемирный джихад» сегодня стремительно выходит из-под контроля своих кураторов, создателей и спонсоров, израильская оккупация Газы могла серьезно подхлестнуть этот процесс, что было бы крайне невыгодно ни Соединенным Штатам, ни арабским монархиям Персидского залива.

С учетом этих факторов ставка была сделана именно на карательную операцию, а цели ее были намеренно сформулированы весьма невнятно - «Вернуть безопасность израильским гражданам и восстановить спокойствие в стране». Столь же невнятно были определены и сроки: «Операция «Нерушимая скала» продолжится, пока не будет достигнута ее главная цель - возвращение мира гражданам Израиля на долгое время путем разрушения инфраструктуры ХАМАС и других террористических организаций в секторе Газа».

Наши либералы, помнится, в период «чеченских кампаний» России неоднократно призывали «широко использовать израильский опыт в борьбе с терроризмом». Собственно - и в этом большая заслуга подконтрольных им российских средств массовой информации - весь ближневосточный конфликт подается именно как беззаветная борьба израильского народа с террором. Освещение конфликта топится в куче вторичных деталей и подробностей, его суть тщательно маскируется за разговорами о «терроризме ХАМАС», «праве Израиля на самооборону», выяснением, кто первым начал и тому подобном информационном хламе. Но есть два обстоятельства, которые опровергают этот, навязанный нам миф, и представляют «Нерушимую скалу» в ее истинной, карательной ипостаси.

Прежде всего, главная причина конфликта заключается в том, что сначала Израиль согнал более 700 тысяч палестинцев со своих земель, а затем, спустя полвека борьбы палестинского народа за свою родину, решил этот конфликт «минимизировать» созданием гетто в секторе Газа.

Причем, под давлением израильского лобби, пресловутое «международное сообщество» в 1993 году заставило движение ФАТХ и Ясира Арафата согласиться с тем, что максимум, на который палестинцы могут рассчитывать - это возвращение 20 процентов оккупированных территорий. А после убийства израильскими ультра Ицхака Рабина, подписавшего соглашения с палестинцами в Осло, условия вновь поменялись, и при Эхуде Бараке палестинцы получили для собственной автономии лишь 12 процентов. Но - не от ста, а именно от 20 процентов! Но и этого израильским ястребам показалось недостаточным: в период с 2004 по 2010 год у палестинцев было конфисковано 250 квадратных километров земли, на которых построено 223 израильских поселения.

В этой вопиющей несправедливости - половина всей правды конфликта, которую Запад пытается скрыть рассуждениями об «экстремистах и террористах».

А вторая половина правды заключается в том, что длительный конфликт с палестинцами Израилю выгоден, более того, необходим для его существования. Созданный израильским руководством режим апартеида, при котором среднемесячный заработок рабочих, прибывающих в Израиль с оккупированных арабских территорий, составляет не более 40-50 процентов заработка «правильного» израильтянина, служит дополнительным источником дохода для местного бизнеса. Напомню, что в семидесятые, когда закладывались основы нынешней промышленности еврейского государства, за счет разницы в оплате местные предприниматели получили в 1975 году 816 миллионов тогдашних израильских фунтов прибыли, а в 1976 году - уже 1 миллиард 113 миллионов фунтов. Неплохой источник внутренних «инвестиций», не правда ли?

Кроме того, не будь противостояния с палестинцами, как политики в Вашингтоне сумеют объяснить избирателям, с какой такой радости Тель-Авив получает ежегодно от США 3,7 миллиарда долларов безвозмездной финансовой помощи?

При этом и о военных поставках по льготным ценам тоже забывать не нужно. Если никакой внешней и внутренней угрозы безопасности «островку демократии на Ближнем Востоке» нет, зачем широко раскрывать кошелек перед Израилем?

Конфликт с палестинцами Израилю выгоден, а потому политика израильского руководства заключается во «взращивании» недовольства и экстремизма на оккупированных арабских территориях и в секторе Газа. Нам предлагают заимствовать именно такой «израильский опыт»? Так это не из раздела «Борьба с терроризмом», а совсем из другого - «Как террористов взращивать и мотивировать»…

Тель-Авив любит рассказывать о том, что Израиль снабжает сектор Газа водой, электроэнергией и стройматериалами, что тысячи жителей сектора работают в промышленных парках, построенных на израильские средства у КПП «Эрез» и «Карни». Как «величайшее благодеяние» представляется тот факт, что значительная международная помощь, идущая в Газу, доставляется именно через израильскую территорию. А сами палестинцы, уверяет израильская пропаганда, никакой благодарности за это почему-то не испытывают: «При наличии доброй воли арабы могли превратить полосу Газы в полигон созидания своего будущего, используя с этой целью щедрую международную помощь и израильские капиталовложения в строительство новых промышленных парков по периметру сектора. Вместо этого они использовали дарованные им средства на создание инфраструктуры террора и содержание десятка спецслужб, тесно связанных с террористами».

