Третьяку сменили форму ради Брежнева

25 апреля юбилей у легендарного вратаря сборной Советского Союза Владислава Третьяка. Накануне 65-летия корреспондент «Мира Новостей» встретился с лучшим хоккеистом XX века.

- Вы по-прежнему так же сильно любите хоккей, как в юности?

- Да, эмоции никуда не пропали. Я любил хоккей и хотел играть. В нападении, в защите, голкипером - без разницы. Но никто не хотел быть вратарем, поэтому мне досталась такая форма. Я был самым счастливым человеком на свете!

С этим баулом ездил на трамвае из ЦСКА на улицу Куусинена. Пусть все видят, что я - хоккеист! Такая гордость меня переполняла, вы не представляете. Я даже спал в хоккейной форме.

- Правда, что отец не одобрял ваш выбор?

- Да, он не любил большой спорт. И был примером для детей. Настоящий физкультурник. Делал зарядку в шесть утра, обливался холодной водой, нас заставлял на лыжах ходить, на коньках бегать. Но папа даже чемпионат мира не смотрел.

А вот мама играла в русский хоккей, не пропускала ни одного матча сборной. Мы все собирались у телевизора КВН с маленьким экранчиком... Мама хотела, чтобы я стал хоккеистом. Папа же видел во мне военного летчика. И так получилось, что я выполнил наказ родителей. Начал играть в хоккей за ЦСКА, стал военнослужащим.

- В какой момент отец понял, что у сына серьезная профессия?

- Когда я в 15 лет принес первую зарплату 40 рублей. Папа воскликнул: «О, уже неплохо!»

В то время хоккей уже был главным видом спорта в СССР. Чем гордились в то время? Еще космос, балет. Политбюро во главе с Брежневым смотрело хоккей, по телевизору показывали почти все наши матчи. Сам Леонид Ильич приезжал на игры в «Лужниках».

И хоккеистов сборной знали всех в лицо. Сегодня игроки первой команды страны выйдут на улицу - их узнают не все. А раньше вся страна боготворила хоккеистов.

- Вы встречались с Брежневым?

- Когда мы выезжали с базы в Архангельское, то уже видели, что вдоль дороги стоит милиция. Значит, на матче будет Леонид Ильич. Это очень мотивировало, когда на тебя смотрит глава страны.

19 декабря у Брежнева был день рождения, и в 1981 году он приехал на турнир на призы газеты «Известия». Мы недавно победили канадцев в финале их кубка - 8:1 в Монреале. Привезли Брежневу из Канады шайбы, шапочки, сувениры, значки.

Шел первый матч на «Известиях». После первого периода мы уступаем финнам (1:2). В раздевалку влетает министр спорта Павлов: «Так, Владислав и Сергей Макаров, побежали наверх в ложу! Снимайте быстрее форму - вас Леонид Ильич ждет. Будем ему подарки вручать».

А ведь время ограничено. Финны и болельщики даже не поняли, почему перерыв вместо 15 минут длился полчаса. Организаторы объявили, что лед не готов. А на самом деле мы к Брежневу ходили.

Он меня расцеловал, я до сих пор не моюсь, - смеется Третьяк. - И пожурил меня: «А что это вы финнам проигрываете?» Я отвечаю: «Мы никогда Финляндии не проигрывали, лишь однажды в истории уступили в товарищеском матче. Сейчас пойдем и победим».

«А что это у вас фамилия на спине на английском написана? Я разобрать не могу», - начал осматривать меня Брежнев. «Это не мой вопрос, тут к министру спорта», - парирую я.

Павлов побледнел, но ответил: «У нас международный турнир, поэтому фамилии должны быть на английском». «Ну хорошо, идите побеждать», - напутствовал меня Брежнев. Я его поблагодарил за то, что нам зарплату на 50 рублей увеличили, давали ордена.

Тогда мы финнов обыграли. А утром приходим в раздевалку - нам майки перешили. Большими буквами написали на спинах по-русски фамилии. Чтобы Леонид Ильич видел, кто есть кто.

- Канадцы в Суперсерии-1972 делали какие-нибудь хитрости, чтобы советским хоккеистам было сложнее?

- Ничего такого. Но за игроков они нас не считали. В первый же вечер состоялся банкет. Канадские игроки веселились, готовясь к легкой прогулке. А нам даже бифштекс в рот не шел.

На следующий день выходим в Монреале на 18-тысячный стадион. Оперные певцы исполняли гимны, пришел премьер-министр Канады. В паузах матча играл орган, чего не было в СССР. Потрясающая обстановка!

Начали нас представлять - мы услышали два-три хлопка в свой адрес от посольских. Канадские же хоккеисты утонули в овациях. Все фанаты хотели показать, как они любят своих героев: Кена Драйдена, Фила Эспозито... Нас потрясывало, честное слово. Волнение было очень сильным.

С первых же минут началась жесткая игра, трещали борта. На 30-й секунде мне забили гол. Подъехал Эспозито, похлопал меня по плечу: «У тебя, мальчик, все впереди». Вторую шайбу забросили на третьей минуте, и на органе начал играть похоронный марш.

Но у нас в команде всегда были лидеры - Михайлов, Петров, Харламов, Якушев. Важно было забить первый, второй гол... В итоге мы победили 7:3. Очень радовались! Этот матч вошел в историю. Забудутся многие турниры, даже Олимпиады. А та Суперсерия - событие №1 в хоккее. Впервые на таком уровне играли сборные Канады и Советского Союза.

Добавлено: 27-04-2017, 13:34
115

Похожие публикации


Наверх