Седьмой сталинский. Ясско-Кишинёвская операция

70 лет назад советские армии прошибли себе дорогу на Балканы. В перечне «десяти сталинских ударов» 1944 г. эта операция стала «седьмым». А на Балканском полуострове обстановка сложилась не простая. Югославия, Албания, Греция были оккупированы.

Румыния и Болгария предпочли состоять в числе завоевателей. Хотя и у них ситуация была не похожей друг на друга. Румынский диктатор Антонеску был ставленником крупных нефтепромышленников и торговцев. Но изображал из себя защитника народа. Опираясь на фашистскую организацию «Железная гвардия», добился отречения пробритански настроенного короля Кароля. Но и властью делиться не захотел, «Железную гвардию» разогнал. Взялся править сам от лица молоденького короля Михая, присвоил себе титул «кондукэтора» - вождя, фюрера. Германский фюрер в этих конфликтах поддержал Антонеску: он подписал соглашение, превращавшее Румынию в сырьевой придаток Германии. На восточный фронт послал две армии. За это Гитлер отдал румынам Бессарабию и земли до Южного Буга.

А в Болгарии кое-как балансировал на престоле царь Борис III. Сперва им помыкало левое правительство Стамболийского. Развалило хозяйство радикальными реформами, развилось повальное хищничество. Болгария находилась на грани коммунистической революции. Но сплотились патриоты под руководством Цанкова. В 1923 г. Стамболийского свергли. Жестоко подавили революционеров и поднявшуюся волну коммунистического терроризма. Царя сделали не номинальным, а реальным властителем, он получил большие полномочия. Но Борис испугался, что вместо социалистов им будут манипулировать монархисты. Едва Цанков навел порядок в стране, царь отправил его с отставку и пустил в правительство либералов.

Болгария покатилась в месиво коррупции, воровства, злоупотреблений. Народ взвыл. Коммунисты опять готовились к захвату власти. Но возникло сразу несколько патриотических организаций. «Национальное социальное движение» возглавил Цанков, «Военную лигу» полковник Велчев, «Звено» - подполковник Георгиев. Цанков повторно замышлял переворот, но военные опередили. Георгиев и Велчев в 1934 г. добились аудиенции у царя и представили ему доклад. Указывали на кризис, «глубокое разложение политических партий». Следовал вывод - требуется диктатура. На случай отказа в кармане Георгиева лежало требование об отречении Бориса. Но царь был понятливым. Решительные лица и волнение офицеров подсказали Борису то, что не высказывалось вслух…

Он поручил Георгиеву составить правительство. Тот ввел чрезвычайное положение, распустил парламент. Разгромил базы коммунистов, анархистов. Невзирая на это, Георгиев отвергал сближение с Германией, предпочитал союз с СССР. В администрации прокатились капитальные чистки. Поувольняли 6 тыс. взяточников и некомпетентных чиновников. В экономике внедрялись широкие государственные программы, кооперация, поддержка бедняков. Но… Борис III не простил, как его напугали и продиктовали решение. Теперь он опасался Георгиева и загорелся сам стать болгарским «фюрером». Правительство Георгиева и Велчева действовало лишь 8 месяцев и внезапно угодило в отставку.

Во главе кабинета царь начал ставить бесцветных исполнителей собственных указаний. А его советниками стали сектанты «Всемирного белого Братства», Борис III чрезвычайно увлекся их учениями. Но вникать в практические дела ему было лень, он серьезно злоупотреблял спиртным. А самой выигрышной политикой выглядело сближение с Германией. В 1940 г. царь назначил премьер-министром Филова, ярого поклонника Гитлера. Армию возглавил еще один германофил, генерал Михов.