Странно, не правда ли? Но никакой странности на самом деле нет, поскольку сектор Газа, по сути - самый большой в мире концлагерь под открытым небом. Его территория окружена по периметру проволочными заграждениями, оснащенными сигнальной системой, а охрана периметра до недавнего времени осуществлялась дивизией ЦАХАЛ - Армией обороны Израиля, в состав которой входят пехотная бригада «Гивати», друзско-бедуинский «Батальон рейнджеров пустыни», танковые и инженерные части, а также сменяющиеся подразделения резервистов. С моря сектор блокируют катера израильских ВМС, не дающих заниматься рыбным промыслом.

Что же касается поставок международных грузов через Израиль, то следовало бы вспомнить, что в 2000 году именно армия Тель-Авива разбомбила строящийся на деньги европейских инвесторов порт, а в декабре 2001 уничтожила и единственный международный аэропорт Палестинской автономии.

После победы ХАМАС на выборах блокада была усилена, в сектор не пропускались строительные материалы, включая цемент, холодильники, стиральные машины, запчасти для автомобилей, ткани, нитки, иголки, лампочки, спички, книги, музыкальные инструменты, мелки, одежда, обувь, матрасы, простыни, одеяла, ножи и ножницы, посуда и очки… Те самые подземные тоннели, о которых много говорят, строились первоначально для доставки в сектор потребительских товаров, и лишь затем они начали в полной мере использоваться как боевиками ХАМАС, так и преступными группировками.

Борьба, которую ведут палестинцы - это не война ради войны, а попытка вырваться из созданного израильтянами концлагеря, добиться выполнения международных и двусторонних соглашений, попранных Израилем.

Радикализм ХАМАС возник не на пустом месте, палестинцев планомерно и откровенно провоцируют на протест, который затем становится поводом для очередных «зачисток».

Уже в ходе карательной операции 13 палестинских организаций сектора Газа выработали единые предложения для заключения десятилетнего перемирия с государством Израиль, и главные требования - экономические:

- Полное прекращение блокады, открытие КПП для проезда граждан и поставок товаров, строительство заводов по всему сектору;

- Создание в Газе международного аэропорта и морского порта под эгидой ООН и «неприсоединившихся» стран;

- Расширение рыболовной зоны у берегов сектора до 10 километров и поставка в сектор рыболовецких судов;

- Признание КПП «Рафиах» международным блокпостом под контролем ООН и арабских стран;

- Создание промышленных зон в секторе Газа.

В этих требованиях - никакого экстремизма, а лишь стремление к нормальной жизни в пусть небольшом, но своем государстве, прекращение политики оккупации, блокады и апартеида. Обращает на себя внимание, что палестинцы вполне согласны на международный контроль, лишь бы его осуществляли не союзники Израиля: одним из пунктов является «подписание соглашения о перемирии сроком на 10 лет и размещение на границах сектора международного контингента».

Обращение палестинцев к международному арбитражу далеко неслучайно, поскольку еще один миф «Несокрушимой скалы» заключается в том, что противостояние оккупированной Палестины и оккупировавшего ее Израиля пытаются представить исключительно как вопрос пусть длительного, но все же двухстороннего конфликта.

На самом же деле метастазы этой почти шестидесятилетней войны давно охватили весь Ближний Восток, и трагедия палестинского народа активно эксплуатируется как региональными, так и международными игроками.

В ходе «Несокрушимой скалы» окреп и омылся кровью простых палестинцев и евреев противоестественный на первый взгляд израильско-саудовский альянс.

Снаряды и бомбы ЦАХАЛ уже рвались в Газе, когда стало известно, что руководство Арабских Эмиратов - а, следовательно, и Эр-Рияд - было в курсе готовящейся израильской операции. И даже согласилось частично профинансировать затраты Тель-Авива на карательную акцию - при условии, что организация ХАМАС в ходе этой операции будет ликвидирована. Или, как минимум, понесет невосполнимые потери, после которых перестанет существовать как военно-политический фактор на Ближнем Востоке.

В конце июня переговоры на эту тему провели министр иностранных дел ОАЭ шейх Абдулла бин Заид Аль Нахайян и его израильский коллега Авигдор Либерман. Сам по себе только этот факт напрочь опровергает официальную версию об «акте возмездия за трех погибших израильтян». Но дальше - еще интереснее: о достигнутых в ходе встречи договоренностях стороны поставили в известность государственного секретаря США Джона Керри. А буквально за день до начала операции шейх Абдулла через своего советника по безопасности Мохамеда Дахлана, бывшего члена палестинской ФАТХ, еще раз подтвердил израильтянам свою готовность выполнить обязательства Эмиратов по этой сделке.