Они зарулили страну прямо в объятия к нацистам. Получили за это югославскую Македонию, греческие Салоники с прилегающей областью. Но Борис III все-таки учитывал традиционные симпатии своих подданных к русским. Болгария находилась в состоянии войны с Англией, США. Но СССР война не объявлялась, в Москве оставался болгарский посол. Впрочем, нейтралитет был сомнительным. Болгары воевали в Югославии и Греции, позволяя снимать оттуда германские части на восток. Немцы пользовались болгарскими аэродромами, железными дорогами, портами.

Но ход войны переломился. После Сталинграда и Курской дуги Гитлер озаботился, как бы восполнить потери - в частности, использовать болгарскую армию. Хотя и Борис понимал, что история Третьего Рейха покатилась к закату. Высказывал идеи, что Болгария могла бы выступить посредником в переговорах о мире. В августе 1943 г. царь прилетел к Гитлеру. О чем они беседовали, неизвестно. На обратном пути Борис почувствовал себя плохо и умер. Констатировали инфаркт. Об истинной причине исследователи спорят до сих пор. Одни полагают, что Бориса отравили немцы, пронюхав о желании изменить. Другие - что сердце Бориса, расшатанное алкоголем, не выдержало полученной от фюрера взбучки. Третьи - что его отправили на тот свет собственные приближенные, опасаясь смены курса и отставок.

Как бы то ни было, царем провозгласили шестилетнего сына Бориса, Симеона II, а главный выигрыш урвали Филов и Михов. Они влезли в регентский совет и взялись неограниченно управлять Болгарией от имени ребенка. Из союза с Гитлером не вышли. Но и армию в сражения не бросили - временщики тоже опасались, как бы войска не повернули оружие против них самих. Число недовольных и без того росло. Перехват власти регентами и нехорошие слухи о смерти царя умножали их ряды. А Георгиев и Велчев в подполье возродили свою организацию «Звено». К ним присоединялись офицеры, интеллигенция, молодежь. Георгиев установил контакты с левой крестьянской партией, с коммунистами. Начал создавать Отечественный фронт - разные партии и кружки стали объединять силы.

Летом 1944 г. последовал сокрушительный разгром германских армий в Белоруссии и Западной Украине. А 2-й и 3-й Украинские фронты развернулись на юг. Кстати, не лишним будет вспомнить, что западные державы крайне болезненно воспринимали распространение русского влияния на Балканы. В эпоху русско-турецких войн XIX в. вся Европа дружно поднималась на дыбы, только бы ограничить интересы России в этом регионе. Грозила войсками, шельмовала на международных конференциях. Подобное отношение проявилось и в Первую мировую войну.

Но победы 1944 г. настолько высоко подняли авторитет нашей страны, что западные союзники всячески заискивали перед ней. Они сами, без каких-либо просьб со стороны Москвы, предложили России сформировать обширную «сферу интересов». В Москву пожаловал Черчилль. Сперва не знал, как подступиться к деликатному вопросу, ходил вокруг да около. А потом без обиняков написал на бумажке: в Румынии 90% влияния получает Россия, а 10% - остальные союзники, Англия и США. В Греции наоборот - 90% остальные, а 10% Россия. В Югославии и Венгрии - 50:50, а в Болгарии 75% России - 25% остальным. Сталин повертел бумажку, попыхтел трубкой и поставил карандашом галочку. Дескать, согласен. Черчилль очень гордился, что сумел договориться с ним таким простым образом.

А Антонеску пришла пора крепко нервничать. Тучи копились уже на границах Румынии. В Первую мировую Бухарест лихо перекидывался туда-сюда. Сперва выступил в союзе с Антантой, получив за это венгерскую Трансильванию, потом переметнулся на сторону немцев, получив российскую Бессарабию, а в конце войны опять объявил себя сторонником Антанты, получив как Трансильванию, так и Бессарабию. Антонеску оглядывался на нефтяных магнатов - может быть, наведут мосты с западными коллегами, помогут снова сменить ориентацию? Гитлеру он намекал, что лучшим выходом было бы замириться с англичанами и американцами, сосредоточив все силы против русских. Но фюрер успокаивал его. Пообещал, что будет защищать Румынию, как саму Германию. Да еще бы не защищать, если в Румынии располагались его основные запасы нефти!

Сплошным потоком шли подкрепления, в Молдавии сосредоточилась германская группа армий «Южная Украина», возводились полосы долговременной обороны. Однако методика «сталинских ударов», переноса усилий с одного направления на другое, в полной мере оправдала себя. В августе три Белорусских фронта и 1-й Украинский оказались «на излете», их наступление застопорилось на Висле. Гитлер и его генералы лихорадочно восстанавливали рухнувшую линию фронта, вынуждены были для этого выдергивать войска со «спокойных» участков. В том числе, сняли 12 дивизий из Молдавии. А в это же время 2-й Украинский фронт маршала Малиновского и 3-й Украинский маршала Толбухина успели передохнуть, пополниться, и готовились к следующему броску.

Их подготовка не была для противников полной тайной. Немецкая и румынская разведка обнаружили некоторые перемещения войск, подвоз боеприпасов. Но наше командование обмануло врага. Была запущена дезинформация, что операция будет частной и нацеливается на взятие Кишинева. На этом направлении в эфире мелькали позывные «свежих частей». Какие-то офицеры появлялись на передовой, напоказ вели рекогносцировки. Начались разведки боем. Неприятельское начальство поверило. Принялось стягивать к Кишиневу оставшиеся у него резервы. Хотя на самом деле, удар 2-го Украинского намечался возле Ясс, а 3-го Украинского под Бендерами. Намечались грандиозные «клещи».

Тысячи стволов артиллерии подали голос 20 августа. Она накрыла противника настолько мощно и точно, что первую линию обороны просто смели. По свидетельствам очевидцев, траншеи, вырытые в полный рост, превратились в канавки глубиной по колено. А уцелевшие блиндажи оказались забиты мертвецами - солдаты погибали от ударной волны, перепада давления. Ставка фюрера и командующий группой армий «Южная Украина» генерал Фриснер переполошились, полетели приказы остановить русских контратаками. Но Малиновский и Толбухин сразу же бросили в прорывы свои главные ударные группировки - 6-ю танковую армию генерала Кравченко, несколько танковых и кавалерийских корпусов. Они легко откидывали с дороги разрозненные контратаки, помчались вперед. Уже на второй день сражения, 21 августа, Фриснер увидел, что назревает катастрофа. Послал своим войскам приказ немедленно отходить за реку Прут. Но он опоздал! Клинья двух фронтов уже сомкнулись. В котле под Кишиневом оказались окруженными 18 немецких и румынских дивизий.

Молниеносный разгром потряс Румынию. Антонеску задергался. Снова озирался на своих теневых покровителей - наступил именно тот случай, когда самым эффективным стал бы опыт Первой мировой, перекинуться на другую сторону. Тут-то открылось, что румынская деловая и финансовая элита давно обдумывала подобный выход. Но… она не собиралась спасать Антонеску. Наоборот, диктатором следовало пожертвовать, чтобы подстроиться к победителям. Переворот осуществили вполне легитимно. Король Михай был понятливым, с олигархами согласился. 23 августа он велел арестовать Антонеску, отправил в отставку его министров и привел к власти новое правительство. Оно было коалиционным, состояло из либералов, социал-демократов, не забыли включить и коммунистов. А первым же актом новая власть объявила о выходе из войны, потребовала от германских войск покинуть Румынию.

Гитлера предательство взбеленило. По его приказу 24 августа немецкая авиация пробомбила Бухарест. Поблизости от румынской столицы находились только зенитные германские части, прикрывали нефтепромыслы в Плоешти. Фюрер велел им двигаться на Бухарест и навести там порядок. Кроме того, Гитлер вспомнил про разогнанную партию румынских фашистов, «Железную гвардию». Ее предводитель Хория Сима за попытки мятежей против Антонеску находился в германском концлагере (правда, содержался с удобствами). Его выпустили, поручили возглавить румынское «правительство в изгнании», поднимать народ на борьбу с «изменниками» и русскими. Но «Железной гвардии» больше не существовало, Сима ничего не сумел сделать.