За спиной ОАЭ стояли саудиты, объявившие ХАМАС своим врагом. Стремление аравийских монархий использовать палестинцев в качестве «разменных пешек» - дело давнее и привычное. Но если раньше оно хоть как-то маскировалось, то теперь отброшен даже минимум приличий. И возможным это стало из-за политиканства части руководства ХАМАС. Стремясь поставить организацию под свой контроль и, соответственно, разрушить сотрудничество ХАМАС с проиранской «Хезболлой», саудовская разведка планомерно работала над сменой внешнеполитической ориентации этой организации. Работала через Катар, поскольку отношение к саудитам у палестинцев достаточно настороженное. Поэтому именно катарский эмир, шейх Хамад бин Халифа аль-Тани щедро обещал руководству Палестинской автономии и ХАМАС обильное финансирование.

Результатом этой работы стало то, что когда в Сирии разгорелся мятеж против Башара Асада, переросший вскоре в интервенцию «джихадистов», поддерживаемую западной антисирийской коалицией, руководство ХАМАС окончательно порвало с Дамаском и демонстративно перешло под покровительство Катара и спонсируемых им «братьев-мусульман», пришедших к власти в Египте.

Но эмир Катара заигрался, всерьез решив, что сможет конкурировать с саудитами в борьбе за лидерство. Хамад бин Халифа дошел до того, что в узком кругу приближенных - нашпигованном, как позже выяснилось, саудовской агентурой - заявлял, что «саудовский режим неизбежно падет от руки Катара, в один прекрасный день Катар войдет в Эль-Катиф и Восточную провинцию, расколет Саудовскую Аравию, и ее армия ничего не сможет сделать».

В результате столь «неосмотрительного» поведения эмир потерял трон, а сменивший его на престоле новый эмир резко сократил свое участие в «палестинских делах». Затем, в результате военного переворота - тоже поддержанного саудитами - были свергнуты и египетские «братья-мусульмане». А ХАМАС мало того, что остался без покровителей и спонсоров, так еще и был признан саудитами «угрозой для королевского дома».

На этой общей угрозе Тель-Авив с Эр-Риядом и сплелись в объятиях, поскольку «дружба против кого-то» всегда остается одним из самых прочных фундаментов союзов и альянсов, пусть даже внешне они и выглядят противоестественно.

Вопреки навязываемым мифам, «Несокрушимая скала» ни на йоту не работала на мир и справедливое разрешение израильско-палестинского конфликта. Кровь более чем тысячи палестинцев - это цена политиканства руководства ХАМАС, цена тактики «поддержания нестабильности ради существования Израиля», цена интриг монархий Залива.

Ничего общего с «самообороной» эта карательная акция не имела, как бы ни убеждало нас в этом наше собственное произраильское лобби. В разгар «Несокрушимой скалы» в Израиле побывала делегация Совета Федерации во главе с председателем Комитета по международным делам Михаилом Маргеловым, посетившая Сдерот. Тот самый город, жители которого во время обстрелов израильской армией сектора Газа устраивали «социальные пикники» на крышах домов, с прохладительными напитками, закусками и биноклями, чтобы лучше видеть результаты ударов по палестинцам. На состоявшейся затем пресс-конференции М. Маргелов подчеркнул, что для делегации не стоял вопрос, ехать или нет в это время: «Мы на постоянной основе осуществляем стратегический диалог с комиссией кнессета по иностранным делам и обороне. Для нас важны наши партнерские отношения, они проверены временем и не подвержены сиюминутной конъюнктуре».

Еще дальше пошел его коллега, сенатор Рафаил Зинуров, заявивший: «У террористов одна цель - запугать, убить, устрашить. Считаю, меры Израиля обоснованы. Убийцам детей нет оправдания. Государство с этим справляется. Наш приезд сюда говорит о многом».

Действительно - о многом. Например, о том, что ряд российских законодателей явно неадекватно воспринимают ситуацию на Ближнем Востоке.

И когда президент Владимир Путин выступает за взвешенный и объективный подход, вопреки сложной международной ситуации для самой Москвы настаивает на мирном процессе в Палестине, часть российской элиты гордо демонстрирует совсем обратное.

Возможно, пытаясь «соответствовать» Джону Керри, который на днях похвастался тем, что, будучи сенатором, стопроцентно голосовал за произраильские решения.

К странностям «Несокрушимой скалы» добавляется странный выбор российскими законодателями образца для подражания…

Источник:stoletie.ru

Добавлено: 20-08-2014, 13:37
71

Похожие публикации


Наверх