А военные поражения и потери допекли румын. Они метнулись к новому правительству, предлагавшему достойный выход из катастрофы. Германским зенитчикам выправить положение не удалось. Ведь поблизости находились массы советских войск! Король Михай и его окружение не стали ждать, пока придут немцы и перевешают их. Они громогласно объявили Германии войну и запросили помощи у СССР. Вглубь Румынии устремились 50 русских дивизий, а с такой силищей зенитчики предпочли не сталкиваться, повернули прочь.

Еще 34 дивизии добивали окруженных. Это не заняло много времени. В котле царил полный хаос, и 27 августа группировка, зажатая под Кишиневом, была ликвидирована. На следующий день перехватили и уничтожили несколько вражеских дивизий, сумевших выскользнуть из клещей на другой берег Прута. Пленных насчитали 106 тыс., в их числе было 27 генералов! Ну а советские фронты Малиновского и Толбухина после уничтожения этой группировки стали расходиться в разных направлениях. 2-й Украинский фронт поворачивал на запад, на Венгрию. 3-й Украинский углублялся на юг.

Перед ним катилась волна спасающихся немцев. Через Дунай, на болгарскую территорию хлынули тыловые германские части, те же зенитчики. Из румынских портов отплывали в Варну и Бургас немецкие подводные лодки, катера, транспорты, битком набитые германскими солдатами. Советское правительство воспользовалось таким предлогом. Послу Болгарии в Москве была вручена нота: указывалось на явные нарушения нейтралитета, и поведение Болгарии квалифицировалось как враждебное.

Болгарские власти заюлили, еще не теряли надежду выкрутиться. 26 августа министр иностранных дел Драганов сделал заявление, что отныне их государство будет нейтральным, а немецкие войска в ближайшее время покинут страну или будут разоружены. 2 сентября регенты отправили в отставку прежнее правительство и поставили премьер-министром либерала Муравиева - он был противником союза с Гитлером, не имел никакого отношения к политике последних лет. Но… за Муравиевым утвердилась репутация «неудачника». Его уже дважды свергали в результате переворотов!

Первый раз его скинули заговорщики Цанкова в 1923 г. - он был военным министром в правительстве Стамболийского. Второй раз он лишился правительственного кресла в 1934 г., когда Георгиев и Велчев вынудили царя передать им власть. В третий раз закономерность подтвердилась. Кабинет Муравиева существовал всего неделю. 5 сентября Москва обнародовала еще одну ноту - расплывчатое обещание болгарских властей, что они «больше не будут», признавалось недостаточным. СССР разорвал с Болгарией дипломатические отношения и объявил ей войну. Впрочем, Толбухину заранее подсказали - спешить с наступлением не надо, а планировать артиллерийские и воздушные удары вообще не стоит.

Отечественный фронт Георгиева уже развернул интенсивную подготовку к перевороту, подпольные ячейки возникали в воинских частях, гражданских учреждениях. В селах формировались партизанские отряды. 8 сентября советские части двинулись через границу. Двинулись без выстрелов. Но и болгарские войска не стреляли. Отходили или вступали в переговоры. А 9 сентября Отечественный фронт начал в Софии митинги и манифестации. Их поддержало большинство населения, на сторону повстанцев переходила армия. Клику Филова арестовали. К царю Симеону приставили новых регентов - Павлова, Ганева и Бобошевского. Павлов был коммунистом, сидел в концлагере. Двое других входили когда-то в патриотическое правительство Цанкова. А правительство Отечественного фронта возглавил Георгиев, Велчев стал у него военным министром. Они сразу же предложили Советскому Союзу заключить мир и объявили войну Германии.

Румыны к этому времени уже сражались. Сказалась их жадность. Новые властители, конечно, понимали, что с советскими землями, подаренными фюрером, придется распрощаться. Зато на западе лежала спорная Трансильвания, которую Гитлер отдал Венгрии! Под Кишиневом окруженные румынские части еще погибали и сдавались вместе с немцами, а в Бухаресте даже не стали ждать окончания этих боев. Подняли 4-ю армию генерала Аврамеску из 10 дивизий и кинули наступать на запад, захватить побольше соседних земель.

Однако и венгры уступать Трансильванию не намеревались. Генерал Вереш собрал 30 батальонов пограничников, немцы добавили ему 6 растрепанных дивизий. Румын вместо успехов и триумфов опрокинули, погнали прочь. Малиновский узнал, что новых союзников лупят в хвост и в гриву, приказал 6-й танковой армии выручать их. Она промчалась форсированным маршем 250 км, неожиданно вынырнула перед венграми и немцами, отшвырнула их обратно. Но в Карпатах неприятели перекрыли перевалы. Горючее, продовольствие, боеприпасы приходилось подвозить далеко, через всю Румынию, а осенние дожди развезли дороги грязью. В конце сентября наступление было приостановлено.

От Гитлера отпали не только Румыния и Болгария. Крайне озаботилась Турция. Она ведь тоже являлась членом «Антикоминтерновского пакта» с Германией, в самый тяжелый период войны готовилась к вторжению в Закавказье. Теперь струсила, как бы не поплатиться. Взялась налаживать дружбу с англичанами и американцами, в августе 1944 г. объявила, что присоединяется к антигитлеровской коалиции, и прекратила поставки в Германию хромовой руды. А Турция являлась главным ее поставщиком, без хрома было невозможно изготовление высокосортной стали. Министр вооружений Шпеер докладывал, что через полгода германская военная промышленность начнет "голодать", а через год остановится.

Антонеску и болгарские регенты с их помощниками были осуждены в своих государствах и расстреляны. Румынский король Михай приехал в Москву, встречался со Сталиным, согласился со всеми советскими требованиями и предложениями. На родине он предоставил большие права румынской коммунистической партии, выдвигал ее представителей на важные посты, сам появлялся на коммунистических митингах. Михая прозвали «король-комсомолец». А в Болгарии Георгиев в скором времени добровольно уступил руководство коммунистическому лидеру Георгию Димитрову. Остался при нем высокопоставленной фигурой, занимал министерские посты. Его товарищ Велчев из полковников стал генерал-полковником, главнокомандующим болгарской армией, возглавлял делегацию Болгарии на Параде Победы в Москве. Но этот вечный заговорщик не уживался ни с социалистами, ни с либералами, ни с монархистами, ни с фашистами - не ужился и с коммунистами. Покинул родину и доживал век в эмиграции.

Источник:zavtra.ru

Добавлено: 20-08-2014, 13:43
131

Похожие публикации


/** * RECOMMENDED CONFIGURATION VARIABLES: EDIT AND UNCOMMENT THE SECTION BELOW TO INSERT DYNAMIC VALUES FROM YOUR PLATFORM OR CMS. * LEARN WHY DEFINING THESE VARIABLES IS IMPORTANT: https://disqus.com/admin/universalcode/#configuration-variables*/ /* var disqus_config = function () { this.page.url = PAGE_URL; // Replace PAGE_URL with your page's canonical URL variable this.page.identifier = PAGE_IDENTIFIER; // Replace PAGE_IDENTIFIER with your page's unique identifier variable }; */ (function() { // DON'T EDIT BELOW THIS LINE var d = document, s = d.createElement('script'); s.src = '//http-novostimira-net.disqus.com/embed.js'; s.setAttribute('data-timestamp', +new Date()); (d.head || d.body).appendChild(s); })();
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх